WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

человек осужден быть свободным. Если «осужден», то зачем желать кому-то свободы, то есть того, что не может быть взято никогда Философ, конечно, осознавал настоящую цену своего отчаянного оптимизма, но для людей все же оставлял свое настроение неизменным. Его начальная посылка и определяемая ею логика не предполагают иных результатов. Постулировать невыполняемые пожелания не является гуманизмом.

Он уверен, что только его теория придает человеку ценность и не делает из него объект. Но в действительной жизни человек есть и субъект и объект. Плохо, если человек превращается целиком в объект, но не лучше, когда он становится единственным субъектом. Этот человек имеет безграничную свободу действия. Но данная теория дает возможность действия тиранов.

Философ утверждает, что экзистенциализм - это оптимизм и учение о действии. Но чрезмерный оптимизм так же плох, как и беспочвенный пессимизм. Истинная теория о действии может быть построена только тогда, когда она признает наличие природы человека, благодаря которой человек принадлежит к бытию, а не к ничто.

Положительные моменты в учении Сартра заключаются в том, что он делает последовательные, хотя и не всегда адекватные, выводы из своих начальных тезисов. Анализируя основы, есть возможность найти более приемлемое антропологическое решение.

Сартр своим учением привлек внимание к существованию человека. Актуализация проблем личности является заслугой философа. Из теории Сартра можно вывести принцип актуализации существования человека.

2.2. АБСУРД И СМЫСЛ СУЩ ЕСТВОВАНИЯ В ДОКТРИНЕ А.КАМЮ Творчество А.Камю пронизывает нравственноповеденческая компонента. Мыслитель исходит из парадоксальной ситуации: конечность отдельной жизни и поиски истинного смысла существования перед тайной бытийной бессмыслицы человека.

В «Мифе о Сизифе» утверждается, что мир сам по себе не абсурден, он - неразумен. Абсурд появляется при соприкосновении человеческого желания совершенного понимания с окружающей действительностью. Абсурд зависит как от личности, так и от внешней реальности, «абсурд не в человеке... и не в мире, но в их совместном присутствии»1.

Чувство абсурда не равно его понятию, которое показывает абсурд человеку. Без осознания чувство осталось бы темным, непонятным. Благодаря пониманию тотального абсурда смутное чувство преображается в представление о нелепости предстоящей жизни.

Абсурд существует только в сфере разума. В связи со сказанным, «нейтрализация» разума у индивида устраняет и сам абсурд. Он исчезает со смертью человека. Потому философ самоубийство не приемлет. Оно убивает его программу, цель которой - «постижение вселенной абсурда и той установки сознания, которая высвечивает в мире этот неумолимый лик».Последней точкой абсурда является смерть. Дела, достижения, со смертью индивида испаряются. И жизнь нам не принадлежит. Встает вопрос о смысле жизни: «Для чего мы живем». Камю отвечает, что абсурд есть норма жизни. Человек вязко погружен в абсурд и изменить положение не в силах. Поэтому «решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, - значит ответить на фундаментальный вопрос философии».Абсурдный человек – противоположность человека смиренного. Он ничего не делает для вечности, доволен тем, что есть. Пример абсурдного человека – Сизиф. Он является трагичным, потому что имеет сознание и понимает бесконечность своей печальной жизни. Для него все хорошо. «В этом вся тихая радость Сизифа. Ему принадлежит его судьба. Камень - его достояние»4, – пишет Камю.

Разум высвечивает противоречивость бытия, абсурд возникает с проявлением разума. С этого времени личность связана с проживанием в абсурде. Смерть физическая и метафизическая является согласием с абсурдом. «Смерть неизбежна, Камю А. Миф о Сизифе. Эссе об абсурде. М.,1989, С.242.

Там же. С.229.

Там же. С.223.

Там же. С.но навеки ненавистная, заслуживает презрения»1, - читаем мы в «Мифе о Сизифе». Бунт лишен надежды. В основе его – понимание победы судьбы, но человек не смирен. Осознаваябезнадежность бунта, необходимо полнокровно жить, считает Камю.

По Камю, каждый индивид становится Сизифом, если у него просыпается сознание. Он должен катать камень, презирать судьбу и считать, что все нормально. Сизифа надо представлять счастливым.

Абсурд является неустранимой реальностью. Импонирует ставка философа на жизнь, но неприемлема его позиция о том, что человек в этом мире – всегда Сизиф. В этой абсурдности мы не можем ничего изменить, и в то же время должны считать себя счастливыми.

Сизиф - бунтовщик, но его бунт не простирается дальше презрения к своей судьбе и соединяется с гордостью за эту абсурдную жизнь. Такой бунт является в действительности хитрым смирением. Сизиф, презирая богов, выполняет их желание. Поэтому бунтовщика можно считать верным рабом своих хозяев.

Мыслитель пишет: «Но Сизиф учит высшей верности, которая отвергает богов и двигает камни»2.

Рассмотрение основных аксиом мыслителя показывает, что мир абсурда базируется на следующих постулатах: неподвижный разум; одиночество человека; неуемное стремление абсолюта; рутинная, нетворческая деятельность; пренебрежение законом меры. Следовательно, если личность не приемлет ситуацию Сизифа, то ему необходимо принять другую философию, которая утверждает: усилие над развитием своего разума; преодоление границ одиночества; укрощение стремления к абсолюту; жизнедеятельность как проявление творчества; стремление к исполнению закона меры.

Базовыми аксиомами классической теории абсурда являются следующие. Во-первых, явление Сизифа детерминировано неподвижностью разума. Положение человека в Космосе зависит от эволюции его интеллекта. Развитие самостоятельного сознания обеспечивает постижение и, следовательно, ограничение абсурда. Осознание абсурда яв Там же. С.276.

Камю А. Миф о Сизифе. Эссе об абсурде. М.,1989. С.308.

ляется первым шагом его преодоления. Анализ абсурда - начало сопротивления ему. Поэтому, покушение на мысль есть обычная практика абсурда.

Во-вторых, Сизиф является символом отчужденного явления. В атмосфере абсурда даже самостоятельно мыслящий человек, если он изолирован, эволюционирует в Сизифа. Протестующие внутри себя одиночки, но в действительности четко выполняющие волю абсурда, ничего, по сути, не меняют в беспредельном обществе. Абсурд в целом доволен таким «несоглашающимся» поведением человека.

Фактическую угрозу власти абсурда составляют люди, объединенные для совместной борьбы с ним. Поэтому абсурд видит свою задачу в том, чтобы культивировать вражду между людьми.

Люди освобождаются от оков Сизифа посредством преодоления отчуждения, поэтому оптимальные условия человеческого существования связаны с автономией человека и его единством с людьми. Данный закон у В.С.Соловьева называется третьей силой исторического развития. Э.Фромм в «Пути из больного общества» называет этот принцип термином «любовь».

В-третьих, сам человек есть сотворец абсурда. Сотрудничество его начинается тогда, когда в нем возгорается жажда абсолюта. К примеру, человек ставит перед собой идеал абсолютной истины, свободы. Потом стремится во что бы то ни стало достичь абсолютных целей, не пренебрегая по пути «тотальными» аргументами грубой силы. Многие люди при этом не осознают, что полное исчерпание Абсолюта означало бы наступление Ничто.

Бесконечный Космос не терпит конечных абсолютов, поэтому, высвечивая перед сознанием слово «Абсурд», он предлагает задуматься индивиду над его безмерными претензиями. Своим предупреждением Вселенная дает понять, что закон «все или ничего» скрывает формулу «все есть ничто». Следовательно, если человек желает избавиться от абсурда, то ему необходимо снять свое требование абсолюта.

В-четвертых, Сизиф не ведает человеческого творчества. Механическое существование индивидов поддерживает абсурд, а их творчество побеждает его. Творчество спасает человека, потому что наделяет его долей бессмертия.

Человек является творческим существом. Поэтому, он есть единство конечного и бесконечного.

В-пятых, А.Камю в «Бунтующем человеке» указал на одну из главных причин, ответственных за абсурд, - нарушение меры человеком в мыслях и действиях. Принцип меры является важным законом в философии человека. Мыслитель утверждает: человек должен восставать, чтобы жить.

Бунтующие рабы могут изменять развитие истории. Секрет успеха человека прост: ничего сверх меры. Преступая в бунте границу, люди восстанавливают прежнее соотношение господ и рабов, учреждают новый абсурд.

В концепции А.Камю есть противоречия. Но важно то, что философ искал причины трагического положения людей в обществе и пытался их победить. А.Камю был бунтарем.

Он стремился осознать абсурд, найти путь выхода из него.

Он верно утверждал, что «есть больше оснований восхищаться людьми, чем презирать их».2.3. ЭКЗИСТЕНЦИЯ В ЧЕЛОВЕКЕ Понимание человека как творческого существа делает невозможным окончательные оценки о нем. Виды окончательных суждений разнообразны. Кроме теоретических дефиниций, к ним можно отнести: убийство, смертную казнь, пожизненное заключение, самоубийство, войну, геноцид и так далее. Эти действия являются «нормальной» практикой современного общества. За насилием стоит обычно «красивое» метафизическое обоснование. Но с точки зрения гуманистической философской антропологии такие утверждения недопустимы. Существуют философские суждения против любых окончательных оценок человека, в том числе против смертной казни.

Первым научным выступлением против нее является книга итальянского юриста Чезаре Беккариа «О преступлениях и наказаниях» (1764). Юрист говорит о том, что впечатление производит не столько строгость наказания, сколько его неизбежность. Смертная казнь основана не на праве, она является войной общества с человеком.

Камю А. Избранное. М., 1990. С.340.

Мыслитель говорит о следующих аргументах в пользу отмены смертной казни. Во-первых, при нормальном господстве законов, когда они отвечают желаниям всего народа, нет необходимости убивать человека. Во-вторых, история показывает, что смертная казнь не уменьшает преступности. В-третьих, смертная казнь дает пример жестокости и поэтому способствует деянию новых преступлений. Вчетвертых, обязательность смертной казни нельзя доказывать тем, что она была почти всегда.

Мыслитель совершает философскую ошибку, высказывая свои окончательные выводы о человеке. Состояние тотального добра и тотального зла существует только в воображении. В реальности, двигаясь в сторону добра, мы выбираем жизнь; а, делая зло, мы умножаем смерть. Но жизнь предполагает смерть (живем и умираем одновременно), а добро предполагает зло. Совершать добро, жить - означает противостоять злу, смерти.

Но мы не можем упразднить смерть совсем. Это означало бы покончить с жизнью. Человек является смертным, но поэтому-то он противостоит смерти, если желает быть личностью. Борьба человека за человеческое в себе приносит свои плоды, делает человека благороднее, разумнее. Но возникает вопрос: «А судьи кто» Врачи, политики, юристы Могут ли они точно определить, что этот индивид не способен больше творить Такого судьи нет. Живому человеку окончательной оценки дать не может никто.

Предположим, что современная наука нашла методики, позволяющие дать окончательные оценки индивиду. Но нет гарантий, что эти методики истинны. Наука не должна претендовать на абсолютную истину, потому что такой истины нет. Например, если врачи высказываются о безнадежности больного, то это не означает действительную безнадежность. Данный диагноз говорит о слабости современной медицины перед болезнью. Поэтому науке, понимающей свои границы, лучше воздерживаться от заключительного диагноза относительно живого человека.

Наука с окончательными высказываниями превращается в демоническую силу, которая скрывает слабость сознания индивида. Этим такая наука больше ослабляет разум. Мы утверждаем, что пока человек жив, к нему неприемлемы окончательные выводы; они возможны только о мертвом, а не о живом. После смерти приходит пора осмысления результатов. А кто выносит приговор живому, тот преждевременно убивает живое.

Творчество есть свойство всякого бытия. Человек становится человеком благодаря творчеству. Он может противостоять смерти благодаря творчеству. Следовательно, каждый человек может изменить свою жизнь. Значит, если мы трактуем человека как творческое существо, то мы не можем согласиться с окончательными высказываниями о нем.

Творческий человек постоянно развивается, а результаты заранее не могут быть известны. Конечно, некоторые предпосылки о судьбе индивида возможны, но мы будем не правы, когда дадим окончательное суждение о существовании человека. Предназначение философской антропологии состоит в со-прояснении и со-творении человеческой сущности. Если метафизика желает создавать человеческое бытие, а не разрушать его, то ей лучше воздерживаться от окончательных суждений о живой личности.

Э.Фромм писал: «Вплоть до точки, в которой у него больше нет свободы выбора, человек ответствен за свои действия».1 Он прав: степень свободы определяет степень ответственности, поэтому отсутствие свободы означает отсутствие ответственности. Следовательно, индивида, потерявшего свободу выбора, нельзя судить. Архилучшие и архихудшие индивиды неподсудны. Проанализированная концепция Э.Фромма говорит о том, что и гуманистическая теория не всегда правильно понимает человека. Но все равно только развитие философии уважения к человеку будет способствовать пониманию его природы.

2.4. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ В СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ.

В отечественной философии имеется широкий спектр тем по проблеме человека, над которыми работают мыслители. Наглядной иллюстрацией в этом плане служит книга «Философская и социальная антропология. Программы курсов и спецкурсов», вышедшая в 1997 году. Здесь мы видим следующие названия программ: «Философская антропология. Очерк Фромм Э. Душа человека. М., 1992. С. истории» В.С.Степина и П.С.Гуревича, «Русская философская антропология» М.А.Маслина, «Введение в человековедение.

Комплексное исследование человека» И.Т.Фролова, «Философская антропология» Л.И.Буевой, «Социально-философская антропология» В.С.Барулина, «Введение в социальную антропологию» Н.Н.Козловой, «Социальная культурная антропология: морфология культуры» Э.А.Орловой, «Экологическая антропология» А.Н. Кочергина, «Религиозная антропология» К.И.Никонова, «Проблемы человека в новых религиозных движениях в России» И.Я.Кантерова, «Политическая антропология» А.С.Панарина, «Педагогическая антропология» Б.М.БимБада, «Историческая антропология» Г.Ф.Сунягина, «Психоаналитическая антропология» В.И.Овчаренко и т.д.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.