WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 31 |

Взыскание реального ущерба на практике не представляет особой сложности в связи с тем, что события, наличие которых надлежит доказать сторонам, уже произошли, и методы доказывания причинения реального ущерба выработаны судебной практикой.

Достаточно типичным примером причинения убытков является утрата имущества в связи с его хищением третьими лицами. Принятие решения по существу спора требует определения судом стороны, несущей ответственность за сохранность имущества. Нередко бывает так, что условия заключенного между сторонами договора не содержат прямого указания на того, кто несет ответственность за сохранность имущества, что и порождает невозможность урегулирования конфликтной ситуации сторонами.

Арбитражный суд, рассматривая такие дела, обращается к нормам Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующим соответствующий вид договорных отношений. Это связано с тем, что в силу п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают не только из договоров, но и «вследствие иных событий (в рассматриваемом случае – хищение имущества), с которыми закон связывает наступление гражданско-правовых последствий».

Так, например, Федеральный арбитражный суд Центрального округа (ФАС ЦО), рассматривая в кассационной инстанции дело о возмещении убытков, причиненных ООО «МегаСтрой» ООО «Спецмонтажавтоматика» в результате ненадлежащего исполнения договора субподряда, отменил решение суда первой инстанции, отказавшего в удовлетворении исковых требований, и постановление апелляционной инстанции.

Арбитражный суд первой инстанции, а в последующем и суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении иска, исходили из того, что субподрядчик был обязан «ежедневно передавать охраняющей организации под охрану объект со всеми материальными ценностями». Полагая, что обязательства по охране, предусмотренные договором были выполнены, суд не нашел оснований для удовлетворения требований истца.

Одной из причин отмены судом кассационной инстанции, вынесенного решения, была следующая:

«Согласно ст. 714 Гражданского кодекса Российской Федерации подрядчик несет ответственность за несохранность предоставлен ных заказчиком материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного имущества, оказавшегося во владении подрядчика в связи с исполнением договора подряда.

Как установлено арбитражным судом, ООО "МегаСтрой" передало ООО "Спецмонтажавтоматика" оборудование по актам приемапередачи. На момент совершения кражи похищенное оборудование находилось во владении ООО "Спецмонтажавтоматика".

Таким образом, обязанность подрядчика обеспечить сохранность полученного от заказчика имущества и возместить ущерб, возникший в связи с неисполнением данной обязанности, вытекает из прямого указания закона. Поэтому отсутствие в договоре условия о такой ответственности само по себе не может служить основанием для освобождения подрядчика от исполнения данных обязанностей» (постановление ФАС ЦО от 24.07.2006 г. по делу №А48-6719/05-3).

Совсем иначе обстоят дела со взысканием упущенной выгоды, которое связано с необходимостью доказывания стороной договора реальной возможности получения выгоды, которая была бы получена при обычных условиях гражданского оборота, если бы ее право не было нарушено. В этой ситуации суду надлежит определить реальность получения выгоды, ее размер и оценить, каковы обычные условия оборота в сфере деятельности обратившегося лица. При этом критериев оценки закон не содержит. Результатом становится наибольшее количество отмен вынесенных решений с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции (более половины от всей группы дел по взысканию убытков).

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда «размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортнозаготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров» (постановление Пленума ВС РФ №6, Пленума ВАС РФ №8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ»).

Однако порядок определения упущенной выгоды при недопоставке сырья не может быть распространен на целый ряд других случаев, например, на упущенную выгоду от непродажи товара, неоказания услуги.

Рассмотрим, как взыскание упущенной выгоды происходит на практике:

ООО «Апас» г. Ярцево Смоленской области обратилось с иском к ОАО «Фриз» о взыскании убытков в размере 1 499 500 руб., в том числе 541 834,91 – реального ущерба и 957 665,09 – упущенной выгоды.

Дело многократно рассматривалось судами различных инстанций, при этом одним из них было вынесено решение о взыскании 981 895,87 руб.; другим при тех же обстоятельствах – о взыскании только 15 846 руб. В итоге в удовлетворении иска было отказано.

Кассационная инстанция, оставляя в силе постановление апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований, мотивировала свои выводы следующим образом:

«Как следует из материалов дела, между ОАО "Фриз" (арендодатель) и ООО "Апас" (арендатор) был заключен договор аренды от 25.12.2003, в соответствии с которым ответчик передал, а истец принял в аренду помещения в зданиях сувенирного цеха площадью 251 кв. м; мебельного цеха площадью 1000 кв. м, в том числе помещение под офис (бывший кабинет планового отдела), актовый зал;

слесарного цеха площадью 25 кв. м, ватного цеха площадью 70 кв.

м; пилораму с оборудованием; гараж площадью 100 кв. м; два места для парковки автотранспорта перед административным зданием, расположенные по адресу: г. Ярцево Смоленской области, ул.

М.Горького, 36а (пункт 1.1 договора).

Пунктом 3.1 договора установлено, что арендная плата по договору составляет 2000 руб. в месяц с учетом электрической энергии и всех коммунальных услуг.

Срок действия договора определен сторонами с момента его заключения до 20.12.2004.

11.06.2004 сотрудники Центрального отделения Ярцевского ПСУ филиала "Энергосбыт" ОАО "Смоленскэнерго" отключили электроустановки ОАО "Фриз" в связи с наличием у последнего задолженности за оказанные услуги по электроснабжению. Соответственно, была прекращена подача электроэнергии и ООО "Апас".

29.06.2004 подача электроэнергии ОАО "Фриз" была возобновлена, но последнее отказалось возобновить ее подачу ООО "Апас", а 12.10.2004 конкурсный управляющий ОАО "Фриз" на основании статьи 102 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" отказался от договора аренды.

Полагая, что в результате прекращения электроснабжения и последующего отказа ответчика возобновить подачу электроэнергии ему причинены убытки, ООО "Апас" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Принимая решение о частичном удовлетворении иска, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что истцом накануне отключения электроэнергии были заключены договоры куплипродажи с ООО "Аркада+" от 31.05.2004 и с ПБОЮЛ Савчук М.А.

от 04.06.2004, от исполнения обязательств, по которым ООО "Апас" вынуждено было впоследствии отказаться в связи с отключением электроэнергии на арендуемых площадях 11.06.2004. Суд первой инстанции признал доказанным факт неполучения истцом доходов в размере 977220 руб. 53 коп. по указанным договорам, которые он мог бы получить при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска в этой части, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности истцом размера заявленных убытков.

Арбитражный суд кассационной инстанции находит данный вывод суда апелляционной инстанции соответствующим фактическим обстоятельствам дела, имеющимся в деле доказательствам и требованиям закона.

…Для взыскания убытков истец должен представить доказательства их наличия в заявленном ко взысканию размере. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные истцом доказательства, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводам о том, что содержание договоров купли-продажи товара от 31.05.2004 и от 04.06.2004 не позволяет определить их существенные условия о предмете договора, что в свою очередь не позволяет установить наличие возможности изготовления истцом 36 комплектов мягкой мебели за месяц и проверить обоснованность калькуляции на комплект мягкой мебели.

Представленные истцом расчеты себестоимости наборов мебели противоречивы; доказательств того, какое количество наборов мягкой мебели реально могло изготовить ООО "Апас" за спорный период, а также наличия сертификата соответствия на комплект мягкой мебели по состоянию на момент заключения договоров от 31.05.2004 и от 04.06.2004 суду не представлено.

При таких обстоятельствах арбитражный суд апелляционной инстанции правомерно пришел к выводу о необоснованности заявленного истцом требования о размере заявленных убытков (упущенной выгоды) и отсутствии в связи с этим оснований для удовлетворения иска.

На основании изложенного арбитражный суд кассационной инстанции считает, что оспариваемое постановление суда апелляционной инстанции принято в соответствии с нормами материального и процессуального права и основания для его отмены отсутствуют» (постановление ФАС ЦО от 19.10.2006 г. по делу №А62-6214).

То есть фактически отказ арбитражного суда в удовлетворении требования о взыскании упущенной выгоды основан на недостаточности и противоречивости представленных истцом доказательств.

Возмещение убытков, причиненных организациями, осуществляющими снабжение электроэнергией, основано на иных принципах.

ООО «Мариана» (г. Курск) было в трех инстанциях отказано во взыскании 3 528 408,40 руб. убытков с МУП «Курские городские электрические сети». При этом основные доводы суда сводились к следующему:

«В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Статьей 400 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность).

В случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб (п.

1 ст. 547 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, законом по договору энергоснабжения установлена ограниченная ответственность в виде взыскания реального ущерба.

Поэтому требование истца о взыскании убытков в виде упущенной выгоды, причиненных вследствие ненадлежащего исполнения энергоснабжающей организацией обязательств по договору, обоснованно признано судом неправомерным.

Размер неполученного дохода (упущенной выгоды), рассчитанный истцом с использованием методики расчета налога на вмененный доход, не подтвержден документально, в связи с чем суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о недоказанности заявленной ООО "Мариана" к взысканию суммы упущенной выгоды» (постановление ФАС ЦО от 08.11.2006 г. по делу №А35-9311/05-С22).

Таким образом, потребители электроэнергии заведомо поражены в правах и принцип полного возмещения причиненного ущерба в сфере электроэнергетики не действует. Существование такой нормы в сегодняшних условиях, отличных от 90-х годов, когда она была принята, является необоснованным и противоречащим принципу равенства участников правоотношений (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Кроме того, условия, позволяющие ограничивать гражданские права «только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (п. 2 ст. 1 ГК РФ), в сфере правоотношений по снабжению электроэнергией отсутствуют. В связи с этим размер ответственности энергоснабжающей организации при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договору энергоснабжения (п.1 ст. 547 ГК РФ) должен быть увеличен путем присоединения к обязанности возмещения реального ущерба упущенной выгоды.

Признание сделки недействительной и иные способы защиты нарушенных прав Требования о признании сделки недействительной содержатся в 8% дел от общей совокупности. В половине случаев в удовлетворении исковых требований судом было отказано. В практике имеют место требования, направленные на признание недействительным договора поставки, договоров о создании ЗАО, устава общества, купли-продажи доли в уставном капитале общества, а также сделок по передаче имущества, являющегося предметом залога.

Иные способы защиты нарушенных прав Иные способы защиты нарушенных прав используются сторонами договорных отношений значительно реже.

В случае с предъявлением исковых требований о расторжении договора, это связано главным образом с формулировкой ч. 2 ст. ГК РФ, предусматривающей:

«По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

При этом существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора».

Такая формулировка законодателя оставляет решение вопроса о существенности нарушений договора за судом, не предоставляя ему внятных критериев для их оценки. Результатом становится самое большое количество отказов в удовлетворении исковых требований этой группы дел.

Другие способы защиты нарушенного права, такие как понуждение к заключению или исполнению договора (за исключением денежного обязательства), используются при неисполнении обязательств данной группы достаточно редко.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.