WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 29 |

дети оказывали поддержку своим престарелым родителям12. Действительно, во многих бедных странах с высоким уровнем детской смертности… стремление обеспечить себя потомством, которое будет служить опорой в старости, является основной причиной высокого уровня рождаемости... Моральная ответственность – это личное дело каждого, а не общественное. Дети помогали своим родителям, руководствуясь чувством любви и долга. Теперь они делают взносы, чтобы оказать поддержку чужим родителям под принуждением или из чувства страха. Прежние трансферты укрепляли семейные узы, принудительные трансферты ослабляют их»13.

Полезно заметить, что если в оценке стимулов и механизмов высокой рождаемости Вишневский близок к Фридману, то в отношении морального стандарта они являются очевидными антагонистами14.

По крайней мере, по окончании «золотого века» первобытной свободы, когда родителей зачастую убивали, чтобы не кормить их. См. энциклопедию «Брокгауз и Эфрон» «Убийство стариков и детей» http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efronencyclopedic-dictionary/103/103830.htm Подобное явление встречается и в современной Северной Корее, что демонстрирует глубокую архаичность социалистических подходов к решению социальных и иных проблем.

Фридман М., Фридман Р., 2007, с. 125.

Пятикнижие, очевидно, «на стороне» М. Фридмана. Все нормы, которые А. Вишневский относит к «социальной солидарности», прописаны там именно как меха Венцом усилий по насаждению социальной гармонии в сочетании с идеями «возвышения ценности свободного выбора», видимо, станет рецепт Р. Истерлина (Easterlin), цитируемого и поддержанного А. Вишневским, как возможность, которой надо суметь воспользоваться: «Необходимо с помощью налогообложения изъять семейные сбережения, предназначенные на содержание молодых иждивенцев, с тем, чтобы эти капиталы могли быть использованы на покрытие растущих… затрат на содержание пожилых…».

С позицией М. Фридмана читатель может подробнее ознакомиться в его книге «Свобода выбирать». Выдающийся мыслитель современности приводит примеры из новейшей экономической истории (из государственных программ образования и здравоохранения), не оставляющие сомнений в том, какой из двух типов солидарности в состоянии решать задачи поставки общественных благ, а какой решает несколько иные задачи. Впрочем, относительно здравоохранения не обязательно обращаться к Фридману. Достаточно обратиться к работам все той же команды А. Вишневского. В частности, ее рекомендации ориентироваться на «центральное место государства в системе здравоохранительных действий», которое «соответствует и отечественной традиции (здесь российский патернализм оказывается почему-то хорош. – Прим. К.Я.) и международному опыту». При этом основа «отечественной традиции» – советское здравоохранение в «Демографической модернизации» (с. 259–270) оценено достаточно жестко и объективно. Эта оценка никак не настраивает на оптимистический лад и не дает оснований надеяться на снижение смертности за счет усилий заботливого государства и «социальной солидарности».

Ссылка же на «международный опыт» весьма ненадежный аргумент в наше время. Подавляющее большинство политиков и экономистов мира в течение более 100 лет упорно вели или призывали вести индустриальные общества к большему контролю государства, более высоким налогам, более строгому регулированию бизнеса и, лишь столкнувшись с крахом целых отраслей, емного сдали назад, низмы солидарности: сугубо личной ответственности перед Всевышним и личной, а не государственной обязанности помогать нуждающимся, не говоря уже о почитании своих родителей.

подтвердив как теоретическую, так и практическую несостоятельность столетнего «международного опыта».

«Лучше меньше, да лучше» В ходе дискуссий по проблемам депопуляции в связи с выходом книги А. Вишневского и его коллег приводились и чисто экономические аргументы в пользу традиционной гипотезы объективной неизбежности снижения рождаемости.

Их, в частности, озвучил Р. Капелюшников15, объяснив падение рождаемости тремя объективными факторами:

1) альтернативная стоимость блага «дети» за последние 100 лет резко выросла, и спрос женщин, имеющих возможность реализовать себя на рынке труда, на это благо закономерно упал16;

2) как на рынке труда, так и в ходе воспитания большую роль играет качество. Повысить качество, вкладывая ресурсы в образование и заботу о здоровье ребенка, легче, чем количество. Поэтому лучше иметь меньше здоровых и образованных детей, чем больше, но больных и необразованных. То есть падение рождае Р. Капелюшников – ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений, экономист, имеющий репутацию классического, а не левого либерала; фонд «Либеральная миссия», дискуссия по книге А. Вишневского «Демографическая модернизация России 1900–2000», 04.07.2006 www.liberal.ru «Рождение и воспитание детей – один из самых времяемких видов деятельности, какие только можно себе представить. Время родителей плохо поддается замещению какими-либо рыночными ресурсами. В результате издержки этого вида деятельности более всего зависят, во-первых, от затрат времени родителей (прежде всего – матерей) и, во-вторых, от ценности единицы их времени. Экономический рост непрерывно расширяет возможности занятости для женщин и ведет к повышению производительности их труда и реальных заработков. Это означает, что в ходе экономического роста рождение и воспитание детей становится все более дорогим занятием: дети непрерывно «дорожают». А что должно происходить со спросом на любое («нормальное») благо, когда его цена растет Он должен снижаться. Он и снижается. Чем выше ценность времени, которое женщины могли бы посвятить работе, на рынке, тем ниже при прочих равных условиях должна быть рождаемость.

Это один из главных механизмов, который вызывает падение рождаемости во всех странах мира». («Либеральная миссия», 2006. Там же).

мости не только объективный процесс, но и не столь уж опасный17;

3) имея возможность больше зарабатывать при условии получения лучшего образования, женщина заинтересована откладывать рождение даже первого ребенка до получения диплома, а после рождения спешит вернуться на работу, минимизировав свои экономические потери. В таких условиях ожидать роста рождаемости не приходится18.

Заметим, что последнее рассуждение неплохо объясняет падение рождаемости в наиболее образованных и соответственно высокодоходных группах.

Отметив оправданность такого подхода самого по себе, другой участник дискуссии – академик Р.М. Энтов (Там же) подчеркнул, что рождаемость обусловлена таким количеством факторов, что попытки объяснить ее исключительно или даже главным образом одной экономикой рискованны. В подтверждение он привел ссылку на «Семьи заботятся не только о количестве детей, но и об их качестве – о состоянии их здоровья, о получаемом ими образовании, наконец, об их будущих потенциальных заработках. Улучшение качества детей – намного менее времяемкий процесс, чем увеличение их количества. Соответственно можно ожидать, что в ходе экономического роста семьи будут постепенно переключать свой спрос с количества детей на их качество. Они будут предпочитать иметь меньше детей, но более здоровых, более образованных и с лучшими перспективами на рынке труда, чем больше детей, но менее здоровых, менее образованных и с худшими перспективами на рынке труда. Рождаемость должна снижаться еще и по этой причине. Таким образом, хотя количество детей в семье должно по ходу экономического роста снижаться, ценность каждого отдельного ребенка, напротив, должна расти» (Там же).

«Экономический рост повышает отдачу на человеческий капитал. Это заставляет людей все больше и дольше учиться. А чем выше уровень образования, тем меньше число детей в семье. Сейчас в России 2/3 всех работников в возрасте 15–64 года имеют либо высшее, либо среднее специальное образование. С формальной точки зрения это абсолютный мировой рекорд. Причем у женщин средний уровень образования выше, чем у мужчин. По моим прикидкам, из нынешних молодежных когорт высшее образование рано или поздно получат 50–60%. Как можно ожидать резкого всплеска рождаемости от молодых женщин, среди которых свыше половины ориентированы на получение вузовских дипломов Совершенно очевидно, что у большинства из них стратегия будет иной – откладывать рождение первого ребенка до окончания вуза или даже до закрепления на хорошем рабочем месте, а после его рождения стремиться как можно быстрее вернуться обратно на рынок труда» (Там же).

известную работу Р. Барро «Детерминанты экономического роста» (Barro, 1997), который, проведя тщательный эконометрический анализ, показал, что в одних странах рост населения приводил к росту подушевого ВВП, а в других – к снижению.

С этим замечанием сложно не согласиться, оценивая, в частности, «моральное удовлетворение» как мотив при выборе варианта карьеры, соответственно в случае признания обществом высшим достижением – успех детей или исключительно успех самих потенциальных родителей.

Выделим, однако, другие ключевые, с нашей точки зрения, проблемы данной аргументации.

При оценке альтернативной стоимости ребенка рассматриваются только два варианта, две стратегии поведения женщины: отказ от образования и карьеры или ориентация на таковые.

Отказ от рождения или откладывание его на неопределенный срок рассматривается как естественная и единственная альтернатива получению образования.

А повышение качества потомства при резком снижении количества детей – как единственная альтернатива большого количества детей при низком их качестве.

В условиях свободного рынка, современного (стабильно высокого) экономического роста и расширения возможностей занятости жесткая связь этих факторов с массовой женской занятостью представляется вовсе не очевидной. Рыночный механизм вполне в состоянии решить проблему выпуска в условиях намного меньшей занятости существенно более квалифицированного персонала за счет иного сочетания труда и капитала с использованием особенностей роста качества человеческого капитала. Включая ситуацию с резким ростом доли мужчин среди наемного персонала. Тем более что недопоставка человеческого капитала на рынок труда вследствие большей надомной занятости женщин могла бы компенсироваться более высокой рождаемостью (2–4 ребенка вместо 0–2 вполне решили бы проблему и количественно).

Проблема резкого роста издержек на дополнительного ребенка берется, по-видимому, для случая двух детей при обоих работающих родителях. Но не на третьего, пятого, восьмого – в семье, где мать занята преимущественно воспитанием и образованием детей. В такой ситуации закономерность роста издержек на «предельного ребенка» неочевидна.

Жесткая безальтернативность массовой женской занятости в индустриальных странах наблюдалась в истории лишь дважды – в периоды двух мировых войн. Однако технический прогресс и тенденции развития мощнейших в истории человечества вооруженных сил (США) делают повторение ситуации отрыва многих миллионов мужчин от их обычной занятости и необходимость их замены для физического выживания и удовлетворения нужд обороны в обозримые десятилетия, если не века, крайне маловероятным.

Возможность же женской занятости вполне замещаема возможностью получения намного более высокого дохода детьми, получившими лучшее образование и уход благодаря присутствию матери дома, при росте частных, домашних форм обучения за счет сокращения коллективного обучения в школах.

Получение будущей матерью образования является важным фактором качества как воспитания, морального и физического здоровья (в нормальной полной семье), так и образования ее детей. Особенно если у матери есть время применить свое образование в этих целях.

Тогда она может стать эффективной альтернативой и опасным конкурентом малоквалифицированной школьной учительницы19 (см.

ниже – о профсоюзах школьных учителей и надомном образовании), особенно в условиях современных возможностей коммуникации и гражданского общества, позволяющих кооперироваться группам семей для предоставления на некоммерческой или коммерческой основе высококачественных услуг по уходу за детьми и образованию.

Наконец, технический прогресс и предпринимательская инициатива повышают гибкость форм занятости, позволяя родителям сочеПроблема, которая регулярно воспроизводится – «а нам в школе не так объясняли» или «велели решать не таким способом» – чаще всего основана не на реальных потребностях методологии и программы, а коренится в низком профессиональном уровне учителя. Очевидно, сильный учитель видит в родителях союзников, помощников, а не конкурентов и не досадную помеху реализации стандартной методики.

тать воспитание детей с частичной занятостью как источником дохода и как средством предотвращения дисквалификации.

При этом университет весьма успешно выполняет функцию брачного агентства, обеспечивая возможность знакомства и неторопливого выбора партнера из своего круга. Если, конечно, общество в состоянии отказаться от пропаганды сексуальной распущенности («свободы»), подрывающей доверие и уважение потенциальных супругов друг к другу, с одной стороны, и упразднить «индустрию борьбы с сексуальными домогательствами» в кампусах (см. ниже Кэйт О’Берни) – с другой.

Лучше подготовленный и более образованный мужчина сможет компенсировать как своей матери, так и матери жены «упущенную (на рынке труда) выгоду». Лучше образованная женщина будет иметь как лучшие варианты замужества, попадая на время обучения в круг элитных студентов, так и альтернативы занятости – и полной, и частичной.

Качество образования будет дополняться ростом качества социального капитала в самой простой форме (о важных компонентах человеческого капитала, связанных с институтами, см. ниже).

Альтернативой «меньше, но лучше» на рынке труда, таким образом, является «меньше предложение женского труда, больше и выше качество предлагаемого мужского». Меньший, нежели наблюдаемый в индустриальных и постиндустриальных странах, уровень женской занятости, вполне возможно, компенсируем большим предложением мужского труда более высокого качества. При этом появляются возможности значимого повышения качества воспитания и образования на микроуровне и соответственно роста экономики на макроуровне.

Практическая возможность реализации такого сценария подтверждается развитием и ростом религиозных общин в ряде развитых стран (см. ниже – в обзоре по Израилю) и тем, что в отличие от «прогрессивных светских» дам религиозные имеют существенно меньше проблем в поисках пары (а зачастую имеют даже возможность выбора – см. там же). Даже при том, что такие общины находятся под жестким прессингом государства и СМИ.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.