WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 29 |

Наконец, если национальная политика направлена на инновационное развитие, то реальными субъектами развития инноваций являются все фирмы, как ТНК, так и отечественные. И любая инновация – это процесс гонки, в которой стратегия фирм зависит от условий рынка.

Поведение развивающихся стран в гонке за технологическим лидерством в общих чертах воспроизводит поведение отдельных фирм, поэтому можно утверждать, что в истории не существует примеров успешного выхода страны на высокий уровень глобальной инновационной системы без активного наращивания затрат, в том числе государственных, на инновационную деятельность. Просто этот период в зависимости от стратегии, избранной страной, может быть связан как с нарастанием ее отставания, так и с интенсивным развитием, а затраты государства могут быть в форме как прямого финансирования НИОКР, так и создания условий для того, чтобы заинтересовать фирмы в наращивании этих затрат.

Итак, главные направления политики в развивающейся стране – это поддержка образования, повышение квалификации, обеспечение мобильности труда. Она должна быть уравновешена политикой поддержки конкуренции и стимулирования инноваций. В то же время антимонопольное законодательство, обеспечивающее достаточный уровень конкуренции, и защита интеллектуальной собственности противодействуют друг другу. В этом смысле существует, повидимому, оптимальный уровень конкуренции (интенсивность соперничества) для развивающейся страны, при которой фирмы, занятые исследованиями и разработками, должны с помощью государства постепенно выходить на международную арену или, по крайней мере, не уступать на внутреннем рынке ТНК. Это возможно только при государственной поддержке. Вместе с тем прямое субсидирование снижает эффективность затрат по тому направлению, в которое вкладываются государственные ресурсы, поэтому государственные инвестиции в инновации не должны быть замещающими. В этом смысле слепое следование рекомендациям «Вашингтонского консенсуса» (либерализация рынков, приватизация и децентрализация управления) приходит в противоречие с долгосрочными задачами развивающейся страны. Наличие открытого рынка означает неограниченные возможности перераспределения ресурсов, приводящие к повышению экономической эффективности. Но это влечет за собой и побочные результаты, выражающиеся в снижении инновационной активности, поскольку она сокращает текущую прибыль.

Отсюда – необходимость защиты бизнеса на начальных стадиях разработки проектов, льготная политика субсидий и тарифов, которая действует эффективно только в сопровождении эффективной промышленной и торговой политики. Другими словами, политика «созидательного разрушения» по Й. Шумпетеру (Шумпетер, 1982) в условиях развивающихся стран должна быть ограничена жесткими рамками национальных интересов в создании эффективно действующей инновационной системы.

Общие свойства инновационного развития в переходных экономиках Большая часть стран, в которых начались структурные изменения после распада СССР, имели развитую, но весьма специфическую национальную инновационную систему, свойства которой были исследованы достаточно подробно (Дежина, Салтыков, 2004, 2005;

Голиченко, 2006; Иванова, 2002). В данном разделе кратко рассмотрим наиболее характерные особенности инновационного развития, типичные для многих стран в период перехода к рыночной экономике.

Наиболее общей закономерностью, отмеченной и в больших, и в относительно малых инновационных системах, является резкое сокращение государственного финансирования исследований и разработок, которое связано как с изменением политических установок страны, так и с кризисными явлениями, сопровождающими переход к рынку. Эта тенденция проявилась не только в России, но и во всех других странах с переходной экономикой. В частности, в Венгрии в 1994–1996 гг. наблюдалось сокращение государственного финансирования НИОКР более чем в 2 раза, с почти 1% ВВП до 0,5% (при существенном сокращении самого ВВП). Еще одна причина сокращения финансирования – разрыв традиционных формальных и неформальных связей внутри инновационного комплекса. Такое явление описано практически одинаково в работах российских авторов, однако в тех же масштабах оно наблюдалось в Венгрии, Словении, Чехии и Словакии. Характерно, что последствия разрыва связей оказались не слишком сильно зависящими от масштабов научного потенциала, но в большей степени – от его организации до распада.

Например, инновационный потенциал Словении, где после распада Югославии фирмы должны были находить новые рынки, а исследовательские институты менять приоритеты исследований и интенсифицировать контакты с промышленностью, пострадал не слишком сильно. В странах малого размера инновационный потенциал оказался жизнеспособным и устойчивым к изменениям, поскольку до распада он уже был сильно ориентирован на внешние связи (Koschhatzky, Knut, 2002). Поскольку научный потенциал России существовал в очень крупных организационных формах, разрыв связей с институтами бывших республик оказался для научных организаций России, так же, как для других стран, достаточно болезненным.

Другая характерная почти для всех стран закономерность – последовательность этапов реформирования научной системы страны и создание условий для развития полноценной инновационной системы. Во всех странах наблюдалась интенсивная законотворческая деятельность, в ходе которой были приняты основные законы, необходимые для определения правил функционирования научного комплекса. В Венгрии появились законы об Академии Наук, о высшем образовании, об интеллектуальной собственности и о государственных закупках. Примерно такая же картина с некоторым опережением наблюдалась и в России. Важно то обстоятельство, что до тех пор, пока не закончилась приватизация, не была стабилизирована экономика и не был создан достаточный запас финансового капитала, условий для реализации новых законов не существовало, потому что процесс трансформации и приватизации не оставляет для предприятий стимулов к инновациям.

И, наконец, многие исследователи инновационных процессов отмечают общую для всех переходных экономик картину состояния информационной базы для оценки и исследований инновационной деятельности (Inzelt, 2004). Она характеризуется низкой скоростью процесса перехода от плановой организации информации к рыноч ной, низкими приоритетами информации, связанной с инновационной деятельностью, и недостатком информационных ресурсов для сбора новой статистики. Отсюда – большая часть исследователей вынуждены прибегать к пилотным обследованиям и методам интервью. В условиях быстрых перемен единственным продуктивным путем действительно остается качественным анализ, основанный на сопоставлении и критическом отборе данных из разных источников.

3.2. Взаимодействие государства, науки и бизнеса в России: оценка практики Особенности организации государственного регулирования научно-инновационной сферы в России В российском варианте тройная спираль имеет свою специфику.

Она заключается в том, что в качестве актора со стороны науки, в отличие от университетов в большинстве западных стран, следует рассматривать и Российскую академию наук. В развитых странах именно университеты выполняют основной объем фундаментальных исследований, в них ведется подготовка кадров и обеспечивается трансфер не только НИОКР, но и кадров в промышленность. В России основной объем научных исследований приходится не на университеты (вузы), фундаментальные исследования проводятся преимущественно в институтах Российской академии наук, и там же в небольших масштабах ведется подготовка кадров высшей квалификации (аспирантов и докторантов). В то же время на вузы приходится основной объем подготовки кадров, в том числе и высшей квалификации, при достаточно слабой научной базе и скромных масштабах финансирования НИОКР. Создание инфраструктуры для содействия развитию связей между наукой и бизнесом в такой системе представляет собой более сложную задачу, поскольку при формировании инфраструктуры вокруг университетов будет сказываться недостаток научного потенциала, а в случае создания ее при научных организациях – недостаток молодых кадров.

Организационную структуру государственного регулирования сфер науки и инновационной деятельности в России можно отнести к централизованному, традиционно ведомственному типу, с малой степенью координации межведомственных взаимодействий. Такая организация управления является наследием советской системы.

Сравнительно недавно начались изменения, направленные на придание ей большей гибкости, на формирование структур, позволяющих включить в процесс разработки стратегического видения не только представителей органов исполнительной власти, но и других участников национальной инновационной системы (в первую очередь – представителей бизнес-сообщества).

Центральным органом исполнительной власти (по характеру возложенных на него функций, но не по объемам распределяемых им бюджетных средств), ответственным за разработку и реализацию единой национальной научно-технической политики является Министерство образования и науки (ранее эту функцию выполняли министерства-предшественники)18. Министерство осуществляет также нормативно-правовое регулирование в сфере научной, научнотехнической, инновационной деятельности и интеллектуальной собственности.

Согласно перечню возложенных на него функций, Министерство образования и науки должно быть главной координирующей организацией при разработке направлений и мер государственного регулирования по отношению к НИС. Однако на практике это не так: реальные рычаги его воздействия на прочие министерства и ведомства, а также имеющиеся в распоряжении ресурсы, ограничены. Через Министерство и подведомственные ему агентства и службы распределяется чуть больше 20% суммарных расходов федерального бюджета на гражданскую науку.

Фактически координирующую функцию выполняет другое министерство – экономического развития и торговли (МЭРТ), однако не с За период после распада СССР организационная структура управления на федеральном уровне несколько раз менялась, и система управления наукой также претерпела множество преобразований. Ответственными за разработку научнотехнологической политики в разные периоды времени были Министерство науки, высшей школы и технической политики, Министерство науки и технологий, Государственный комитет РФ по науке и технологиям, Министерство промышленности, науки и технологий.

точки зрения единого государственного регулирования научной, инновационной, промышленной и иных политик, а как ведомство, ответственное за разработку и реализацию мер общеэкономического характера, которые влияют, в том числе, и на состояние научноинновационной сферы. В научно-инновационной сфере МЭРТ в наибольшей степени сосредоточен на вопросах стимулирования инноваций и поддержки конкурентоспособности, причем вопросы инновационного развития становятся все более приоритетной сферой внимания данного ведомства. МЭРТ не имеет значительного бюджета на науку, и главная его роль – создание общеэкономических условий и регулирование (координация) крупных государственных инициатив (в инновационной сфере это создание инфраструктуры, например, особых экономических зон, специализированных фондов венчурного типа для поддержки инноваций).

Научно-техническая и инновационная политика, поддержка определенных видов НИОКР находятся также в ведении целого ряда других министерств. Министерство промышленности и энергетики контролирует через подведомственные ему агентства значительные бюджеты на НИОКР оборонного и промышленного назначения (оборонно-промышленный и топливно-энергетический комплексы, атомная энергетика, космическая деятельность, развитие авиационной техники). К функциям данного министерства также относятся развитие инновационной инфраструктуры рынка наукоемкой продукции и услуг, объектов промышленной собственности. Поддержку оборонных НИОКР и разработку политики в этой области осуществляет и Министерство обороны. Министерство информационных технологий и связи имеет сравнительно скромный бюджет на НИОКР, однако все более активно включается в процессы создания инновационной инфраструктуры для развития ИТ-отрасли.

В формировании государственной научной политики большую роль играет Российская академия наук, которая не является органом исполнительной власти, однако, по действующему законодательству, принимает участие в разработке и реализации государственной научно-технической политики, экспертизе крупных научнотехнических программ и проектов, в инновационной деятельности.

РАН – это главный центр фундаментальных исследований (в системе академических учреждений проводится более 50% всех фундаментальных исследований в стране19). РАН является прямым бюджетополучателем и распоряжается значительными бюджетными средствами, распределяя более трети всех бюджетных ассигнований на гражданскую науку20. На практике РАН и Министерство образования и науки согласовывают стратегические документы, касающиеся развития и реформирования научного комплекса, однако окончательная редакция всех документов определяется Министерством. Затем они проходят согласование в МЭРТ и при необходимости дорабатываются.

Остальные министерства – такие, как Министерство обороны, Министерство информационных технологий и связи и другие практически не принимают участия в разработке научно-инновационной политики и реализуют свои инициативы достаточно обособленно.

Они могут участвовать в согласовании различных документов или мер в отношении НИС, однако пока интерес большинства ведомств к данному направлению государственного регулирования невысок.

В целом координация усилий между ведомствами развита слабо.

Более того, несогласованность работы ведомств, по сути, задается нормативно-правовыми документами, регулирующими их деятельность. Это можно наглядно видеть на примере выполнения такой государственной функции, как выбор приоритетов научнотехнологического развития. Согласно Положению о Министерстве образования и науки, оно отвечает за формирование приоритетных направлений развития образования, науки, технологий и техники, перечня критических технологий и приоритетов инновационной деятельности Российской Федерации. В то же время Министерство промышленности и энергетики определяет приоритетные направления научно-технического развития и инновационной деятельности в сфере промышленности, в том числе перечень промышленных критических технологий гражданского и двойного назначения, а также Наука России в цифрах – 2004. Статистический сборник. М.: ЦИСН, 2004, с. 82, 84.

Рассчитано по данным о федеральном бюджете за 2006 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.