WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 29 |

Сходные результаты были получены и в других работах (Viale, Campodall’orto, 2002), где доказательства менее эффективного, чем в США, обмена знаниями в рамках инновационного процесса получены на более широкой статистической основе. Авторы показывают, что выбор каналов для взаимодействия определяется не столько «уровнем» развития инновационной системы и экономики страны, сколько наличием специализации в этих системах и, можно предположить, «трудоемкостью» инноваций в разных отраслях экономики.

Относительная значимость таких каналов определяется типом инновационной деятельности, типом затребованных знаний, потенциалом поглощения и переноса результатов, типом и степенью коммерческих неудач, превалирующих на рынке знаний.

В качестве исходной информации было использовано 7 показателей, доступных в статистических материалах ОЭСР, в том числе:

• сотрудничество (совместные НИОКР);

• контрактные НИОКР и технологическое консультирование;

• ротация персонала (между фирмами и государственными НИИ);

• сотрудничество в подготовке исследовательских кадров и профессиональное обучение работников;

• использование права на интеллектуальную собственность государственными научными организациями;

• организация новых инновационных фирм силами исследователей из государственных научных учреждений;

• неформальные контакты и персональные сети.

Отметим, что перечисленные элементы отражают новые организационные формы сотрудничества, которые, бесспорно, оказывают влияние на развитие взаимодействия между элементами ТС. Однако эти новые формы, по-видимому, проявляют высокую эффективность там, где они накладываются на подходящие для них формы организации каждого участника тройной спирали, в том числе – фирмы.

Однако «соответствие» в смысле общей информации в тройной спирали может существовать только в адекватных организационных формах самих фирм.

Если сравнить только 4 из большого списка различий в организации фирм в Великобритании, как типичной «научной» страны Европы, и в США, то очевидно, что принципы организации фирм неодинаковы, так же, как выявленные ранее различия дисциплинарной структуры науки.

Таблица 2–Сравнительные характеристики фирм США и Великобритании Принципы Великобритания США организации фирм Управление Семейное Профессиональное Масштаб Небольшой Крупный Вертикальная интеграция Незначительная Экстенсивная Организационная структура Одно подразделение Много подразделений Источник: Westhoff Frank H., Yarbrough, Beth V. Yarbrough Robert M. Complexity, Organization, and Stuart Kauffman’s The Origins of Order: //Journal of Economic Behavior and Organization Vol. 29 (1996) p.3.

В современных условиях организация фирм меняется достаточно быстро, и тем не менее тройная спираль Великобритании характеризуется большей инерцией по сравнению с США. В связи с этим рассуждения об изменении государственной политики и активизации стимулирования инноваций должны учитывать наличие высокого уровня соответствия между компонентами. А изменение одного из них не обязательно быстро приведет к успеху.

Как мы видим из предыдущего изложения, простые методы «по аналогии», так же как существующая агрегатная статистика, плохо объясняют феномен ТС. Большинство ученых сходятся во мнении, что реальные причины «европейского парадокса», если он не является «статистическим мифом», в значительной степени кроются в институциональных факторах, связанных с возможностями развития сетей связей между компонентами ТС. Сторонники активного участия государства считают, что на уровне национальной инновационной системы будут эффективно действовать различные типы организаций, способствующих укреплению связей между экономикой и наукой. В настоящее время выделяются, по крайней мере, 3 типа этих организаций.

Гибридные инновационные агенты существуют в большинстве стран достаточно давно. Это технопарки, технополисы, инкубаторы, исследовательские консорциумы, совместные фирмы, которые могут создаваться как государством, так и частным бизнесом. Они предназначены для трансфера и распространения новых технологий.

Вторая группа – инновационные посредники (выше рассматривались проблемы установления связей между компонентами ТС и дружественного «интерфейса» между ними). Именно этот термин (innovation interface) закреплен за организациями, которые являются государственными институтами, – такими, как агентства по передаче технологий и различные координационные комитеты. Задача этих организаций – налаживание взаимодействия между корпорациями и учреждениями, которые финансируются государством. В ходе подобного взаимодействия создаются условия для технологических ноу-хау. Кроме того, государственные научные учреждения ориентируются на программы, представляющие интерес для промышленности. Таким образом, формируется почва для партнерства в науке между частными компаниями и университетами.

Третий тип – гибридные координаторы, под которыми понимаются различные организации, подобные агентствам по передаче технологий и разнообразным координационным комитетам.

Развитие указанных форм взаимодействия происходит в условиях нарастающих противоречий между сторонниками разных подходов к действиям государства, противоборствующих в рамках разных конфигураций тройной спирали. В частности, один из противников активной роли государства, Ж. Дози (Dosi, Llerena, Labini, 2006) доказывает, что «европейского парадокса» не существует потому, что наблюдается серьезное отставание Западной Европы от США по всем параметрам национальной инновационной системы, в том числе – по ряду важнейших направлений науки, слабость инновационных стимулов для европейской промышленности и отставание в технологически новых отраслях. Он считает, что такое положение требует сильной научной политики, в том числе, прямого финансирования.

Эта позиция может находить отклик в российской действительности. Приведем лишь одну цитату для доказательства того, что одна и та же ситуация может быть интерпретирована по-разному.

«Программы, целью которых является создание «сетей превосходства», не только не поддерживают фундаментальные исследования, но неявным образом запрещают тратить деньги Европейского союза на эти цели. Сетевое сумасшествие приводит к созданию бесчисленных организаций европейского и национального уровней, функции которых состоят в управлении, сетевой организации, написании длинных отчетов и обязывают исследователей делать то же самое. Особенно это проявляется в области общественных наук. Нечто подобное наблюдалось в СССР, когда любая работа должна была начинаться со ссылки на классиков марксизма-ленинизма, теперь же любые исследовательские проекты должны включать в обязательном порядке такие ключевые слова, как «связи», «сети», и т.д.» (Dosi, Llerena, Labini, 2006).

При оценке направлений государственной политики, нацеленной на расширение сотрудничества, кооперацию и координацию усилий в области создания и коммерческого использования новых знаний, следует учитывать, какие именно знания создаются той или иной организацией, страной или регионом. Когда речь идет о знаниях, институционально не оформленных, включающих и фундаментальные, и прикладные исследования и разработки, без координации действий развитие невозможно. На сегодняшний день наиболее яркими представителями таких наук, в развитии которых в полной мере проявляются новые черты в становлении системы ТС, являются комплексные (междисциплинарные) области знаний. В этих областях координация усилий и установление надежных и постоянно действующих каналов связи между экономическими агентами становится одним из главных условий успеха. При этом такая координация должна быть установлена на институциональном уровне, потому что разовых «личных» контактов между исполнителями недостаточно. Оказывается, что чем больше исследований, связанных с развитием био- и нанотехнологий проводится в стране, тем большее число результатов научных исследований (в виде статей) цитируется в среднем на один регистрируемый патент. Такая модель развития науки характерна для США и почти не характерна для стран Западной Европы. Развитие «традиционных» научных дисциплин в странах ЕЭС обусловливает меньшую «радикальность» и большую «трудоемкость» изобретений, потому что в новой науке открытия «лежат на поверхности», а в старой – становятся все большим дефицитом. В этой ситуации многочисленные дополнительные организационные формы связи в старых науках не помогают, а скорее становятся тормозом в ее развитии (Pelikan, 1992).

Страны различаются и по превалирующим механизмам стимулирования связей. Так, в США поддерживается коммерциализация научных результатов путем создания новых фирм или кооперативной разработки проектов. В ФРГ и в Финляндии особое значение придают кооперационным исследованиям и разработкам, ротации персонала и неформальным контактам. В Великобритании и в Бельгии широко практикуется финансирование государственной науки из частных источников, прежде всего к качестве оплаты за совместные или заказные работы. Япония отдает предпочтение неформальным связям. Для каждой страны характерны своя интенсивность и диапазон связей, которые зависят от типа предприятий, сектора экономики или области технологии.

3. Взаимодействие государства, науки и бизнеса в России 3.1. Становление национальной инновационной системы в экономике переходного типа Большинство стран современного мира не являются лидерами в инновационном развитии. Термин «развивающиеся» включает обычно страны с низким уровнем доходов, политика которых направлена на достижение высоких темпов экономического роста. В определенной степени к этой группе стран относятся и страны с переходной экономикой, среди которых подавляющее большинство имеет низкие и средние душевые доходы. Для выявления перспектив перехода к новой модели инновационного развития важно точно определить, какие именно изменения происходят в разных странах.

Если развитые страны в основном заканчивают переход от индустриальной экономики к экономике знаний, развивающиеся стремятся достичь высокого уровня экономического развития и обеспечить устойчивый экономический рост, страны с переходной экономикой наряду с обеспечением устойчивого роста переходят к рыночной экономике путем реформирования системы управления и преодоления последствий высокой централизации плановой экономики. При этом введение полномасштабных рыночных отношений не создает само по себе стимулов к инновационной деятельности.

Многие развивающиеся страны наряду с решением собственно экономических задач строят национальную систему инноваций на основе долгосрочных траекторий устойчивого роста. Страны с переходной экономикой, в частности, Россия15, имеют достаточно развитую инновационную систему, в той или иной степени включенную в глобальную ситему. Отсюда – большое разнообразие подходов и методов построения новой инновационной экономики.

Проблема экономического развития и трансформации или сокращения разрыва между богатыми и бедными странами привлекали А также Венгрия, Словения, Чехия и Словакия.

внимание экономистов с середины прошлого века, особенно после знаменитых работ Мэдисона16, где он выдвинул теорию о конвергенции темпов роста. Затем появилась серия работ, активно опровергавших эту теорию, которая пока действительно не имеет удовлетворительного объяснения. Можно лишь утверждать, что в определенные периоды мирового развития ряд стран, ранее имевших низкие доходы и отсталую структуру производства, достигали высокого уровня развития и опережали по темпам роста развитые страны (Япония, Корея, в настоящее время – Китай). Такое ускорение развития, во-первых, часто возникало после событий глобального характера (войны, военные конфликты); во-вторых, удавалось тем странам, которые проводили активную и даже агрессивную преференциальную политику. К началу третьего тысячелетия многие страны с низким и средним уровнем доходов достигли в среднем 2,3% ежегодных темпов роста реального душевого дохода, и этот показатель сравним с темпом роста развитых стран (2,7%) (Metcalfe, Ramlogan, 2007).

Однако разогревание экономики и поддержание устойчивого роста – это две разные задачи. Последняя – более сложная и требует значительных институциональных изменений для создания, поддержания и развития адаптивных способностей экономики сопротивляться различным шоковым потрясениям в течение длительного времени. Это центральная проблема, и она может решаться путем развития науки и инноваций. Кроме того, возможности долгосрочного экономического роста определяются количеством ресурсов, прежде всего финансовых, которые страна может вложить в развитие, в частности, в инновации.

Опыт ряда стран Латинской Америки, наиболее успешных в экономическом развитии, показывает, что достигнутые ими успехи являются результатом интенсивного наращивания вложений в экономический рост, в том числе – затрат на инновации. Косвенным подтверждением этого факта является то, что ученые этого региона внесли большой вклад в разработку теории инноваций. Однако на сего Одна из последних работ по этой теме – см. (Maddison, 1995).

дняшний день страны Латинской Америки, несмотря на высокие темпы роста и низкую инфляцию, не создали в достаточной мере условий для устойчивого роста производительности труда, который является важной характеристикой инновационного развития.

С либерализацией торговли, а затем и рынка финансового капитала эти страны пошли по пути структурных сдвигов сначала в направлении экстенсивного роста, основанного на использовании природных и дешевых трудовых ресурсов для организации предприятий под контролем иностранных инвесторов. Такой рост имеет пренебрежимо малый эффект для повышения инновационного потенциала собственной страны. Торговая модель работает на сокращение локальных инноваций и рисков закрытия для этих стран новых технологических траекторий. Проблемы роста для этих стран описаны в цикле работ, посвященных проблемам под общим названием «Север-Юг» и связанных с экономическим ростом «по нижнему пути», т.е. ценой хищнической эксплуатации природных и трудовых ресурсов, которые могут быть быстро исчерпаны.

Таким образом, обеспечение возможностей для высоких темпов экономического роста – это необходимое, но недостаточное условие для стимулирования инвестиций в инновации. Рынки необходимы для развития, они обеспечивают отбор эффективных технологий, однако они представляют собой только часть требуемых адаптационных связей между инновациями и развитием. Другие виды институциональной деятельности (образование, формирование развитого общественного сектора экономики и рынка общественных благ) дают возможность сбалансировать рыночные механизмы.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.