WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 31 |

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив при рассмотрении дела несоответствие нормативного правового акта иному имеющему большую юридическую силу нормативному правовому акту, в том числе издание его с превышением полномочий, принимает судебный акт в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

Арбитражный суд правомерно посчитал Постановление Воронежской городской думы № 98-1 от 23.05.2002 в части возложения на застройщика не предусмотренных законом дополнительных обязанностей при выделении земельных участков под застройку противоречащим действующему на тот момент Градостроительному кодексу Российской Федерации и не применил положения, содержащиеся в этом постановлении, при разрешении настоящего спора» (постановление ФАС ЦО от 10.11.2005 г. по делу №А142401/2005/120/29).

Что касается особенностей договорных отношений с участием индивидуальных предпринимателей, то они зачастую отличаются отсутствием надлежаще оформленных товаротранспортных документов либо платежных документов. Если обе стороны правоотношения – частные предприниматели, это чаще не порождает не разрешимых проблем при рассмотрении дел с их участием, поскольку, как правило, такие взаимоотношения участников договора носят длительный характер и состоят из многократно повторяющихся поставок аналогичных товаров (например, постановление ФАС от 01.06.2006 г. по делу №А64-2568/05-5). В случае если одной из сторон является хозяйственное общество, ненадлежаще оформленные документы становятся препятствием для защиты нарушенных прав, чаще всего хозяйственных обществ (например, постановление ФАС Центрального округа от 18.12.2006 г. по делу №А23-1136/06Г-19138).

Особую группу правоотношений представляют те из них, участниками которых являются кредитные организации. Ее основным отличием является активное использование инструментов обеспечения обязательств. Наиболее распространенными из них являются залог и поручительство. Значительная часть обращений в суд кредитных организаций имеет целью взыскание задолженности по кредитным договорам путем обращения взыскания на заложенное имущество либо взыскание задолженности на основании договора поручительства. Особенности использования инструментов обеспечения обязательств в договорной практике будут рассмотрены ниже.

3.5. Способы обеспечения исполнения обязательств, используемые участниками договорных отношений Проблема массового неисполнения денежных обязательств сторонами делает особо актуальным вопрос об используемых на практике способах обеспечения исполнения обязательств.

Помимо неустойки, о которой было написано выше, хотелось бы остановиться на достаточно редко используемых способах обеспечения исполнения обязательств – таких, как залог и поручительство.

В выборке их доля составляет 6 и 2% соответственно, что находится в пределах ошибки выборки.

Что касается залога, то этот инструмент используется кредитными организациями в качестве обеспечения исполнения обязательств по кредитным договорам. Объектом залога чаще является недвижимое имущество и в связи с этим при взыскании задолженности путем обращения взыскания на заложенное имущество сложностей не возникает.

Иная ситуация складывается, когда объектом залога становится товар, находящийся в обороте.

ОАО «Российский сельскохозяйственный банк» обратился с иском к ООО «Колос» и ЗАО «Кариан – Строгановский элеватор» с иском о признании недействительной сделки ответчиков о передаче ЗАО «Кариан – Строгановский элеватор» зерна, являющегося предметом залога по договору между банком и ООО «Колос».

Решением суда первой инстанции и постановлением апелляционной инстанции в иске отказано. Кассационная инстанция согласилась с мнением нижестоящих судов и оставила их решение без изменения, при этом указав в своем постановлении следующее:

«Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что между ОАО «Российский сельскохозяйственный банк» (кредитор) и ООО «Колос» (заемщик) заключен кредитный договор № 0402/на сумму 10 000 000 руб. со сроком возврата кредита до 01.12.2005, уплатой процентов в размере 18% годовых.

В обеспечение обязательств по кредитному договору сторонами заключен договор о залоге товаров в обороте № 0402/385-3 от 07.12.2004, согласно которому залогодатель (ООО «Колос») предоставил в залог товары, находящиеся в торговом обороте, – зерно залоговой стоимостью 20061350 руб. (пшеница 3 класса в количестве 5425 т, ячмень пивоваренный в количестве 2000 т), имеющееся в наличии на 01.10.2004 согласно приложению № 1 к договору залога.

В соответствии с п. 3.3 договора залога товары будут находиться на складских площадях, расположенных по адресу: Тамбовская область, Рассказовский район, с. Коптево, залогодатель не имеет права изменять местонахождение заложенного имущества без предварительного письменного согласования с залогодержателем.

13.08.2005 между ООО «Колос» и ЗАО «Кариан –Строгановский элеватор» совершена сделка, согласно которой обществу «Кариан – Строгановский элеватор» передано зерно (пшеница) в количестве 493504 кг.

Ссылаясь на неисполнение ООО «Колос» своих обязательств по кредитному договору № 0402/385 от 07.12.2004, а также на несоответствие сделки от 13.08.2005 положениям ст. ст. 346, 357 ГК РФ, истец обратился в арбитражный суд с иском о признании названной сделки недействительной и применении последствий ее недействительности в виде возврата сторонами всего полученного по сделке.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу, что действующее законодательство не содержит запрета на совершение действий по отчуждению имущества, являющегося предметом залогов товара в обороте.

Суд кассационной инстанции считает необходимым согласиться с таким выводом.

Согласно ст. 357 ГК РФ залогом товаров в обороте признается залог товаров с оставлением их у залогодателя и с предоставлением залогодателю права изменять состав и натуральную форму заложенного имущества (товарных запасов, сырья, материалов, полуфабрикатов, готовой продукции и т.п.) при условии, что их общая стоимость не становится меньше указанной в договоре о залоге. Уменьшение стоимости заложенных товаров в обороте допускается соразмерно исполненной части обеспеченного залогом обязательства, если иное не предусмотрено договором.

Товары в обороте, отчужденные залогодателем, перестают быть предметом залога с момента их перехода в собственность, хозяйственное ведение или оперативное управление приобретателя, а приобретенные залогодателем товары, указанные в договоре о залоге, становятся предметом залога с момента возникновения у залогодателя на них права собственности или хозяйственного ведения.

Как установлено судебными инстанциями, между ЗАО «Кариан – Строгановский элеватор» и ООО «Колос» заключены договоры № 5/1 от 01.08.2005 и № 3 от 05.08.2005 на оказание услуг по приемке и отгрузке зерна.

В порядке расчетов ООО «Колос» передало ЗАО «Кариан– Строгановский элеватор» пшеницу 3 класса в количестве 493504 кг, хранимую на элеваторе по лицевому счету ООО «Колос».

Таким образом, спорное зерно с даты его реализации перестало быть предметом залога и перешло в собственность добросовестного приобретателя.

Согласно п. 3, п. 4 ст. 357 ГК РФ залогодатель товаров в обороте обязан вести книгу записи залогов, в которую вносятся записи об условиях залога товаров и обо всех операциях, влекущих изменение состава или натуральной формы заложенных товаров, включая их переработку, на день последней операции. При нарушении залогодателем условий залога товаров в обороте залогодержатель вправе путем наложения на заложенные товары своих знаков и печатей приостановить операции с ними до устранения нарушения.

Истец не воспользовался таким правом.

Учитывая изложенное, суд пришел к верному выводу, что спорная сделка по отчуждению заложенного товара не может быть признана недействительной, в том числе и при неправомерности действий залогодателя, поскольку законом такой запрет на отчуждение заложенных товаров в обороте не предусмотрен. При залоге товаров в обороте происходит движение товаров, приобретатель покупает такие товары без залогового обременения» (постановление ФАС ЦО от 10.11.2006 г. по делу № 64-1588/06-9).

При рассмотрении споров, связанных с неисполнением договора поручительства, имеют место сложности, связанные с определением действительности либо недействительности обязательства поручителя в случае изменений условий кредитного договора.

ОАО «Спиритбанк», г. Тула, обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ОАО «Щекинская птицефабрика» задолженности, возникшей из договора о предоставлении кредитной линии от 22.10.2002 № 1-02/10-02, в сумме 100000 руб., в последующем истец увеличил размер исковых требований до 5000000 руб. (в порядке ст.49 АКП РФ).

К участию в деле в качестве третьего лица привлечено ООО «Саратовский завод по производству комбикормов и кормовых добавок» (заемщик).

Решением Тульского арбитражного суда иск был удовлетворен, апелляционная инстанция оставила решение без изменений.

Кассационная инстанция вышеуказанные решения отменила и направила дело на новое рассмотрение в связи со следующим:

«Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что 22.10.2002 между ОАО «Спиритбанк» и ООО «Саратовский завод по производству комбикормов и кормовых добавок» заключен договор об открытии кредитной линии № 1-02/10-02, по условиям которого истец обязался выдать заемщику кредит в сумме 5000000 руб.

на срок до 10.10.2004 под 25% годовых, а заемщик обязался вернуть полученный кредит и уплатить проценты за пользование им в размере, сроки и на условиях договора.

Согласно п. 2.2 договора возврат кредита производится частями с ноября 2003 г. по сентябрь 2004 г. – ежемесячно по 417000 руб., в октябре 2004 г. – 413000 руб.

В целях обеспечения кредита между истцом и ОАО «Щекинская птицефабрика» (поручитель) заключен договор поручительства от 22.10.2002 № 1, согласно которому поручитель (ответчик) обязался перед кредитором (истцом) отвечать за исполнение заемщиком (третьим лицом) обязательств по договору о предоставлении кредитной линии № 1-02/10-02 от 22.10.2002, а при неисполнении или ненадлежащем исполнении заемщиком обязательств, обеспеченных договором поручительства, поручитель и заемщик отвечают перед кредитором солидарно.

Пунктом 4.4 договора предусмотрен односторонний отказ банка от исполнения договора и требование банка о досрочном возврате кредита и уплаты процентов при наступлении определенных случаев.

Путем обмена письмами (от 09.01.2004 № 47 и от 26.01.2004 № 348-к) в кредитный договор стороны договора внесли изменения в части порядка возврата кредита – кредит должен быть возвращен единовременно 10.10.2004.

Письмом от 06.09.2004 № 55-н кредитор обратился к заемщику с требованием о возврате кредита досрочно в срок до 15.09.2004.

Письмом от 07.09.2004 № 123 заемщик сообщил о невозможности возвратить кредит в связи с отсутствием денежных средств, а также о возбуждении в отношении него дела о несостоятельности (банкротстве).

Письмом от 13.09.2004 № 348 кредитор направил в адрес поручителя требование об исполнении последним своих обязательств по договору поручительства от 22.10.2002 № 1.

Письмом от 15.12.2004 № 43 временный управляющий ОАО «Щекинская птицефабрика» признал наличие долга в размере 5000000 руб. и сообщил о том, что это текущие платежи.

Поскольку обязательства исполнены не были, истец обратился в арбитражный суд. Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из нормы ст. 363 ГК РФ, согласно которой при неисполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно. Поручитель отвечает в том же объеме, что и должник.

Оставляя Решение от 15.03.2005 без изменения, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что ответчику было известно о внесенных в кредитный договор изменениях, поскольку он производил оплату процентов за период с 21.04.2004 по 20.06.2004, следовательно, оснований для прекращения поручительства в силу ст. ГК РФ не имеется.

Однако кассационная коллегия считает, что данный вывод не содержит надлежащего обоснования.

Так, в силу п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

По мнению суда, согласие поручителя на изменение обязательства выразилось в уплате процентов по платежным поручениям № 1 и № 2 от 29.06.2004.

Однако кассационная коллегия считает, что это обстоятельство не может свидетельствовать о согласии ответчика на изменение условий договора, поскольку указывает только на перечисление последним банку определенной суммы процентов по договору поручительства от 22.10.2002.

Между тем суд не установил, в связи с чем поручитель названными платежными поручениями производил оплату по договору.

Статья 452 ГК РФ гласит о том, что соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор.

Поскольку договор поручительства от 22.10.2002 заключался в письменной форме, суду следовало выяснить, давал ли поручитель письменное согласие на изменение порядка возврата кредита, а также кто, когда и в какой форме обращался к нему за получением этого согласия.

Суду также, исходя из положений ч. 1 ст. 367 ГК РФ, необходимо установить, повлекло ли увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, изменения обязательства заемщика по возврату суммы кредита не частями, а единовременно. При этом следует дать оценку доводу ответчика об увеличении ответственности в части выплаты процентов за пользование кредитом. Для чего необходимо выяснить, были ли выплачены проценты за пользование кредитом в установленный договором срок и кем, изменился ли долг по процентам в сторону их увеличения.

Учитывая изложенное, при новом рассмотрении дела суду необходимо полно установить фактические обстоятельства дела, устранить отмеченные недостатки, дать надлежащую правовую оценку имеющимся в деле доказательствам и доводам сторон, принять решение в соответствии с нормами материального и процессуального права» (постановление ФАС Центрального округа №А-68-ГП-44/304 от 21.09.2005 г.).

Страхование гражданской ответственности, цель которого состоит в страховой защите экономических интересов возможных причинителей вреда, в анализируемой выборке представлено единичным примером.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.