WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |

В третьем разделе на основе анализа особенностей формирования ТС в переходных экономиках обсуждаются условия для перехода Российской Федерации к концепции национальной инновационной системы в виде тройной спирали и с этой же целью рассматриваются сложившиеся связи государства, науки и бизнеса и их специфика, а также анализируются меры, которые предпринимает правительство для развития связей в инновационной системе.

Наконец, в четвертом разделе работы формирование связей между государством, наукой и бизнесом более детально прослеживается на примере развития быстрорастущей междисциплинарной области –биотехнологий. Выбор именно этого направления обусловлен тем, что в данной сфере объективно существуют сильные взаимозависимости между основными акторами тройной спирали, и его развитие базируется на новых институтах, включая организационные формы проведения НИОКР и коммерциализации их результатов. Поскольку биотехнологии признаны приоритетной областью для инновационного развития России, то по результатам анализа зарубежного опыта поддержки этой области в работе выделяются подходы, которые могут быть использованы в нашей стране.

В заключении работы сформулированы основные теоретические выводы и практические предложения.

1. Теория тройной спирали – концепция инноваций в постиндустриальном обществе Основной тезис теории тройной спирали состоит в том, что доминирующее положение в системе инновационного развития приобретают институты, ответственные за создание нового знания. Это обусловлено логикой развития самой науки, в которой появляется все больше синтетических направлений, включающих как фундаментальные, так и прикладные исследования междисциплинарного характера и разработки. Одновременно в том же направлении действуют внешние условия, главными из которых являются переход к постиндустриальной экономике (экономике знаний), глобализация и появление новых форм организации экономической деятельности. В одних странах институты, включенные в процесс производства нового знания, оформлены в виде университетов, в других они представляют собой систему академических организаций. Важно то, что в результате изменений, происходящих в структуре экономики и общества, государство больше не может играть доминирующую роль в инновационном развитии, потому что оно не способно создавать знания, хотя и несет ответственность за организацию их производства, поскольку знания являются общественным благом. Соответственно формируется новая модель инновационной системы (в новых условиях она может быть и наднациональной), которая отличается как от модели национальной инновационной системы, в которой главным двигателем инноваций являлись фирмы (Люндвал, (Lundvall) 1992; Нельсон (Nelson), 1993), так и от модели «треугольника» (Сабато (Sabato), 1975), которая исходит из доминантной роли государства в этом процессе.

Возникновение тройной спирали связано со следующими изменениями в науке, экономике и политике.

Во-первых, произошла смена «ведущего звена» в цепи взаимодействий между участниками процесса создания инноваций, направляющих поступательное развитие общества. Особенностью этой сферы, по сравнению с прежними доминантами развития, является высокий уровень неопределенности: он охватывает все элементы «производственного цикла» знаний – затраты, результаты – и связи с внешней средой. Вследствие этой неопределенности взаимодействие участников инновационного процесса осуществляется методом проб и ошибок, контроль становится «рефлексивным», т.е. включает замкнутые контуры отрицательной обратной связи между производителями, потребителями и посредниками.

Во-вторых, появилась необходимость интенсификации связей между тремя участниками развития – государством, бизнесом и наукой – и создания новой основы построения этих связей – сетей коммуникаций. Эффективность сетевой организации любой деятельности состоит в том, что ее результат нелинейно растет при увеличении масштабов сети. Каждый узел сети, будь то производитель или потребитель продукции, получает дополнительный эффект уже от простого увеличения количества узлов. Наличие сети подразумевает необходимость преобразования функций государства, университетов (научных организаций) и фирм в инновационном развитии (Etzkovitz, Leydesdorff, 2000).

В-третьих, в ходе глобализации создаются особые условия для инновационной деятельности. Они проявляются по-разному, в том числе через деятельность транснациональных корпораций, наднациональных союзов и альянсов, которые имеют возможности проводить инновационную деятельность, используя многочисленные ресурсы. В результате в зависимости от функции организации и управления инновационной деятельностью, которые ранее выполнялись государством на основе иерархических структур, меняются как исполнители, так и механизмы.

По мере снижения зависимости экономики от развития военного сектора роль фундаментальных исследований должна существенно возрастать, и отношения между фундаментальными исследованиями (когда организационная форма их проведения не имеет значения, будем употреблять термин «наука»), фирмами и правительством неизбежно модифицируются. Иерархические структуры «силовой элиты» времен холодной войны сменяются гибкими коммуникациями.

Развитие сети меняет суть отношений и самих участников процесса обмена, т.е. «акторов»1. Неудивительно, что результаты этих перемен являются предметом международных дебатов, в которых новая роль университетов в создании основ будущего экономического роста обсуждается с разных точек зрения.

Острые дискуссии в этой области выявили серьезные аргументы против инновационной деятельности университетов. В частности, высказывается опасение, что «третья миссия», связанная с непосредственным участием университетов в инновационной деятельности на фирмах, приведет к снижению качества фундаментальных исследований. Н. Розенберг и Р. Нельсон (Rozenberg, Nelson, 1994) утверждают, что механизмы трансфера знаний от университетов к рынку страдают высокими трансакционными издержками, которые связаны с отсутствием опыта в процессе патентования. Свободное распространение знаний ограничивается патентованием, необходимым для стимулирования инновационной деятельности, и это снижает социальные эффекты от получения новых знаний. В то же время было бы это знание распространено при отсутствии патентования – остается вопросом.

Вместе с тем существует целый ряд удачных примеров выполнения третьей миссии университетами. Так, в ряде стран сложилась практика создания новых малых фирм на базе университетов (spinoff). Кроме того, результаты университетской работы, как в области образования, так и в развитии фундаментальных исследований, приобретают все большее значение для региональных инноваций, и этот аспект инновационной деятельности становится объектом пристального внимания теоретиков.

В западных странах именно университеты представляют собой основную организационную форму выполнения фундаментальных Обратим внимание, что даже термины, необходимые для обозначения «действующих лиц» в развитии социальных процессов меняются как с развитием реалий современной жизни, так и в теориях, их отражающих. В неоклассических экономических теориях все организации, формирующие тройную спираль, назывались бы экономическими агентами; в современной институциональной теории они называются «акторами» и отличаются от агентов тем, что заняты не только экономической, но и другими видами деятельности, и, соответственно, принимают решения, изменяющие ситуацию во всех сферах человеческой деятельности.

исследований, хотя во многих странах существуют академии наук в виде ведомства, отвечающего за это направление исследований, либо организованные по типу научного клуба. Тем не менее, новые формы связей между наукой, бизнесом и государством обсуждаются, прежде всего, для университетов, поскольку там « автоматически» происходит приток новых молодых ученых и привлекаются к научной работе студенты. Тем не менее регулярно действующие каналы связи между фундаментальной наукой и производством в силу различий, существующих между этими видами деятельности, недостаточны для нормального функционирования постиндустриальной экономики. Обеспечение эффективных каналов связи между фундаментальной наукой и фирмами возлагается на государство. А «бесконечные горизонты науки»2 в современных условиях превращаются в «бесконечные инновационные преобразования».

В таком понимании инновационных процессов фундаментальные исследования связываются с конечным потреблением в результате действий многочисленных промежуточных институтов, образование которых часто стимулируется государством. Линейные модели инноваций, индуцированные спросом или предложением, давно уже стали неэффективными для технологического трансфера. Однако удовлетворительное объяснение, почему это так, получено было относительно недавно. Развитие систем научной и технологической деятельности характеризуется разными закономерностями, публикационная активность и патентование результатов имеют неодинаковые стимулы и движущие силы. Правила и регламентация этих Этот тезис был впервые сформулирован в докладе В. Буша «Наука: бесконечные горизонты» еще в 1945 г. В конце войны В. Буш, советник по науке президента Ф.Д. Рузвельта, предложил использовать координацию научных исследований, которая была эффективной при решении военных задач, для обеспечения экономического благосостояния, процветания нации и национальной безопасности. В своем докладе он обосновал необходимость и выявил цели государственных капиталовложений в науку и технику. Принципы финансирования науки, сформулированные В. Бушем, привели к созданию Национального научного фонда США, разработке процедуры оценивания результатов научных исследований, конкурсному распределению грантов и, в конечном счете, к созданию основ современной системы финансирования науки в США.

видов деятельности должны изменяться в направлении все большего их соответствия друг другу, для интеграции «технологических толчков» и «рыночных вызовов» через новые организационные механизмы.

При расширении университетами своей инновационной деятельности закономерно возникает вопрос: способно ли академическое сообщество заниматься этим без ущерба для двух основных своих миссий, т.е. обучения и фундаментальных исследований, и способствует ли выполнение традиционных функций университетами развитию способностей к выполнению этой новой обязанности Конец ХIХ века показал, что многие университеты США успешно справлялись с этой миссией, по крайней мере, на первом уровне высшего образования. Значимость инновационной деятельности для большинства университетов США возросла сразу после окончания Второй мировой войны, однако наиболее заметной она стала после окончания холодной войны. Этот процесс охватил сейчас уже не только страны Западной Европы и США, но и Латинскую Америку, и Азию.

С одной стороны, очевидно, что при сохранении существующей системы отношений между государством, фундаментальной наукой и инновационной деятельностью рост общественной «нагрузки» на университеты должен неизбежно привести к снижению качества либо обучения, либо научной деятельности, либо к неудаче в освоении инновационной деятельности.

С другой стороны, в экономической теории доказано, что в тех областях, где возможна эффективная кооперация, координация и сотрудничество между разными исполнителями, возможна экономия общественных ресурсов и усиление эффектов любой деятельности.

Поэтому в изменившейся ситуации важно эффективно организовать такую кооперацию, в том числе определить ее формы, организаторов и посредников.

1.1. Различия между научной и инновационной деятельностью Наиболее развитой системой экономических представлений о сходстве и различии науки и технологии как экономического блага является концепция, сформированная на основе синтеза работ школы Станфорд-Йелль-Сассекс (SYS), представителями которой являются такие ученые мирового класса, как К. Эрроу, П. Дэвид, Р. Нельсон, К. Фримен, Н. Розенберг, Ж. Дози. В их работах исследованы сравнительные свойства информации и знаний, с одной стороны, и особенности научных и технологических знаний и объяснение процесса, с помощью которого технологические знания создаются и используются в современной экономике, с другой стороны.

Рассмотрим критерии отличий науки и технологий, которые были предложены историками и социологами науки и технологии.

1. Если рассматривать эти понятия в самом широком смысле, то наука и технология различаются характером исследований: научные исследования являются более рисковыми, поскольку имеют менее определенный результат.

2. Существует различие в природе товара, производимого каждой сферой, с точки зрения его практического приложения. В качестве «науки» часто рассматриваются знания, не имеющие в момент их получения непосредственного применения на практике, в отличие от прикладных исследований и разработок, которые могут быть только информацией, но их целью является практическое использование знаний. К. Эрроу выявил различия между знаниями и информацией. Он считал, что информация, в отличие в знаний, приводит к действиям экономических агентов.

Существуют также аргументы в пользу возможностей практического использования фундаментального знания, как для последующей «доводки» для практически применимых результатов, так и для накопления знаний, необходимых для разработки инноваций. Реальное отличие, таким образом, состоит в целевых установках исследователей, занятых этими работами.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.