WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 29 |

Только те компании, которые выходят на международные рынки, вынуждены делать отчетность о своей деятельности более прозрачной. На основе имеющихся данных можно заключить, что только некоторые, как правило, крупные и не самые высокотехнологичные компании начинают систематически финансировать НИОКР. Вместе с тем больших наукоемких фирм в России пока нет.

Таким образом, главной проблемой инновационного развития в современных российских условиях является недостаточная активность предприятий именно с точки зрения объемов, периодичности и результативности проводимых ими НИОКР или тех НИОКР, которые они заказывают у сторонних организаций (включая организации государственного сектора науки и вузы).

Можно выделить несколько причин низкого спроса на НИОКР со стороны российского бизнеса.

И. Имамутдинов, Д. Медовников. За бортом Ноева ковчега // Эксперт, № 1–2, 16.01.2006.

Ключевая проблема – недостаточный уровень конкуренции и монополизм многих российских компаний. Сегодня на долю 23 крупнейших собственников приходится около 36% совокупного объема продаж и 38% всех занятых в стране28. В 2003 г. 60,2% российского фондового рынка находились под контролем всего 10 игроков. В Европе доля капитализации 10 крупнейших холдингов не превышает 30% (21% – в Германии, 29% – во Франции) и на порядок больше, чем в США и Великобритании. Исследования последних лет показывают однозначную негативную связь между инновационной активностью и монополистическим положением фирмы. В монопольной отрасли с высокой нормой дохода и отсутствием конкуренции извне спрос на инновации должен быть низким. Если при этом еще и однороден выпускаемый продукт (нефть, газ, металлы), то потребность во внутренних инновациях практически отсутствует. Фирмамонополист может проявлять инновационную активность в ряде случаев: например, при наличии угрозы конкуренции. Кроме того, лидирующая фирма может избрать стратегию радикальных инноваций для закрепления своего лидерства на продолжительное время. В России наиболее готовыми к работе в условиях конкуренции могут оказаться фирмы, выпускающие военную технику и продающие ее на мировой рынок.

Между тем в последние 2 года предприятия стали отмечать рост конкурентного давления29, связаного с сокращением внутреннего спроса и ростом объемов импорта, давлением цен импорта, а также появлением новых российских производителей. Однако в противовес конкуренции значение административного ресурса по-прежнему остается очень большим. Его использование позволяет получать разнообразные экономические преимущества перед конкурентами (более низкие тарифы, кредиты под меньшие проценты и др.). Особенно это касается крупных государственных компаний. Те компании, которые не могут обеспечить соответствующие отношения с властью, вынуждены постоянно опасаться угрозы закрытия своего From Transition to Development: A County Economic Memorandum for the Russian Federation. WB, M, 2004.

По данным конъюнктурных опросов ИЭПП за 2005–2006 гг.

бизнеса, что заставляет их отказываться от долгосрочных проектов и концентрироваться на текущих операциях и получении быстрой отдачи от вложений. Это также замедляет инновационную деятельность, а особенно развитие собственных НИОКР. Пока компаниям выгоднее совершенствовать корпоративное управление – как методы, так и его систему в целом, так как это дает быструю отдачу в краткосрочный период. Эту деятельность можно отнести к разряду организационных инноваций.

Рассматривая изложенные факты с точки зрения общих тенденций развития инновационных моделей, можно предположить, что процесс «первоначального накопления», основанный на эксплуатации сырьевых ресурсов страны, начинает давать эффекты в поведении тех компаний (часто монополистов), которые интенсивно наращивают как закупки оборудования, так и собственные и заказные НИОКР.

Оценить «пересечения» или интерфейсы бизнеса с другими компонентами тройной спирали еще трудней, чем специфику включенности государственной компоненты. Однако можно утверждать, что, во-первых, эти пересечения существуют, и, во-вторых, они качественно отличны от тех, которые действуют в развитых странах. Пока общие условия, регулирующие взаимоотношения между государством и бизнесом, неблагоприятны для инноваций на любых типах предприятий. Однако тесные пересечения существуют у государства и тех предприятий, в которых значительна доля государственной собственности, и именно эти предприятия пользуются режимом «максимального благоприятствования». Большая часть таких предприятий сырьевые, они имеют самые большие возможности лоббирования своих интересов, ими накоплены уже достаточные ресурсы для того, чтобы развивать инновационную деятельность. Однако перспективы взаимодействия этого сектора с остальными для трансфера технологий невелики, хотя бы потому, что сама технология этой отрасли в ограниченной степени является объектом трансфера. Таким образом взаимодействие государства и бизнеса в ТС можно схематично представить следующим образом (рис. 3–2).

Рис. 3–2. Взаимодействия государства и бизнеса в России в отраслевом разрезе В силу того, что государство и крупный бизнес оказывают друг на друга сильное влияние, их пересечения образуются на основе и формальных, и неформальных связей, о чем свидетельствует значительное число бывших государственных служащих в крупном бизнесе. Поэтому в оставшейся части как науки, так и бизнеса, эти связи почти не проявляются. Пока трудно оценить последствия нового процесса сращивания бизнеса и государства, проявляющиеся в форме создания государственных корпораций. По мнению экспертов (Авдашева, 2007), этот процесс приведет к росту трансакционных издержек и снижению эффективности производства, сужая, тем самым, инновационный потенциал экономики. Остальная часть предприятий не имеет долгосрочных стимулов к развитию, и, следовательно, их взаимодействия с сектором «науки» минимальны. Даже стратегия имитации для них представляется слишком дорогой, и замещающих инноваций они, как правило, не проводят. Высокий приоритет, который государство отдает крупному сырьевому бизнесу, создает устойчивый «локальный оптимум» между этими двумя компонентами, который ни остальные отрасли, ни наука разрушить не могут. Из высокотехнологичных отраслей включиться в эту структуру наибольшие шансы имеют обновленные структуры военных отраслей (прежде всего – авиации), восстановленных после спада и уверенно выходящих на мировой рынок.

Состояние науки Сложность и уникальность российской ситуации после распада СССР состояла в том, что стране в наследство был оставлен масштабный научный комплекс, представляющий только государственный сектор науки, тогда как доля государственных расходов в ВВП значительно сократилась. В результате возможности финансирования науки по сравнению с поздним советским временем уменьшились многократно. С точки зрения наличия и доступности ресурсов для науки Россия была поставлена в положение стран третьего мира. По объему финансирования НИОКР в расчете на душу населения Россия оказалась позади большинства стран ОЭСР и даже ряда стран Центральной и Восточной Европы. Так, в 1995 г. для России этот показатель был равен 31 долл. США, тогда как в США – 649,2 долл., Японии – 601,5 долл., Германии – 459,4 долл., Великобритании – 387,1 долл., Финляндии – 381,1 долл., Чехии – 189,4 долл.Динамика основных показателей состояния науки в России представлена в табл. 3–2.

Резко сократившееся финансирование науки повлекло за собой стремительный отток кадров: если в 1989 г. на 10 000 человек экономически активного населения в России приходилось 130 исследователей, то к 1995 г. этот показатель упал до 60. В последние несколько лет он стабилизировался на уровне 72–75 исследователей на 10 000 человек экономически активного населения.

Более ранние сравнительные данные недоступны, поскольку только с 1995 г. Россия перешла на новую систему статистического учета науки, которая сделала возможными относительно корректные международные сопоставления. Источник данных: Наука России в цифрах – 1996. Статистический сборник. М.: ЦИСН, 1996, с. 82.

Таблица 3–Основные показатели состояния науки в России 1991 1993 1995 1998 1999 2001 2003 2005 Ассигнования на науку из 1,85 0,91 0,54 0,40 0,50 0,54 0,71 0,81 0,средств федерального бюджета, в % к ВВП Суммарные расходы на 1,43 0,77 0,85 0,93 1,00 1,18 1,28 1,07 – науку изо всех источников, в % к ВВП Доля средств частного 0.0 0.0 24,1 22,8 22,6 24,8 22,8 22,4 – сектора в суммарных расходах на исследования и разработки, в % Число исследователей на 108 80 60 77 78 78 75 72 – 10 000 человек населения, чел.

Число исследователей, в 88,5 80,2 98,7 91,9 100,8 99,1 98,8 97,4 – % к предыдущему году Источники: Наука России – 1994. Статистический сборник. М.: ЦИСН, 1995, с.105;

Наука России в цифрах: 1996. Статистический сборник. М.: ЦИСН, 1996, с. 24, 38, 40, 85; Наука России в цифрах: 2004. Статистический сборник. М.: ЦИСН, 2004, с.

46, 70, 71, 75; Наука России в цифрах: 2006. Статистический сборник. М.: ЦИСН, 2006, с. 48, 69, 84–85, 181.

Как следует из представленных данных, динамика численности научных кадров слабо коррелирует с финансовыми показателями.

Значительное и медленно (в сравнении с объемами финансирования) сокращающееся число работников научной отрасли свидетельствовало не только об инерционности сферы науки, а было показателем экономического кризиса в целом и неспособности экономики абсорбировать избыток занятых в научном комплексе страны.

Одной из главных проблем стала неадекватность бюджетных средств количеству государственных научных организаций и численности научных сотрудников. Число научных организаций постоянно росло, государственный сектор науки оставался избыточным.

Многие научные организации не смогли адаптироваться к новым экономическим условиям и стали существовать за счет единичных эффективно работающих лабораторий и научных групп, а также ненаучных доходов (таких, например, как сдача помещений в аренду).

Все это не позволяло поддерживать исследования на высоком уровне.

Начавшийся в последние 5 лет ежегодный прирост государственного финансирования науки не может быстро переломить негативных тенденций. Растущие средства не будут использоваться эффективно до тех пор, пока они распределяются в старой организационной структуре и на основании прежних принципов. Пока высокая доля государственного финансирования науки является свидетельством низкого спроса на результаты науки в экономике страны, а не показателем щедрого государственного финансирования.

Более подробное рассмотрение показателей развития инновационной системы в России в сравнении с ведущими странами мира позволяет сделать следующие выводы (табл. 3–3).

Россия существенно отстает по всем показателям, за исключением одного – численности исследователей в расчете на 1 млн жителей страны. Относительно небольшой разрыв с другими странами наблюдается по уровню суммарных расходов на НИОКР в ВВП. Оба они являются ресурсными, показателями «входа». Остальные показатели, характеризующие результативность и качество связей в НИС, значительно ниже, чем в развитых странах мира, а индикаторы институциональных условий имеют отрицательное значение. Таким образом, количество имеющихся ресурсов остается, по сути, единственной основой для «рывка», который вынуждены осуществлять страны при догоняющем развитии. В этих условиях возрастает значение качества государственного регулирования.

Особенностью науки в России является относительная изолированность научных организаций и вузов не только от бизнес-сектора, но и друг от друга. По данным социологических опросов, 40,6% научных организаций выполняют исследовательские проекты самостоятельно, не сотрудничая с другими организациями. 16,4% организаций проводят совместные исследования с академическими НИИ, 13,1% – с отраслевыми НИИ, 8% – с вузами, и только 0,8% сотрудничают с предприятиями31.

Таблица 3–Показатели развития инновационной системы России и развитых стран мира, 2004 г.

Страны «большой Страны Западной Показатели Россия семерки» Европы Общие показатели:

Индекс развития человеческого по- 0,795 0,940 0,тенциала Качество государственного регули- –0,51 1,23 1,рования Уровень соблюдения законности –0,70 1,45 1,Показатели развития инновационной системы:

Иностранные инвестиции, % ВВП 1,91 5,79 10,Лицензионные платежи и роялти – 4,95 80,82 402,выплаты, в расчете на 1 млн жителей Лицензионные платежи и роялти – 1,21 91,74 75,получение, в расчете на 1 млн жителей Исследователи, в расчете на 1 млн 3414,59 3328,64 3495,жителей Суммарные расходы на НИОКР, % 1,24 2,24 1,ВВП Кооперация университетов с частны- 3,20 4,63 4,ми компаниями Число статей в научных и техниче- 109,47 590,90 596,ских журналах, в расчете на 1 млн жителей Доступность венчурного капитала 2,90 4,56 4,Расходы частного сектора на НИОКР 3,30 4,99 4,Источник: http://info.worldbank.org/etools/kam/.

Опрос проводился в 2005 г. в 501 организации, представляющей академическую, вузовскую науку, и организации ведомственной принадлежности, расположенной в 24 регионах России. Источник: Шереги Ф.Э., Стриханов М.Н. Наука в России: социологический анализ. М.: ЦСП, 2006, с. 97.

Характерно также, что международное сотрудничество в российской науке не очень распространено и сильно локализовано. Социологическое исследование Центра исследований и статистики науки, проведенное в 2006 г., показало, что только 11,6% научных организаций сотрудничали с коллегами из стран СНГ и 17,3% – с организациями из других стран32.

Наиболее тесные связи государства и науки, так же, как и в случае с бизнесом, складываются с государственным сектором науки.

Остальная наука организационно, как единый механизм, не оформлена, поэтому и возможности установления обратных связей с государственными структурами у нее существенно ограничены. Между тем, те научные организации, которые ранее назывались отраслевым сектором науки и были в значительной мере разрушены вследствие приватизации, являются основными генераторами и получателями технологий. Поэтому отсутствие общей политики по отношению к инновационной деятельности в целом обусловливает то обстоятельство, что научная компонента в тройной спирали, по сути, является наиболее слабой из имеющихся с точки зрения ее взаимодействий с другими компонентами.

В целом, принципы построения отношений науки и государства практически не претерпели изменений с советских времен. В то же время «сохранность» ресурсов науки, которая до настоящего времени была основана на инерции развития, может стать его движущей силой, но только в том случае, если в науке, так же, как в бизнесе, сформируются новые формы отношений. Предположительная схема организации взаимодействия государства и науки представлена на рис. 3–3.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.