WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 29 |

Агентство разработало единую и обязательную процедуру разрешения к выпуску медицинских продуктов, разработанных на основе биотехнологий. Ранее, если фирма хотела продавать новый продукт на европейском рынке, она должна была получать разрешение в каждой из 15 стран ЕС. Сбор необходимых документов мог занимать от 5 до 6 лет. По новым правилам фирма подает только одно заявление на продукт, который рассматривается в течение 300 дней, и в случае одобрения он может продаваться во всех странах ЕС. Специальная поддержка будет оказана малым и средним предприятиям, которые разрабатывают медицинские товары и собираются продвигать их на рынке. Для малых фирм плата за консультационные услуги снижена, и в некоторых случаях вообще не взимается.

На уровне ЕС происходит регулярная оценка и переоценка действующих инициатив. Как правило, оценка мероприятий производится через 2–3 года после начала их реализации. Анализ проводится группами независимых экспертов, и результаты оценки представляются в межправительственные органы ЕС. Практика показывает, что для практической реализации принимаются около 30% предложений экспертов.

В странах ЕС появляется все больше инструментов, служащих одновременному решению нескольких задач – например, поощрения мобильности, развития междисциплинарности и расширения сотрудничества между государственным сектором науки и бизнесом.

Так, в Италии и Швеции реализуются программы поддержки междисциплинарных исследований и сетей, в рамках которых сотрудничают государственные и частные лаборатории. В Италии также создаются совместные лаборатории, в которых ученые из университетов сотрудничают с промышленными фирмами. Еще один инстру мент поощрения сотрудничества – технологические районы (Technological Districts – TDs)62, которые формируются на основе соглашений между региональными правительствами и министерством науки и создаются с целью проведения интегрированных исследований в выбранных областях науки, разработки технологий и поддержки выпуска новой продукции. Такой опыт успешно реализуется в Италии. В целом, в то время как крупные фармацевтические фирмы самостоятельно выполняют значительный объем НИОКР, они тем не менее все больше используют ресурсы университетов и государственных научных организаций63.

Среди европейских стран особое место занимают Великобритания и Швейцария. Эти страны нельзя отнести к консервативной модели, поскольку они по своему уровню и инструментам, используемым правительством, относятся к группе стран-лидеров.

Великобритания по уровню расходов на биотехнологические НИОКР занимает второе место в мире после США. Пример Великобритании показателен с точки зрения композиции биотехнологического сектора и разнообразия мер его государственной поддержки.

Биотехнологический сектор Великобритании характеризуется доминированием транснациональных корпораций и вместе с тем развитым и устойчивым сегментом малых и средних предприятий. Для промышленности также характерна кластеризация. Кластеры, как правило, формируются вокруг университетов и научных центров.

70% биотехнологических компаний выпускают продукты в области здравоохранения64.

В Великобритании существует налаженная система регулирования выпуска продуктов на рынок. В итоге британские компании имеют больше, чем в любой другой европейской стране, продуктов на стадии клинических испытаний. В 2002 г. парламент проголосовал за разрешение терапевтического клонирования и исследования стволовых клеток с использованием эмбрионов человека. В итоге OECD Science, Technology and Industry Outlook 2006. OECD 2006, p.79.

Ibid, p. 155.

The Biotechnology Market in the United Kingdom. June 2002.

частный сектор стал более интенсивно финансировать НИОКР в области биотехнологий (включая венчурное финансирование).

В свою очередь, правительство поддерживает как фундаментальные, так и прикладные исследования. В 1999 г. правительство анонсировало создание двух стратегических консультативных комиссий для разработки видения возможного применения биотехнологий.

Комиссия занимается также оценкой этических аспектов, касающихся биотехнологий, выявляет слабые места в системе регулирования и консультирует правительство по вопросам развития новых технологий.

Помимо комиссии, существует целый ряд подразделений, сфокусированных на поддержке биотехнологий. В структуре департамента торговли и промышленности работает директорат по биотехнологиям, который занимается разработкой политики в области НИОКР, трансфера технологий, систем регулирования и прав на интеллектуальную собственность для ключевых подобластей биотехнологий.

В структуре Исследовательских Советов медицинский исследовательский Совет и Совет по биотехнологиям и ресурсам в области биологических наук являются главными структурами, финансирующими научные исследования в области биотехнологий. Совет по биотехнологиям и ресурсам в области биологических наук профинансировал создание шести центров структурной биологии, которые предоставляют оборудование, ресурсы и реализуют программы подготовки кадров в области биотехнологий.

Правительство Великобритании также инициировало в 2002 г.

создание шести научных парков в области генетики и двух национальных лабораторий в этой же области. Научные парки поддерживают сотрудничество между учеными из университетов, медиками и исследователями из промышленности, т.е. они, по сути, представляют собой центры превосходства. Национальные лаборатории специализируются на оценке и развитии новых генетических тестов.

Правительство Великобритании также ввело с 2002 г. новую систему налоговых кредитов для поощрения сотрудничества университетов и частного бизнеса. Налоговый кредит предоставляется компаниям в том случае, если она на основе контрактов финансирует НИОКР, выполняемые в университетах или научных организациях.

Для крупных компаний налоговый кредит составляет 20%65.

В Швейцарии доходы биотехнологических фирм в расчете на душу населения являются самыми высокими в мире66. Биотехнологический сектор характеризуется развитыми мерами по поддержке связей между наукой и частными фирмами, наличием сильных исследовательских университетов, гибкими процедурами, регламентирующими условия сотрудничества университетов и промышленности, низкими накладными расходами университетов в кооперационных проектах. Кроме того, университеты имеют значительную свободу в установлении собственных норм регулирования взаимоотношений с частным сектором. Все это делает государственный сектор науки привлекательным для частного бизнеса. В итоге, например, в 2006 г. университет Цюриха заключал более одного контракта в день с внешними заказчиками в области биотехнологий67. Наконец, в Швейцарии действует одна из самых низких в Европе ставок налога на прибыль.

Интересные инициативы реализует Швейцарский федеральный институт интеллектуальной собственности. Он предоставляет услуги ученым по патентному поиску, одновременно это является и образовательной программой для тех, кто не имеет соответствующих навыков, а также доступа к коммерческим базам данных. Данная услуга в значительной мере субсидируется правительством, что делает ее стоимость для ученых очень низкой68.

Опыт Швейцарии также свидетельствует о том, что чем выше доля государственного финансирования исследований, тем ниже продуктивность ученых, измеренная как число статей в расчете на душу населения. И таким образом взаимодействие с промышленностью Tax Incentives for Research and Development: Trends and Issues, What’s New. August 2003 e-letter, Paris: OECD, 2003.

Swiss Biotechnology Report 2007, p.4. http://www2.eycom.ch/publications/ items/biotech_swissreport07/ey_2007_swiss_biotech_report.pdf.

Ibid, p. 16.

Ibid, p. 22.

является фактором, критически важным для развития университетских исследований69.

Страны с менее сбалансированным биотехнологическим сектором – такие, например, как Дания и Италия, где доминируют малые фирмы и недостаточно крупных транснациональных компаний, – также предпринимают различные меры поддержки НИОКР, но в отсутствии развитого частного сектора успехи правительственных инициатив в этой сфере значительно скромнее. Характерно, что и обратная ситуация – доминирование крупных фирм при недостаточном числе старт-апов (случай Германии) – также неблагоприятна для развития биотехнологий. Пример Германии позволяет продемонстрировать примеры введения мер, негативно отразившихся на состоянии развития биотехнологий.

Весной 2005 г. правительство Германии ввело новое законодательство в области генетики, которое касается вопросов совместимости и ответственности. Новое законодательство настолько жесткое, что частный сектор рассматривает его как препятствующее развитию «зеленой» (сельскохозяйственной) биотехнологии70. Соответственно, указанный закон фактически стимулировал сокращение вложений биотехнологических компаний в НИОКР.

Второй пробел в законодательстве, который был устранен в 2002 г., касается распределения прав на интеллектуальную собственность. До 2002 г. работники государственных университетов получали полные права на свои изобретения. Эта норма оказалась препятствием для коммерциализации результатов НИОКР. Владельцы патентов – физические лица должны были брать на себя расходы по патентованию и поддержанию патентов, а также самостоятельно искать возможных покупателей своих разработок. Это было дорого, трудозатратно, и у ученых не было достаточной квалификации для того, чтобы успешно этим заниматься.

Swiss Biotechnology Report 2007, p.22. http://www2.eycom.ch/publications/items/ biotech_swissreport07/ey_2007_swiss_biotech_report.pdf.

Germany Biotechnology Annual 2005. GAIN Report – GM5027, USDA.

http://www.fas.usda.gov/gainfiles/200507/146130311.pdf Третья проблема связана с тем, что исследователи в университетах в Германии являются госслужащими и поэтому не могут учреждать собственные фирмы и одновременно работать в университете и в частной компании. Это тоже затрудняет трансфер знаний (Giesecke, 2000, p. 211).

Четвертая проблема – это несовершенство экспертной системы отбора проектов НИОКР для предоставления им бюджетного финансирования. Правительство Германии полагается на мнение экспертов, которые работают в тех научных организациях, университетах и промышленных фирмах, которые получают финансирование из бюджетных источников (от Министерства науки и технологий).

Поэтому какие-либо инициативные проекты, представленные от ученых и организаций, находящихся вне данного «узкого круга» лиц и организаций, приближенных к правительственным ведомствам, практически лишены шансов получить финансирование (Giesecke, 2000, p. 215). Таким образом, в схеме организации экспертизы заложен «конфликт интересов», который в конечном счете сдерживает развитие новых и перспективных направлений НИОКР.

Япония Японская биофармацевтическая индустрия находится далеко позади американской. Собственных биофармацевтических компаний в Японии очень мало, и она не попадает в список 12 ведущих стран, который отслеживает и анализирует консалтинговая компания Эрнст & Янг.

Исторически значительный объем НИОКР в области биотехнологий проводится в Японии силами крупных компаний, работающих в таких областях, как фармацевтика, пищевая, химическая промышленность, тяжелое машиностроение, информационные технологии.

При этом в Японии недостаточно развит малый инновационной бизнес, что является серьезным препятствием для развития биоиндустрии. Так, в течение 20 лет, 1980–2000 гг., в Японии было образовано только 240 старт-апов, тогда как в США за тот же период времени – 2624, т.е. в 10 больше71.

Наконец, венчурная индустрия, играющая большую роль в поддержке проектов малых фирм в области биотехнологий, в Японии также недостаточно развита. По данным за 2000 г., в Японии было в 20 раз меньше венчурных компаний, чем в США, и в 12 раз меньше, чем в ЕС72.

Поворотным моментом можно считать принятие в 2003 г. правительственной стратегии развития биотехнологий – «Стратегические принципы развития биотехнологий». Это план развития биоиндустрии, согласно которому объем рынка японских биотехнологий должен к 2010 г. возрасти с нынешних 8 млрд до 200 млрд долларов.

Для достижения этой цели правительство создало стратегический Совет в области биотехнологий, в который вошли премьер-министр, главный секретарь кабинета министров, министр науки и технологической политики, а также пять ключевых министров – образования, сельского хозяйства, промышленности, здравоохранения и окружающей среды, а также 12 избранных экспертов. Создав такой координирующий орган, правительство приступило к реализации нескольких взаимодополняющих инициатив.

Во-первых, оно выделило средства на проведение семинаров, направленных на распространение культуры венчурного финансирования и навыков предпринимательской деятельности со специальным фокусом на малые фирмы.

Во-вторых, правительство предприняло ряд шагов для того, чтобы сформировать инструменты трансфера технологий из университетов в промышленность. Было изменено законодательство в области прав на интеллектуальную собственность и предприняты меры по дерегулированию процедур формирования малых фирм. Если раньше владельцами патентов были университетские профессора, которые сделали изобретение, то начиная с 2004 г. право собственности Beyond Borders. The Global Biotechnology Report 2005. Ernst & Yong: Global Biotechnology Center, 2005, p.78.

JETRO Japanese Market Report. Regulations & Practices, Biotechnology-related Products, № 47, November 2000, p. 38. http://www.jetro.go.jp/en/market/reports/jmr/047.pdf было передано университетам. И таким образом законодательство было изменено в направлении адаптации принципов американского закона Бэя-Доула. Кроме того, исследователям было разрешено организовывать старт-апы. В прошлом университетским профессорам было запрещено совмещать работу в университете с позицией исполнительного директора в частной фирме. В связи с этим профессора не могли создавать малые фирмы на базе разработанных ими технологий, для того чтобы наиболее эффективно осуществлять их трансфер в промышленность.

Правительство также профинансировало создание в структуре университетов 43 офисов трансфера технологий.

В-третьих, правительство разрешило японским фирмам использовать данные клинических испытаний, проведенных в других странах. Это привело к быстрому росту аутсорсинга НИОКР, которые стали выполняться в Сингапуре, где стоимость этих работ ниже, чем в Японии. Всего за год аутсорсинг НИОКР возрос на 20%73.

И, наконец, политика государства также направлена на наращивание НИОКР для того, чтобы увеличить шансы выхода Японии с новыми продуктами на зарубежные рынки.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.