WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 29 |

Резкое упрощение и формализация критериев принятия решений судом в случае спорной ситуации позволят снизить издержки принятия таких решений без ухудшения их качества. Наивно полагать, что даже блестяще образованный и умудренный опытом судья в состоянии, работая с большой нагрузкой, за час-два, а то и менее вникнуть в суть семейных проблем в каждом конкретном случае и принять решение лучшее, нежели то, которое примут супруги при составлении (изменении) договора. Простые, заранее известные критерии принятия решений в суде снизят риск эмоциональных, плохо продуманных решений и могут стимулировать обоих супругов ответственно относиться к своим действиям.

Уход государства из регулирования дележа имущества супругов при разводе приведет к фактически регрессивной ставке выплат (или единовременного платежа) богатого супруга бедному и тем самым дестимулирует оппортунистическое поведение, направленное на развал семьи из корыстных побуждений. Причем следует понимать, что независимо от того, на чьей стороне формально вмешивается государство, страдает от вмешательства, вероятно, тот супруг, который менее склонен к оппортунистическому поведению. Так, добросовестная девушка с невысоким доходом имеет меньше шансов найти мужа, особенно более состоятельного, либо, даже найдя такового, будет сталкиваться с унизительной ситуацией подозрений и недоверия, выводом активов из семьи для предотвращения угрозы дележа и т.п.

Крайне сомнительную как экономически, так и с позиции необходимости приоритетной защиты личных прав (неприкосновенности частной жизни) ситуацию монополии государства на регистрацию браков, при которой совместное проживание фактически признается многими государствами как почти полноценный брак, а религиозная процедура – нет. Государство (в лице органов местного самоуправления) может выполнять функции регистратора актов гражданского состояния, но только в случаях обращения граждан, не претендуя на монополию. Основным регистратором должны стать религиозные и иные негосударственные сообщества. Только в случае нежелания супругов регистрировать брак в частных институтах они могут обращаться в муниципалитет.

Прекращение «активной государственной политики» в сфере семьи, а соответственно и государственной помощи снимет множество организационных проблем, позволит повысить резко эффективность социальных служб, приватизировав последние (с передачей дел и имущества частным некоммерческим организациям, лишенным, естественно, каких-либо государственных полномочий).

Государству, если оно занимается только своим делом (оборона, безопасность и правосудие), вообще необязательно знать, кто на ком женат. Если один человек калечит или убивает другого, то не должно, строго говоря, играть значимую роль, состоят эти двое в браке или нет.

В случае же подачи иска об изнасиловании супруг, которого жена пустила без взлома двери в свое помещение, будет сам заинтересован представить в суд доказательства наличия брачных уз с тем, чтобы опровергнуть обвинение.

Разумеется, ответственное государство не в состоянии, а значит, и не должно заниматься «изнасилованиями в браке» или «изнасило ваниями по-калифорнийски». Тем более что вряд ли найдется много стран, полиция которых могла бы похвастаться искоренением проявлений этого одного из самых ужасных видов преступлений в его «классическом», т.е., бесспорно, подлежащим жесткому пресечению и суровому наказанию, варианте.

Наличие статистической связи между рождаемостью и смертностью, а также между рождаемостью и детской смертностью оставляет открытым вопрос о дальнейшей проверке гипотезы о дополнительной (кроме «пенсионной») «страховой» функции высокой рождаемости. Возможно, большое число детей страховало семью и общину от полного вымирания во времена высоких рисков смертности вообще и детской в частности. По мере снижения этих рисков отпала одна из причин, обусловливавшая «высокий спрос» на детей и деторождение.

Не выявлено никакого положительного влияния на рост рождаемости программ ее поощрения (пособия на детей, отпуска по уходу и иные меры государственной поддержки).

Заимствование институтов «защиты материнства и детства» из Северной Америки и тем более из Европы неминуемо приведет в России к масштабной катастрофе. Такой прогноз основан на сравнении качества правоохранительных органов и судебных систем. Наделение российских социальных служб и милиции правом практически произвольно отбирать детей у родителей по плохо формализованным признакам приведет к гигантскому росту рисков для богатых людей и среднего класса – рисков стать жертвой узаконенного заложничества. Пока мы не имеем информации о подобном коммерческом применении своих полномочий социальными службами в развитых странах79.

Политическое применение заложничества, однако, наблюдалось (правда, пока в весьма ограниченном масштабе). Так, в Израиле оказывалось давление на оппозицию и правозащитников, выступающих против «мирного процесса». Эти Мейдад, супруга одного из руководителей правозащитной организации «Хонейну» Шмуэля Мейдада, была арестована 21 августа 2005 г. в период, когда ее муж успешно противостоял прокуратуре в десятках дел, защищая противников депортации евреев из сектора Газы. На некоторое время у нее были насильно отняты дети.

http://www.sedmoykanal.com/article.php3id=89649. Кампания промывки мозгов неПоказатель соотношения разводов и браков (показатель прочности семьи) оказался не столь сильно связан с рождаемостью вопреки первоначальным предположениям. Однако в сочетании с показателем числа новых браков этот индикатор представляется вполне работоспособным для объяснения снижения рождаемости. Действительно, отсутствие надлежащих гарантий для обеих сторон в сожительстве по сравнению с классическим браком делает деторождение весьма рискованным предприятием. Рождение же второго ребенка (не говоря уже о последующих) вне классического брака является очевидной авантюрой.

По итогам этого этапа исследования можно считать достаточно обоснованными гипотезы о наличии групп государственных служащих, профсоюзного актива и политиков, сильно мотивированных расширять сферу вмешательства государства в дела семьи под видом помощи.

Основу коалиции (групп специальных интересов), поддерживающей такие институты, составляют, вероятно, государственные служащие (руководство социальных служб), а также юристы, специализирующиеся на бракоразводных процессах. Поэтому при наличии политической воли к защите института семьи, проявляемой, в частности, некоторыми лидерами в США, вполне реально сломить сопротивление таких групп и провести действительно глубокую реформу семейного законодательства в интересах защиты семьи от государства.

Идеологические упражнения в сфере законодательства (такие, как однополые браки) являются содержательно бессмысленными (для обеспечения прав и интересов их участников), но крайне вредрелигиозным гражданам, убеждающая их в том, что жены правых – плохие матери, поскольку выходят на демонстрации со своими младенцами на руках, идет постоянно и регулярно. Чему один из авторов (К.Я.) был свидетелем. Хотя очевидно, что многодетные матери не могут выйти из дома надолго куда бы то ни было без своих грудных детей. Почему демонстрации становятся столь опасными, что выход на них с детьми вменяется матерям в вину как пренебрежение родительскими обязанностями – вопрос, которым ревнители «свободного выбора», «социальной солидарности» и т.п. левых квазиморальных ценностей в Израиле предпочитают не задаваться.

ным сигналом обществу, разрушающим фундамент современного правового государства посредством неконтролируемого роста дискреционных полномочий чиновников, судей, полицейских.

Невозможно строить обоснованные статистически предположения о росте рождаемости в случае осуществления дерегулирования.

Равно как и нет надежных данных в пользу гипотезы о необратимости падения рождаемости. Дерегулирование, безусловно, является мерой морально обоснованной, а также мерой, снижающей давление на бюджет в направлении наращивания его обязательств.

Дерегулирование семейных отношений в свете вышесказанного должно сопровождаться реформами в других отраслях права (в судебной системе, на медиа-рынке, в образовании).

Кроме того, дерегулирование должно проходить в рамках интенсивных политических кампаний, сопровождающихся важными символическими шагами, включая квазиправовые: декларации поддержки традиционной семье как союзу мужчины и женщины для рождения и воспитания детей; декларации уважения карьере матери как наиболее достойного выбора женщины по сравнению с политикой, бизнесом, наукой, и т.п. Последние необходимы для внятного сигнала обществу о коренном изменении ситуации в сфере семьи и брака для ускорения процесса адаптации агентов к новым условиям (в том числе и вследствие невозможности возвращения к старому, с которым произошел решительный разрыв (Бальцерович, 1999, с. 22)).

Такого рода кампании должны также стать процессом, стимулирующим формирование групп интересов (прежде всего в «третьем секторе»), способных поддерживать движение в правильном направлении по ее (кампании) завершении.

Реформы семейного права (и иные, проводимые с ними в пакете) должны включать компонент, ориентированный специально на разрушение действующих коалиций и групп интересов, заинтересованных в усилении контроля над семьей и в подрыве моральных ценностей библейского корня.

Спрос электората на проведение таких реформ является сложнопредсказуемым. Однако появление такого спроса представляется вполне вероятным в случае продолжения кризиса пенсионных систем в индустриальных стран и способности правовых государств поддерживать правовой порядок при наплыве не заинтересованных в адаптации мигрантов, необходимых для возмещения недопоставки рабочей силы на рынок труда. Эрозия пенсионной системы делает более привлекательной альтернативу инвестиций в человеческий капитал детей как потенциальных кормильцев в старости.

В случае если средний обыватель будет рассматривать риски подвергнуться насилию как заметные, а защиту государства – как заведомо недостаточную, его спрос на такую защиту со стороны молодых членов семьи, как наиболее мотивированных защитников, также способен резко повысить спрос на детей.

6.2. Основные направления дальнейших исследований В дальнейшем на данных начала XX в. (а для Британии – на данных XIX в.) целесообразно проверить гипотезу о том, что меры по государственному вмешательству в сферу семейных отношений могли быть спровоцированы кризисом патриархальной деревенской семьи при перемещении большинства населения в города и связанными с ним проблемами попечения детей и престарелых родителей.

Наблюдаемый в последние десятилетия в развитых странах (особенно в США, Канаде, Израиле) рост пригородов, тенденция к «пространственной сегрегации» (поселение рядом «со своими») приводят к восстановлению на новом уровне малых территориальных сообществ и механизмов общественного контроля и моральных санкций.

Это делает излишним масштабное вмешательство государства.

Было бы полезно проверить гипотезу «избыточной женской занятости». То есть проверить наличие «обратной» связи – между долей занятых женщин и проявлениями кризиса семьи. Поскольку наряду с ослаблением стимулов женщины сохранять лояльность супругу финансовая самостоятельность может быть не источником проблемы нестабильности семьи, но ее следствием (не уверенная в надежности супруга женщина ищет возможность обеспечить себя и ребенка). С учетом шоков мировых войн, создавших серьезные прецеденты необходимости массового трудоустройства женщин, гипотеза о такой обратной связи не может быть проигнорирована.

Мировые войны также не могли не нанести урона (разумеется, сильно различающегося по странам) институту семьи через потери человеческого капитала и возможности его воспроизводства на должном качественном уровне в условиях неполных семей. Поскольку наибольшими людские потери, особенно во Второй мировой войне, были в тоталитарных странах, возможно, что этот фактор мог бы быть использован и для объяснения особенно низкой рождаемости именно в этих странах80.

В ходе дальнейших исследований было бы полезно собрать статистику и информацию о правоприменительных практиках для формального описания институтов семейного права, дающую возможность существенно углубить понимание проблемы. Прежде всего статистику разводов, рождаемости и основные данные об особенностях семейного права по 50 штатам США (возможно, расширение на провинции Канады), а также данные регулярных опросов агентств по изучению общественного мнения в США и «Евробарометра», которые замеряют такие параметры, как религиозная самоидентификация и число посещений религиозных мероприятий, что является показателем влияния религиозных ценностей.

Наличие таких данных могло бы дать шанс проверить гипотезу о связи спроса на институт семьи со спросом на религиозные моральные ценности. Если удастся обнаружить (подтвердить) значимую связь между спросом на ценности библейской морали и эффективностью семьи как института, это даст еще один «регулируемый», хотя и с большими издержками, параметр – уровень поддержки библейских ценностей, одобрения заповедей и, как минимум, информированности об их наличии и влиянии на становление современной цивилизации.

Хотя он, очевидно, не единственный, поскольку никак не помогает объяснению разложения семейных институтов в Швеции. Не исключено, что длительное господство социалистической идеологии даже в мягких формах способно оказывать значимое угнетающее воздействие на мораль и семью – разумеется, в сочетании с ускоренным ростом групп интересов, обозначенных в данной работе, и другими факторами.

К примеру, инвестиции (пожертвования) на культурные и образовательные нужды, осуществляемые хотя бы частично через уважаемых религиозных лидеров, известных своей поддержкой базовых институтов правового государства (см. (Мау, Яновский, Жаворонков и др., 2003)), могли бы существенно повысить уровень одобрения библейских ценностей населением, которое в этом отношении остается, вероятно, столь же «рационально несведущим», как и в Средние века.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.