WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 29 |

разрабатывает и осуществляет меры по их реализации. Таким образом, на федеральном уровне реально формируются два перечня приоритетов и соответствующих им критических технологий – промышленных и всех остальных.

Ведомственная разобщенность сказывается и в самом концептуальном взгляде на науку как сферу инновационной деятельности. В Стратегии РФ в области развития науки и инноваций на период до 2015 г. она определена как «сектор генерации знаний», отделенный от инновационной системы.

Пока ведомственная разобщенность сохраняется, несмотря на наличие вневедомственных координационных, консультативных и совещательных организаций в структуре государственного управления. Большинство таких организаций появилось сравнительно недавно – в 2004 г., поэтому судить об эффективности их деятельности пока еще рано. Однако первые итоги работы таких структур свидетельствуют о том, что ряд из них может со временем стать интегрирующим началом в системе государственного регулирования научно-инновационной сферы. К таким организациям, в первую очередь, следует отнести:

• Межведомственную комиссию по научно-инновационной политике;

• Совет при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию;

• Совет по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ.

Межведомственная комиссия по научно-инновационной политике была образована в ноябре 2004 г. приказом Министра образования и науки РФ. Комиссия является координационным органом, обеспечивающим «взаимодействие заинтересованных органов исполнительной власти в целях выработки и реализации государственной политики в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности, развития федеральных центров науки и высоких технологий, государственных научных центров и наукоградов»21.

Положение о Межведомственной комиссии по научно-инновационной политике.

Утверждено приказом Минобрнауки России от 17.11.2004 г. № 111.

Комиссию возглавляет Министр образования и науки, а в ее состав входят представители заинтересованных органов исполнительной власти, а именно: Федерального агентства по промышленности, Федерального агентства по атомной энергии и Федеральной антимонопольной службы. Комиссия занимается преимущественно вопросами научной политики и связанными с ней отдельными направлениями инновационного развития (формирование инфраструктуры коммерциализации результатов научно-технической деятельности).

Как следует из состава Комиссии, в нее не входят представители таких ключевых министерств, как Министерство обороны и МЭРТ, чье участие принципиально важно при координации мер в области науки и инновационной деятельности.

Совет при Президенте Российской Федерации по науке, технологиям и образованию был образован Указом Президента РФ в августе 2004 г. Он является консультативным органом при Президенте Российской Федерации, созданным для «информирования главы государства о положении дел в сфере науки, технологий и образования, обеспечения его взаимодействия с научными организациями и образовательными учреждениями, деятелями науки и образования, выработки предложений Президенту Российской Федерации по актуальным вопросам государственной научно-технической и инновационной политики, государственной политики в области образования»22. С момента своего создания Совет собирался несколько раз, и основные его практические решения пока связаны только с организацией приема и экспертизы представлений на соискателей Государственных премий Российской Федерации в области науки и технологий и присуждения данных премий.

Совет по конкурентоспособности и предпринимательству при Правительстве РФ появился в июне 2004 г. в результате преобразования Совета по предпринимательству. Он имеет высокий статус, его возглавляет Председатель правительства, а среди членов Совета – представители бизнес-сообщества, в том числе входящие в Указ Президента РФ «О Совете при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию» от 30.08.2004 г. № 1131.

Российский союз промышленников и предпринимателей и Торговопромышленную палату.

Согласно положению о Совете, он является постоянно действующим совещательным органом, образованным для обеспечения практического взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, предпринимательского сообщества и научной общественности в целях выработки предложений по созданию эффективных механизмов повышения конкурентоспособности экономики и развития предпринимательства в Российской Федерации23. В число задач Совета входит также и реализация научно-технической и инновационной политики. В частности, на заседаниях Совета уже обсуждались направления и способы использования такого инструмента, как государственно-частные партнерства в сфере науки и инноваций.

В Положении о Совете заложены необходимые предпосылки для того, чтобы он стал действенным механизмом продвижения идей по формированию и развитию в стране национальной инновационной системы, причем с учетом мнения представителей крупного бизнеса.

Совет мог бы принять на себя и координирующие функции при разработке и мониторинге реализации крупных государственных проектов и инициатив.

Таким образом, в настоящее время политика государства в научно-инновационной сфере остается ведомственной, наука по преимуществу рассматривается обособленно, а не в контексте НИС.

Тенденция усиления внимания ряда министерств к инновационной политике не означает адекватного признания важности науки. Инновационная политика также рассматривается как самостоятельный вид политики, дополняющий существующие научную, технологическую и промышленную политики, а не в качестве интегрирующей все эти направления. Поэтому для повышения уровня инновационности российской экономики необходимо налаживание координации между ключевыми министерствами (Министерством образования и науки, МЭРТ, Министерством промышленности и энергетики, РАН Постановление Правительства РФ «Положение о Совете по конкурентоспособности и предпринимательству при Правительстве РФ» от 02.06.2004 г. № 263.

и др.) при разработке стратегии и инициатив в области науки и инноваций.

Сопоставление приведенных выше фактов с теми теоретическими выкладками, которые были рассмотрены в первой части работы, позволяет наметить организационные изменения, которые следовало бы проводить для того, чтобы инновационный процесс стал ближе к модели развитых стран. Исходя из перечня функций и соотношения сил отдельных ведомств и сферы их ответственности, можно гипотетически представить схему взаимодействия между государством и наукой (рис. 3–1).

Рис. 3–1. Упрощенная схема ведомственной структуры государственного управления в тройной инновационной спирали На рис. 3–1 органы управления (за исключением координационных структур) располагаются приблизительно в убывающем по «административному ресурсу» порядке, т.е. по размеру средств, в распределении которых ведомство непосредственно принимает участие. Размеры пересечений представлены условно, поскольку, как было показано ранее, пока не существует реальных измерителей процессов связи. Однако ясно, что необходимость согласования решений между ведомствами, имеющими разные функции и критерии своей деятельности, и в которых обеспечение инновационного развития не является основным, приводит лишь к усложнению процес са и конфликту интересов. Большинство пересечений являются двойными и изолируют принятое решение от общей стратегии инновационной политики. Что касается координационных органов, в которые входят представители заинтересованных в реализации своих интересов ведомств, то они скорее дублируют процессы лоббирования интересов, чем координируют решения. Добиться перераспределения приоритетов в этой системе достаточно трудно, так как действует своеобразная инерционная траектория процесса принятия решений «от достигнутого». Изменение приоритетов возможно в том случае (как диктует теория), когда в отношения государства и науки вмешивается третья сила (в данном случае – бизнес), которая и изменит равновесие. До этого момента в составе координационных органов приоритеты интересов ведомств практически не меняются. Любые изменения принимаются с трудом, поскольку они требуют коррекции общей политической стратегии экономического роста. Более того, из конфигурации государственной структуры принятия решений в инновационной сфере следует, что актор, именуемый «государством», не имеет ясно выраженных критериев перехода к экономике знаний, поскольку капитализированная стоимость этого перехода не соответствует темпам и уровням наращивания расходов государства на эти цели. При этом государство не имеет практического интереса к восполнению провалов рынка в данной области, потому что его доходы формируются из других источников. Далее, разные государственные структуры во многом наделены фактически одинаковыми функциями, но в скрытом виде – разными полномочиями. Координационные органы не имеют разделенной ответственности, и потому трудно понять, чем консультативные функции отличаются от совещательных и координационных. В результате они представляют, по сути, усложненные бюрократические структуры, связанные формально горизонтальными связями, что соответствует принципам экономики знаний, однако участники дублируются при разных функциях. Один и тот же человек в совете координирует решения, а в аппарате министерства принимает решения, и потому трудно ожидать, что критерии его деятельности будут меняться в зависимости от того, на каком заседании он присутствует. Фактически связи между государством и остальными участниками тройной спирали организованы по вертикальному принципу в зависимости от «административного ресурса».

Бизнес в тройной спирали: российская специфика Принято считать, что крупный бизнес в России недостаточно активен в сфере технологических инноваций, однако это утверждение базируется на усреднении статистической картины. В последние 5–лет инновационно-активными, согласно данным Госкомстата, являются 9–10%24 промышленных предприятий.

В реальности уровень инновационной активности будет разным, в зависимости от того, что понимается под технологическими инновациями25. Российский бизнес восприимчив к инновациям по параметру привлечения нового, высокотехнологичного оборудования – это видно по растущим объемам его импорта. Действительно, покупка зарубежного оборудования более выгодна предприятиям по ряду причин: из-за его сравнительной цены, высокого качества, предлагаемых послепродажных сервисов, способов оплаты. Интерес к обновлению технологий возник у предприятий только после кризиса 1998 г., однако стратегия развития компаний базировалась в значительной степени на привлечении зарубежных инвестиций. В какой-то степени это давало защиту от государства, поскольку в таком случае государство уже должно было иметь дело не с национальными, а транснациональными компаниями. Соответственно, обновление происходило за счет заимствования зарубежных технологий, и не всегда самых современных. Покупка оборудования, в первую очередь зарубежного, стала основным видом инновационной деятельности на промышленных предприятиях. Вместе с тем ограничение инновационной деятельности покупкой зарубежного оборудования чревато сохранением технологического отставания, по Наука России в цифрах – 2005. Статистический сборник. М.: ЦИСН, 2005, с. 154.

Отсутствие единой системы статистических измерителей и достаточной для анализа массы данных отмечается во всех аналитических работах по данной тематике, не только в России, но и в других странах.

скольку так можно поддержать только имитационный характер инновационного развития.

Если же рассматривать инновационную деятельность компаний по параметру расходов на внутрифирменные НИОКР, то Россия окажется позади не только развитых индустриальных стран, но и ряда развивающихся стран. С этой точки зрения показательно сравнение России с другими растущими и развивающимися экономиками – странами БРИК (Бразилией, Индией и Китаем). Расходы фирм на НИОКР, измеренные как процент продаж, составляли в 2004 г.

2,5% в Китае, 0,9% в Бразилии, 0,46% в Индии и только 0,3% в России26. Вместе с тем различные опросы, касающиеся инновационной активности промышленности, дают более высокие оценки. Недавнее (2005 г.) исследование Высшей школы экономики, проведенное среди 1 002 предприятий обрабатывающей промышленности, показало, что инновационно-активными и имеющими расходы на НИОКР являются 36,8% обследованных компаний (Гончар, 2007). Другое исследование, проведенное Институтом экономики переходного периода в 2005 г. среди 575 промышленных предприятий, позволило определить, что 82% предприятий осуществляют те или иные технологические инновации, а 45% имели расходы на НИОКР (Кузнецов, Кузык, Симачев, Цухло, Чулок, 2007). Более глубокое изучение характера проводимых на предприятиях НИОКР позволяет сделать вывод, что они направлены преимущественно на небольшие усовершенствования во имя выживания предприятия, но не его развития. Только половина предприятий, назвавшихся инновационно активными, осуществляют вложения в НИОКР постоянно.

Кроме того, важен не сам факт расходов на НИОКР, а их уровень.

И здесь картина значительно менее оптимистичная: по данным опроса ИЭПП, затраты компаний на НИОКР не превышают 8% от общих расходов на технологические инновации, тогда как для европейских стран этот показатель составляет в среднем 20%. Затраты фирм на приобретение патентов и лицензий и вовсе небольшие – менее 2% (Кузнецов, Кузык, Симачев, Цухло, Чулок, 2007).

Данные Всемирного банка – Knowledge Assessment Methodology.

http://info.worldbank.org/etools/kam/scorecard_std_countries.asp Постепенно растут только расходы на НИОКР, осуществляемые крупным бизнесом. Наблюдаются две основные тенденции: создание компаниями собственных исследовательских подразделений или институтов, в том числе покупка бывших отраслевых институтов («Русский алюминий», «Силовые машины», «Норильский никель»)27, и рост финансирования компаниями научно-исследовательских проектов, выполняемых в организациях государственного сектора науки и вузах. Расходы на НИОКР четырех компаний («Газпром», «АВТОВАЗ», «Северсталь» и «ГМК «Норильский никель») в 2004 г. составили более 4 млрд руб., что, для сравнения, превышает бюджетные ассигнования на поддержку вузовской науки в 2006 г. Компания «Русский алюминий» потратила на НИОКР и обновление технологий за последние 4 года несколько миллиардов долларов; «Силовые машины» тратят около 30 млн долларов в год на НИОКР. Однако более полных данных о размерах финансирования НИОКР со стороны бизнес-сектора нет. Компании не предоставляют в открытый доступ информацию о направлениях и масштабах НИОКР, выполняемых как собственными силами, так и посредством аутсорсинга.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.