WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 29 |

Другое достоинство приведенного метода состоит в том, что он дает сопоставимую картину для соизмерения уровня взаимодействия компонент ТС как в динамике, так и в пространстве. Кроме того, полученная оценка соответствует уровню развития страны в целом, Показатель Т рассчитан как разность между суммарным объемом информации в сети Интернета, между парами участников (государство и бизнес, государство и университеты, и университеты и бизнес) и информацией в документах, связывающих всех трех участников ТС. Объем информации рассчитывался в мегабайтах. В соответствии с формулой (1–2) попарные пересечения включены в сумму со знаком минус, поэтому итог характеризует сокращение неопределенности в действиях участников за счет координации.

т.е. представляет собой агрегатный показатель, который обладает всеми плюсами и минусами макроэкономических оценок: с одной стороны, он оценивает состояние проблемы в целом, с другой – скрывает причины этого состояния.

Главный же недостаток рассматриваемого метода заключается в наличии неучтенных факторов вариации (и авторы это подтверждают). Для расчетов используется уникальная информация, так что нет возможности подтвердить или опровергнуть полученные числовые параметры. Наконец, применение доменов в национальных языках может привести к искажениям смысла терминов. Например, результаты будут различными, если использовать термин «бизнес», имея в виду совокупность фирм, занятых инновационной деятельностью, вместо термина «производство» (промышленность). Эти термины часто употребляются как аналоги, однако понятие «промышленность» имеет более узкое значение.

Методика расчетов, используемая для сравнений, включала также оценку связей по патентным документам с помощью тех же приемов, которые использованы для остальных составляющих ТС. Выводы, полученные авторами на основании результирующих оценок, состоят в том, что Южная Кореяопередила Нидерланды по индикаторам инновационных связей, в том время как научные связи, оказались более важными в инновационной системе Нидерландов. Такой вывод в общем виде можно было ожидать из качественных рассуждений, а количественные параметры этого опережения и опоздания, соответственно, нечем проверить. Поэтому анализ взаимодействий в рамках использования методов «по аналогии», на наш взгляд, представляется малоэффективным. Наконец, как и всякие аналогии, он опасен тем, что факт совместного упоминания терминов «государство», «бизнес», «наука» может свидетельствовать об отсутствии, а не о наличии связей, поскольку сильно зависит от контекста документа.

Применение такого метода для сугубо научных работ оправданно, потому что даже критическая ссылка на статью автора свидетельствует о связи направлений. При анализе других компонент ТС это положение не доказано.

Отсюда следует, что единственно приемлемая методология использования приемов библиометрии, исходя из предполагаемого сходства проблем науки и инноваций, на сегодняшний день разработана недостаточно. Она хотя и позволяет получить правдоподобные выводы, но тем не менее нуждается в дальнейшем развитии и в проверке.

Однако уже сейчас модели инновационных сетей могут успешно применяться для анализа конкретных направлений развития инноваций. Их использование в тех случаях, когда можно собрать надежную информацию о развитии конкретного направления технологии, дает возможность получить интересные данные. Проанализируем эмпирические результаты, полученные по модели NK, для которой мы рассматривали иллюстративный пример в теоретической части работы (Frenken, 2000). Отметим, что показатели могут быть рассчитаны для модели любой размерности.

Расчеты были основаны на данных о 863 инновациях в области авиационной техники за продолжительный период (1909–1997 гг.).

Приведем несколько примеров определения переменных, чтобы проиллюстрировать возможности детализированного анализа инноваций и рынков по странам. Рассмотренные технологии включали такие переменные, как самолеты с винтовым пропеллером, турбовинтовым двигателем, турбореактивным двигателем, реактивным двигателем (они соответствовали инновациям по оси Х), в категориях рынка учитывались пассажирские самолеты, бизнес-самолеты, грузовые самолеты, истребители, бомбардировщики, воздушные судна укороченного взлета и т.д. В категорию «государство» в модели были включены все основные страны – ведущие производители авиационной техники, наряду с которыми учитывались и малые страны, такие как Польша, Румыния, Северная Корея.

В результате расчетов удалось уточнить хронологическое начало новой организационной формы осуществления инновационной деятельности на основе тройной спирали: в авиастроении быстрый рост инноваций, связанных с увеличением тесноты связей между инновацией, рынком и государством, наблюдался с середины 50-х гг. С 60-х до 90-х гг. объем общей информации между участниками спиралей по странам в среднем вырос в 5 раз. Как показано в модели, рост информированности участников ТС означал формирование специализированной траектории развития, при этом сам показатель общей информации можно считать достаточно надежной характеристикой уровня специализации данной сети.

Наивысший уровень специализации авторы определили в сети, сформированной еще в 30-х гг. прошлого века и состоящей из самолетов с винтовым двигателем бизнес-класса в США. Этот результат понятен интуитивно, потому что самолеты этого класса производились в течение длительного периода. Жизненный цикл данной инновации оказался самым продолжительным.

Другой пример инновационных траекторий с высоким уровнем специализации – это производство реактивных истребителей в США, СССР, Франции, Италии и Швеции, однако после 1970-х гг.

СССР и Франция образовали новую спираль, перейдя на производство турбореактивных истребителей. Только в СССР сложилась спираль в производстве турбовинтовых бомбардировщиков с высоким уровнем специализации. Турбовинтовые самолеты в сочетании с рынком гражданского авиастроения образовали специализированные траектории в таких странах, как Великобритания, Чехословакия, Китай и Бразилия.

Модель позволила авторам сделать два интересных вывода. Первый касается траекторий инноваций, которые складываются в малых странах. Они, как правило, занимаются высокоспециализированными траекториями, рассчитанными на узкий рынок, и в этой нише могут успешно сосуществовать в течение длительного времени с крупными производителями. Второй – модель позволила определить, как меняются траектории технологического развития стран, на которые распространяется деятельность транснациональных корпораций. На примере технологии для самолета «Конкорд», созданого специалистами двух стран, авторы показали изменения траекторий в рамках тройных спиралей, которые изменили технологии, как во Франции, так и в Великобритании. Как правило, сотрудничество между фирмами начинается с совместных работ в области технологии. Это сотрудничество дает возможность каждой фирме освоить рынок другой страны. В конечном счете, формируется новая тройная спираль, отличающаяся от исходной как общей технологией, так и общим рынком нескольких стран, которые в этом случае неизбежно должны унифицировать и политику в отношении инноваций.

Модели, построенные на основе разных подходов к воспроизведению механизмов, работающих в тройной спирали, имеют, безусловно, ограниченные возможности предсказывать направления развития новых спиралей и траекторий, но в то же время они являются хорошим аналитическим средством для понимания проблемы.

2.3. Проверка гипотезы существования «европейского парадокса» на основе агрегированной статистики Споры вокруг существования «европейского парадокса» или его отсутствия носят как теоретический, так и утилитарный характер.

Наличие превосходства европейской науки над американской, при отставании в сфере инноваций, означает, что правительства европейских стран должны срочно стимулировать связи между наукой и технологией, чтобы реализовать преимущества своей научной системы.

Существует ряд фактов, которые ставят под сомнение существование «европейского парадокса», и эти аргументы не теряют своей актуальности и в настоящее время.

Несмотря на возникновение новых научных дисциплин, в которых фундаментальная и прикладная наука и технологии образуют единый комплекс, способствующий прикладному использованию результатов фундаментальных исследований, наука и технология остаются обособленными видами деятельности, хотя граница между ними неустойчива. Опыт США свидетельствует о том, что открытия, нашедшие широкое коммерческое применение, были основаны на фундаментальных исследованиях, финансируемых из государственных фондов, и результаты которых были опубликованы в престижных научных журналах.

Государственное финансирование шло на исследования, в результате которых были получены наиболее важные научные открытия, включая развитие информатики и биологических наук. Доля фундаментальных исследований, оплачиваемых за счет частного сектора, во всех государствах незначительна (менее 10%), и в США она ниже, чем в Европе. В то же время рост патентования американскими университетами привел к снижению качества патентов.

Доходы американских университетов от лицензирования в основном увеличились за счет биотехнологий и программного обеспечения. Они составляют незначительную часть бюджетов университетов и в большинстве случаев не могут покрыть издержки, связанные с трансфером технологий. Погоня за доходами снижает качество исследований, в том числе в долгосрочной перспективе, а также качество образования.

Все эти факторы свидетельствуют о том, что концепция открытой науки, принятая после окончания Второй мировой войны, оправдала себя в исторической перспективе, и возможности выполнения «третьей миссии» университетами ограничены. Подчеркнем, что, признавая справедливость этих фактов, неокорпоративный подход к созданию сети взаимодействий между университетами и бизнесом рекомендует использование новых организационных структур, возможно, на основе государственных образований, которые бы занимались трансфером знаний из университетов в частный сектор.

Для целей, поставленных перед собой авторами данной работы, важно не столько существование «европейского парадокса», сколько методология и инструментарий, используемые для его выявления.

Одним из главных доказательств опережения Европой остальных частей света по развитию науки является количество научных статей и публикаций и их объем. Действительно, данные за 2003 г. показывают, что в США общее число статей, зафиксированных в базе данных компании Томпсон, составляет 211 тыс., в то время как для 15 стран Европейского союза (без учета вновь принятых стран) – более 220 тыс. Защитник «открытой науки» Ж. Дози (Dosi, Llerena, Labini, 2006) утверждает, что общие показатели следует нормировать, потому что размеры стран и численность исследователей в них различны. В соответствии с его аргументами можно представить количество публикаций «на душу населения» как произведение двух сомножителей:

число публикаций число публикаций число иследователей, = х численность населения число исследователей численность населения которые для стран Европейского союза и США представлены в табл. 2–4.

Таблица 2–Относительные показатели публикаций и цитирования для США и стран Западной Европы Публикации Число публика- Число публикаций Доля исследователей Страны ций на одного на одного иссле- в численности жителя дователя населения США 4,64 6,8 0,Европейский 3,6 4,3 0,союз (15) Цитирование Число цитат Доля исследователей Число цитат на одного иссле- в численности на 1 жителя дователя населения США 39,75 58,33 0,Европейский 23,02 27,52 0,союз (15) Источник: Dosi, G., Llerena P., Labini M.S. (2006). The relationship between science, technologies and their industrial exploitation: An illustration through the myths and realities of the so-called “European Paradox” Research Policy 35, p. 1458.

Представленные расчеты выглядят убедительными только на первый взгляд. Масштабирование по численности населения, хотя и распространено в статистике, является достаточно условным приемом, потому что эффективность как научной, так и инновационной деятельности слабо связаны с численностью населения.

Если судить по размеру портфеля статей, научное превосходство Европы также относительно, так как в 1996 г. ученые стран Европейского союза опубликовали 193 172 статьи, а США – 201 798, в 2003 г., соответственно, – 220 002 и 211 293. Учитывая большое стандартное отклонение в выборке, разница не является статистически значимой. Наконец, наиболее информативным показателем является среднее число ссылок на одну статью по странам: здесь разница является существенной, потому что только одна европейская страна превосходит США по среднему количеству ссылок – Швейцария – 14 ссылок на 1 статью. При этом среднее значение для Европы составляет около 9, а США – 13 ссылок на каждую статью.

Однако именно для этих показателей, как признают многие американские ученые, действует эффект «патриотизма», и возникает смещение характеристик результативности, потому что ученые, там, где возможно, предпочитают цитировать предшественников своей страны и не любят цитировать иностранных конкурентов.

Таким образом, из приведенных оценок не следует однозначных выводов, прежде всего потому, что, как нам представляется, сильно агрегированные оценки по определению скрывают внутреннюю дифференциацию процессов, в то время как очаги возникновения новых связей и новых структур, как правило, единичны и нивелируются агрегацией и усреднением.

Общее отставание Европы от США в глобальной структуре инновационной активности более очевидно. Если измерить интенсивность инноваций долей зарегистрированных тремя ведущими центрами (США, Европа и Япония) патентов, с 1994 по 2003 гг. отставание Европейского союза от США увеличилось почти в 2 раза, и разница выросла за эти годы с 3 до 5,7%. Отчасти это стало следствием принятия в Европейский союз новых членов из бывшего социалистического содружества, среди которых только Венгрия, Чешская и Словацкая Республики имеют определенный потенциал для развития инновационной сферы.

Однако глубинные причины отставания Европы от СевероАмериканского континента коренятся в исторически сложившейся специализации этих стран в определенных отраслях знаний и экономики. Европейские страны сконцентрированы на традиционных отраслях в большей степени, чем на отраслях с новой технологической парадигмой. Это приводит к тому, что развивающиеся в этих странах науки приносят меньше инноваций, и они менее радикальные, чем в США.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.