WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 29 |

«До тех пор пока феминизм ставит вопрос о равных с мужчиной правах в экономике и политике, он является частью великого либерального движения. Когда же он идет дальше и атакует, пытаясь устранить их, природные ограничения и социальные институты, (фон Мизес пишет о войне феминисток против института семьи. – Прим. К.Я.) феминизм проявляет себя как духовное дитя социализма, ибо именно социалисты пытаются изменить укорененные в природе человека социальные инРеагируя на кампанию левых политиков Израиля в защиту пособий на детей, С. Рон-Мория (Рон-Мория, 2003) приводит конкретный пример «следующей стадии» поведения, вызванного стимулами щедрых пособий матерям-одиночкам6. Лидер правой фракции в партии «Ликуд» (Израиль) М. Фейглин (Feiglin, 2003), откликаясь на требования не сокращать такие пособия, резюмирует: «И вот теперь эти женщины, приведшие в жизнь сирот, норовят поделиться ответственностью со всем обществом. В каком-то смысле их сложно обвинять. Наше общество приучило их к приемлемости такого поведения. Однако, может быть, единственное решение – это просто нормальная семья с двумя родителями». Остается лишь понять, какие необходимо принять меры, чтобы люди, реагируя на стимулы, не спешили ни создавать, ни тем более разрушать семью, а также предпочитали третьего ребенка второму автомобилю.

О «демографической модернизации России» Большинство исследователей акцентируют внимание на проблемах и провалах действующих институтов. Они также дают различные прогнозы, исходя из действующих демографических тенденций.

При этом они не выходят пока за рамки констатации проблемы и полезных рекомендаций по совершенствованию (в известной степени, по канадскому образцу) иммиграционной политики. К таковым можно отнести работы Е.Т. Гайдара (Гайдар, 2003 (а), 2003 (б)).

Вишневский, Андреев и Трейвиш (Вишневский и др., 2003), подготовившие многовариантный демографический прогноз, приходят к неутешительному выводу о том, что «даже при значительном притоке мигрантов … России долгое время придется жить в условиях ституты, чтобы затем изменить и саму природу людей», – цитируется в переводе по (Mises von, 1951, p.101).

«В канцелярию депутата Кнессета от «Ликуда» обратилась мама недавно родившей девушки. «Как же моя дочка – сказала мама. – Она родила, а пособие сократили». Помощница депутата поинтересовалась, как насчет алиментов от отца ребенка.

«Они не женаты», – объяснила женщина. «Не имеет значения, – сказала помощница, – отец ребенка все равно по закону обязан его содержать». В трубке повисло молчание. «Видите ли, – проговорила наконец мать, – она не помнит, как звали этого мужчину...» «Напрасно. При нынешней экономической ситуации следует запоминать имена партнеров. … За подобную забывчивость не должны расплачиваться законопослушные налогоплательщики».

сокращающегося и стареющего населения». Далее авторы указывают на необходимость адаптации к такому положению вещей, а также намекают на желательность инвестиций в подготовку специалистов по экономической и социальной демографии. Эту рекомендацию можно только поддержать, но ее реализация, к сожалению, напрямую не влияет на решение проблемы депопуляции.

Отражением и выражением типичнейших взглядов «новой интеллектуальной волны» в общественных науках является следующий пассаж:

«Низкая и продолжающая снижаться рождаемость, все меньшее число зарегистрированных браков и рост числа свободных союзов и других форм совместной жизни, ослабление прочности брака и увеличение числа разводов и внебрачных рождений, растущее замещение семейной солидарности солидарностью социальной, эмансипация детей и пожилых, либерализация семейных нравов, гибкость семейной морали – признаки новейших перемен, которые затронули все звенья процесса формирования семьи, все стороны ее жизнедеятельности и очень плохо вписываются в казавшиеся незыблемыми тысячелетние нормы человеческого общежития. Везде, где такие перемены дают о себе знать, они нередко воспринимаются как свидетельства тяжелого кризиса современной семьи и даже всего современного общества» (Вишневский и др., 2003).

На самом деле, по мнению авторов, речь идет о нормальном процессе, имеющем множество позитивных сторон, которые нельзя игнорировать.

Для них тысячелетние нормы человеческого общежития – это лишенная содержания абстракция. Если авторы имели в виду Синайское откровение (и тогда с ними сложно не согласиться), то необходимо отметить, что существенное влияние на поведение в быту оно могло оказывать в течение тысячелетий на жизнь только одногоединственного из народов планеты, вовсе не составляющего большинства в России. В последние несколько веков с переводом Пятикнижия на все новые языки и, главное, с введением протестантизмом в культурную и социальную норму регулярного ежегодного повторного чтения этих текстов действительно можно говорить о резком расширении масштаба влияния универсальных моральных норм7, но никак не об их всеобщем принятии.

Нормой же во все века было право лидера, вождя, сильнейшего мужчины (бродячего, и даже стационарного бандита) на всех лучших женщин на подвластной ему территории. Нормой были храмовая проституция и оргии языческих праздников и иные народные обычаи, включая половые извращения, подаваемые ныне наряду с «либерализацией семейных нравов» как новейшее достижение человеческой мысли и являющееся, как и все интеллектуальные достижения левых8, плохо замаскированной архаикой, описываемой как допотопные мерзости еще в Книге книг.

Зная же о том, что нынешний моральный кризис вовсе не является беспрецедентным, можно как трезво оценивать реальность и глубину кризиса, так и без паники и с долей здорового оптимизма взирать на перспективы его преодоления.

В публикациях в России и на русском языке невозможно обойти книгу под редакцией А.Вишневского «Демографическая модернизация России». Кроме огромного фактического, статистического материала, книга содержит набор настолько типичных для современных дискуссий по данной проблеме штампов, что уже в силу этого (наряду с научной добросовестностью и высоким качеством анализа) заслуживает особого внимания.

Вишневский и его коллеги описывают историю семьи и динамику рождаемости как неуклонное движение к личной свободе и торжеству индивидуалистических ценностей над государственными и общинными. Этот процесс находит отражение в дроблении патриархальной семьи и падении рождаемости в период 1880–1920 гг.

Универсальность, разумеется, может быть мотивирована лишь верой в божественное происхождение этой морали либо рациональным взглядом, подобным взгляду Ф. Хайека на преимущества, полученные носителями этих норм, по сравнению с остальными народами и сообществами, но никак не массовостью приятия таких взглядов.

Архаична базовая идея левых – идея сильного государства. Архаична идея перераспределения посредством этого государства. Она основана на представлении об общественном продукте как о «фиксированном пироге», верном для всех докапиталистических эпох, до появления феномена современного экономического роста.

Затем это движение грубо обрывается тоталитарным государством. Победа последнего, однако, оказывается пирровой и в сочетании с последствиями террора и голода ускоряет движение к депопуляции, а не замедляет его. В течение 1920–1960 гг. рождаемость продолжала падать, хотя и медленно.

В дальнейшем скорость падения рождаемости вновь возрастает.

Этот процесс описывается как абсолютно естественный, а тревоги по поводу угрозы депопуляции без серьезного анализа отметаются, по сути, единственным, хотя и сильным аргументом – предложения тех консерваторов, чьи позиции анализируют авторы, очевидно, неработоспособны. Они направлены на усиление контроля, работают против личного, частного интереса, а потому бесперспективны.

Россия как объект анализа позволяет игнорировать аргументацию, связанную с угрозой размывания того компонента человеческого капитала, который связан с гражданскими навыками, опытом и умением жить в правовом государстве, решать проблемы и конфликты голосованием и компромиссом, а не насилием, поскольку депопуляция бьет прежде всего по тому и без того небольшому меньшинству населения планеты, которое такими навыками обладает. Мультикультуралистские же предрассудки препятствуют ассимиляции мигрантов9, которая могла бы компенсировать процесс депопуляции в «старых демократиях».

В обзорных частях «Демографической модернизации» уделяется немало места критике «консервативных» оппонентов. Главным интеллектуальным «спарринг-партнером» А. Вишневский и его коллеги «назначили» не своих оппонентов – профессионалов из США (в том числе тех, чьи работы упомянуты в настоящем обзоре ниже) а Пэта Бьюкенена – маргинального (о чем авторы умалчивают) американского политика и вполне одиозную личность. Редкий в наши дни пример консерватора образца начала XIX в.10, а не консерватора, за Термин «ассимиляция» встречается и в работах коллег А. Вишневского, однако, если мы правильно поняли авторов, под ним не всегда понимается буквальная ассимиляция с принятием языка, культуры, а главное – норм и образа жизни страны, в которую приезжают иммигранты.

Идеи «почвы», нации, культуры, веры в самом примитивном патерналистском исполнении и интерпретации американского аристократа, боящегося, правда, апеллировать к идеям аристократической олигархии открыто – точно так же, как его щищающего от социал-либерализма и патернализма ценности индивидуализма и свободы («призыва» Р. Рейгана и М. Тэтчер). «Побежденный» Бьюкенен зачисляется в один отряд с Платоном и Гитлером, что венчает аргументацию Вишневского. Дискуссия с таким «оппонентом» и с такими аргументами не позволяет принять аргументацию авторов с должным доверием и уважением.

Еще одна ключевая для понимания позиции авторов цитата также отражает основы восприятия проблемы большинством современных исследователей, включая стандартные штампы:

«Главным звеном эволюции семьи становится ее нуклеаризация, эволюция института брака, процесса возникновения и распадения брачных союзов. Стремление супружеской семьи выйти из-под опеки большой, неразделенной родительской семьи, ее интуитивные поиски большего суверенитета были связаны прежде всего с изменениями экономических условий в пореформенной России. Снижение смертности и особенно рождаемости в России, как и везде, поставило под сомнение необходимость слитности брачного, полового и прокреативного поведения, на которой держались правила и нормы традиционного брака. Вследствие нарушения слитности матримониального, сексуального и прокреативного поведения возраст полового дебюта все чаще перестает совпадать со временем вступления в брак, момент начала фактического брака отделяется от момента регистрации, время зачатия и рождения детей становится мало связанным со временем начала фактических брачных отношений.

Менявшиеся демографические, экономические, психологические условия жизни семьи все больше уводили людей от традиционных моделей поведения и требовали поиска новых, более разнообразных, свободных, гибких, подвижных».

Если попытаться изложить основные идеи фрагмента во взаимосвязи, оценка хода событий его авторами такова:

- снижение смертности и рождаемости позволило экономическим агентам (в т.ч. матерям) меньше полагаться на родственные (большой семьи) механизмы страхования;

либеральные американские оппоненты боятся открыто называть себя коммунистами.

- возможность уменьшить число рождений без ущерба для перспектив старости позволила отказаться от морали (в пользу уже упомянутой авторами в цитированной выше работе «гибкой морали», т.е. имморализма);

- деторождение и брак отделились друг от друга и стали необязательным дополнением.

В процитированном фрагменте вызывает сомнение прежде всего попытка убежать от четкого объяснения взаимосвязи процессов. Либо, если понимать буквально, падение морали и распад семьи объясняются снижением смертности и рождаемости, как бы не отделимых друг от друга.

С высокой вероятностью наличия причинно-следственной связи между снижением детской и вообще смертности и снижением рождаемости спорить не приходится. При очень высокой детской смертности «страховой» мотив чрезвычайно высокой рождаемости (или, точнее, отсутствия попыток разумного ее ограничения) был понятен. По мере улучшения санитарно-гигиенических и иных материальных условий, вызванного капиталистическим подъемом экономики страны, начиная с последней трети XIX в. смертность падала. А значит, можно было позволить себе более рискованные стратегии поиска доходов и строительства семьи. Прежде всего стратегии, связанные с увеличением накоплений и текущего потребления за счет снижения числа рождений.

Но вот с тезисом о том, что деморализация и распад семьи стали следствием этого процесса, а не причиной последующего обвала рождаемости, согласиться сложнее. Растить более двух детей в неполной семье даже среднего достатка крайне сложно, и такое явление почти не встречается. Нормальная полная семья, состоящая из мужа, жены и детей11, создает наилучшие условия как для деторождения, так и для воспитания детей.

Значит, обратная гипотеза – о том, что кризис моральных ценностей мог вызвать распад семьи и вместе с последним привести к па См. уже упоминавшуюся оценку преимуществ полной семьи левыми шведами (Меллер и др., 1999); преимущества полной семьи признавались до недавнего времени, т.е. до очередного этапа наступления левой идеологии на науку подавляющим большинством исследователей.

дению рождаемости – никак не может быть отвергнута без тщательного анализа и надежных доказательств.

Борцы с патриархальным патернализмом решительно выступают против «бесплодного морализаторства» в защиту «социальной солидарности» и «современного» патернализма против родственносемейной солидарности. Это касается и пособий на детей, и прочих провалившихся рецептов помощи семье.

Вслед за М. Фридманом (Фридман, 2007) приходится констатировать «образчик двоемыслия в духе Оруэлла… партия провозгласила бы: «Принудительное есть добровольное!». Действительно, такую «солидарность» иначе как принудительной не назовешь.

«Программа социального страхования предполагает перераспределение доходов от молодых к пожилым. …Подобное перераспределение происходило на протяжении всей человеческой истории:

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.