WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 27 |

Важным для понимания развития несельскохозяйственного сектора сельской экономики является исследование ФАО (продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (Food and Agriculture Organization)), проведенное на Украине, где аграрная структура является достаточно схожей со структурой в России (Ukraine after 2000). Обследование охватывало 8 областей, 31 район, около 200 сельхозпредприятий, 300 фермеров, свыше 800 глав домохозяйств. Сравнивая фермерские и личные подсобные хозяйства (ЛПХ) на Украине, можно заметить, что с точки зрения источников доходов фермерские домохозяйства менее диверсифицированы. Они занимаются производством сельскохозяйственной продукции, и этот доход является основным источником их развития. Домохозяйства работников, занятых на сельскохозяйственных предприятиях, имеют более диверсифицированные доходы: это и работа по найму, и продажа продукции своего ЛПХ, и другой несельскохозяйственный доход. Исследование показало, что средний доход фермерского хозяйства в 5 раз выше, чем у домохозяйств, «занятых в сельском хозяйстве по найму», а также что средний доход выше у фермеров (в 5 раз). Потому диверсификацию доходов домохозяйств наемных работников можно рассматривать как стратегию выживания (табл. 3).

Таблица Украина: структура доходов фермеров и наемных работников сельхозпредприятий Работники на сельхоз Фермеры (n = 267) предприятиях (n = 827) Продажа сельхозпродукции 87 Продажа услуг 2 Несельскохозяйственный доход (бизнес 0 или собственность) Зарплата 7 Социальные трансферты 3 Переводы от родственников 0 Продажа активов 1 Другое 0 Общий доход 100 Гривны 54,500 9,Доход на душу населения, гривны 15,300 3,Земля, га 113 1,Источник: Ukraine after 2000.

Фермеры работают в основном на семейной ферме (88% опрошенных), и только 12% работают на другую ферму или имеют другую занятость. Жены фермеров работают вне фермы чаще: 21% работают по найму и 5% самозаняты. В домохозяйствах наемных работников около 44% глав домохозяйств имеют вторичную занятость – как правило, в ЛПХ. Около 50% респондентов, включая фермеров и занятых по найму на сельскохозяйственных предприятиях, ответили, что хотели бы, что бы их дети уехали из деревни.

15% высказали пожелание, чтобы дети остались, но занимались бизнесом, а не сельским хозяйством. Занятие сельским хозяйством как будущую профессию для своих детей видят только 24% фермеров и 8% сельских домохозяйств.

1.3. Альтернативная занятость в сельской местности в России В рассмотренной выше литературе термины «несельскохозяйственная занятость» и «альтернативная занятость» рассматриваются как синонимы. Для России, как и для большинства других постсоциалистических стран, понятие альтернативной занятости должно, по-видимому, определяться несколько иначе.

В чем смысл этого понятия применительно к транзитному сельскому хозяйству Как было показано выше, рост производительности труда в аграрном секторе ведет к снижению спроса на сельскохозяйственный труд вообще, к росту спроса на квалифицированную рабочую силу. Поэтому маргинальные работники должны найти себе альтернативные источники дохода. С этой точки зрения и подойдем к определению альтернативной занятости в нашей работе.

Во-первых, в отличие от прочих стран в посткоммунистических странах в селе преобладает наемный, а не семейный труд в рамках собственного фермерского хозяйства. Если в классическом аграрном секторе работа в найме на чужой ферме – альтернативная занятость, то в постколлективной деревне ситуация обратная: столкнувшись с падением заработной платы в своем сельхозпредприятии или даже с увольнением, работник в большинстве случаев вынужден вести собственное (подсобное или коммерческое) хозяйство, производить ту же аграрную продукцию, что и крупное предприятие, только, как правило, на более низком уровне производительности.

Поэтому альтернативная занятость в данном случае не может быть определена как занятость вне собственного предприятия.

Во-вторых, ЛПХ вообще – это не альтернативная занятость, это та же занятость в сельском хозяйстве, только в другой форме.

Если работник, уйдя из крупного сельхозпредприятия, специализировавшегося на производстве молока, в своем хозяйстве также производит молоко, то это не альтернатива в том смысле, что это молоко попадает на тот же рынок. Даже если этот работник не продает молоко, а потребляет его внутри своей семьи, на эту часть сокращается общий спрос на молоко на соответствующем рынке. Однако же, если он начинает производить, например, козий пух или ягоды либо откармливать гусей или свиней, то в данном конкретном случае возникает некая альтернатива. Эти продукты поступают на нишевый рынок, который либо уже существовал a priori, либо был создан этим производством aposteriori. Даже несмотря на то, что эта деятельность также аграрная, но она альтернативна по сравнению с той, в которой возник переизбыток труда.

В-третьих, не вся несельскохозяйственная занятость в сельской местности может рассматриваться как альтернативная. Так, есть некие инвариантные виды занятости, спрос на труд в которых не зависит (по крайней мере, прямо) от ситуации на рынке сельскохозяйственного труда. Это занятость в сфере социальных услуг – в медицине, образовании, социальных службах, а также в государственном и муниципальном управлении. Безусловно, спрос на эти услуги зависит от численности населения, которая, в свою очередь, в сильной мере зависит от эффективности основного, селообразующего предприятия – как правило, сельскохозяйственного предприятия.

Но возможности абсорбировать избыточный сельскохозяйственный труд в этих сферах занятости очень и очень лимитированы. Поэтому в целях нашего исследования эти сектора не должны включаться в понятие альтернативной занятости.

Ввиду вышесказанного определим альтернативную занятость как занятость сельского населения в трудоспособном возрасте несельскохозяйственными видами экономической деятельности, за исключением социальных услуг и государственного и муниципального управления. К альтернативной занятости в целях настоящего исследования мы относили также занятость нишевым сельскохозяйственным производством, нетипичным для данного района (кролиководство, пчеловодство и т.п.). Очевидно, что такая занятость может быть постоянной и временной, может быть основной и дополнительной, формальной и неформальной. Как было определено выше, основная проблема сельского рынка труда – это необходимость резкого повышения производительности аграрного производства при неснижении занятости и росте общих доходов в сельской местности. С точки зрения этой проблемы наиболее важна постоянная и формальная альтернативная занятость.

В таком аспекте проблема сельской занятости в России не изучалась. В основном исследования посвящены структуре доходов сельского населения и выявлению несельскохозяйственных источников. Эти исследования показывают, что помимо ЛПХ сельское население подрабатывает предоставлением услуг односельчанам (строительство, вспашка огородов, транспортные услуги и т.п., сбор и реализация дикоросов (грибов, ягод, лекарственных трав, кореньев и т.п.), охота и рыболовство, сдача внаем жилых и нежилых помещений). В последние годы появилось такое явление, как сельский туризм, который включает целый комплекс услуг – сдачу жилья внаем, предоставление полного или частичного пансиона, развлекательные услуги (катание на лошадях, баня, охота, демонстрация этнических традиций и пр.). Пока в подавляющем числе случаев эта деятельность является дополнительной, временной и неформальной. Чаше всего она развивается под влиянием факторов нужды, но определенная институционализация этих видов деятельности все же происходит.

Рассмотрим некоторые примеры исследований структуры доходов сельского населения, в определенной мере отражающие и структуру занятости. Так, в начале 2000-х годов ВИАПИ (Всероссийский институт аграрных проблем и информатики им. А.А. Никонова) проводил исследования в Ленинградской области, в частности в довольно маргинальном – в Лодейнопольском – районе. Исследование показало, что сельские семьи получают от сбора и реализации дикоросов около 12% дохода (табл. 4). С учетом того, что ЛПХ дает также 12% совокупного дохода семей, это очень большая доля.

Таблица Ленинградская область, Лодейнопольский район: структура доходов сельских жителей, 1999 г., % % валового дохода Выплаченная заработная плата Пенсия Продукция своего хозяйства Сбор и реализация дикоросов Соц. пособия Пособие по безработице Прочие Итого Источник: Родинова, 2000.

В Нижегородской области ситуация несколько иная, о чем свидетельствует исследование Г.С. Широкаловой несельскохозяйственной занятости (Широкалова, 2005). Было опрошено 227 человек, предоставивших информацию о структуре занятости 728 человек.

По результатам этого исследования, заработная плата абсолютно преобладает в структуре доходов сельских жителей (табл. 5), при этом только чуть более половины населения получает заработную плату в сельском хозяйстве. Вторичная наемная деятельность дает очень незначительный вклад в доходы домохозяйств, но все же на уровне, сопоставимом с иными (не социальными выплатами) доходами домохозяйств. В соответствии с данным выше определением альтернативными видами деятельности в формальном секторе занято более трети населения (вся занятость минус занятость в сельском хозяйстве, социальной сфере и управлении). Остальные виды доходов трудно однозначно отнести к альтернативной занятости. Так, доходы от продажи продукции ЛПХ могут быть как альтернативой местному сельхозпроизводству, так и конкурентом в зависимости от специализации и того, и другого. Аналогично нужно более детально характеризовать самозанятость – является ли это фермерским хозяйством или это некое альтернативное предприятие в селе. Однако наличие в структуре денежных доходов таких источников, как доходы от продажи дикоросов, охоты и рыболовства, сдачи имущества в аренду, говорит о наличии и некоторой альтернативной занятости в нижегородской деревне, хотя и в очень незначительных масштабах, судя по вкладу этой деятельности в доходы населения.

Таблица Нижегородская область: структура денежных доходов сельского населения, 2005 г., % На семью На человека Заработная плата по основному месту работы, включая нату79,6 79,ральные выплаты в денежной форме В т.ч. от занятости в:

сельском хозяйстве Х промышленности, строительстве, транспорте и связи Х 17, торговле, общепите, снабжении, ЖКХ, бытовом обслуживаХ 12,нии образовании, здравоохранении и культуре Х 9, управлении Х 2, прочее Х 4,Заработная плата по дополнительному месту работы, включая 2,9 2,натуральные выплаты в денежной оценке Дивиденды по земельным, имущественным паям, акциям 0,0 0,Доход от предпринимательства, самозанятости 0,1 0,Пенсия 11,9 11,Стипендия 0,2 0,Детские пособия 0,8 0,Пособия по безработице 0,1 0,Другие денежные пособия 0,1 0,Доход от продажи продукции ЛПХ 1,6 1,Доход от продажи дикорастущих орехов, ягод, грибов, лекарст0,1 0,венных трав Доход от продажи продуктов рыбного и охотничьего промысла 0,0 0,Доход от сдачи земли в аренду 0,0 0,Доход от сдачи другого имущества в аренду 0,3 0,Доход от продажи земли 0,3 0,Доход от продажи другого имущества 0,5 0,Доход от продажи кустарно-ремесленных изделий 0,1 0,Прочие денежные доходы (субсидии по оплате жилья, материальная помощь от работодателя на питание, отдых, лечение и т.д., алименты, 1,4 1,помощь родственников, знакомых, случайные заработки) Источник: Широкалова, 2005.

Интерес представляет не только доля альтернативной занятости в общей сельской занятости, но и то, является эта занятость вынужденной формой выживания семей или она мотивируется факторами спроса. Имеющиеся исследования не дают представления о том, в какой мере развитие новых видов альтернативной занятости вызвано первой, а в какой мере – второй группой факторов. В определенной степени факторы спроса можно оценить по институционализации новых видов занятости. Так, занятость сельского населения в несельскохозяйственных отраслях, безусловно, с позиции нашего определения – занятость альтернативная, но по единовременному обследованию трудно оценить тенденции в этих видах занятости:

являются ли они традиционными в этой местности или появились как альтернатива аграрному сектору в недавнее время, расширяется или сужается эта занятость и т.д.

Очевидно, что возникновение формальных предпринимательских структур, предъявляющих спрос на труд в альтернативных сферах сельской деятельности, может свидетельствовать о возникновении спроса на продукцию и услуги. В этом смысле интересно формирование в стране в целом рынка дикоросов и рынка услуг сельского туризма. В советское время сбором дикоросов занимался Центропотребсоюз со своими региональными отделениями, развитой системой коллекторной сети и переработки. В годы реформ данная система утратила эту свою функцию, хотя в отдельных регионах потребсоюз продолжает заниматься сбором дикоросов у населения.

Однако на месте этой системы возникают новые коммерческие структуры, организующие эту деятельность в национальном масштабе или в регионах (см. Вставку 1). Эти компании имеют развитую производственную структуру и предъявляют устойчивый спрос на дикоросы, предоставляя тем самым стабильный спрос на поставки для сельского населения соответствующих территорий.

Вставка Одним из крупнейших заготовителей отечественных дикорастущих ягод является компания «ГК Фрозен Фудс». Компания поставляет свою продукцию известным российским производителям продовольствия «ПК Ратибор», «Оким-продукт», «Эксоко», «Богучарово-маркет», «Пищехимпродукт», «Талвис», «СПИ-РВВК» и др. Компания заинтересована в долгосрочных контрактах с поставщиками сырья для своей продукции, но непосредственно со сборщиками не работает.

Компания «Богородская трапеза» основана в 2000 г. и в настоящий момент является крупным производителем грибных и плодоовощных консервов. Выпускает соленые и маринованные, сухие и быстрозамороженные, вареные грибы. Основная производственная база компании находится в Рязанской области и создана на основе Ряжского завода. Грибы закупаются на Алтае, Урале и в Сибири.

Карельская компания «Славяне» в 2003 г. основала дочернее предприятие «Ягоды Карелии», специализирующееся на сборе и переработке дикорастущих ягод и грибов. В 2004 г. начато оборудование сокопроизводящего предприятия. В 2005 г. начато строительство завода по переработке ягод и грибов в Костомукше. Первая очередь строящегося завода рассчитана на прием, переработку и хранение 3000 тонн продукции. В сезон компания разворачивает сеть временных фирменных сборных пунктов. К моменту ввода завода в действие планируется расширить сеть приемных пунктов по территории республики до 20. Есть два районных филиала по первичной переработке продукции.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.