WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Стремясь найти новые подходы к решению данной проблемы, правительство неоднократно пыталось принять соответствующие нормативные акты, позволявшие управлять пенитенциарной системой. Например, в качестве значительной попытки определения прав и обязанностей тюремной администрации правоведы выделяют принятое в 1804 году "Положение о должности смотрителя тюремного замка в Москве и о должности караульного офицера в тюремном замке".Исходя из положений данного документа, тюремная администрация возглавлялась квартальным полицейским поручиком (смотрителем), при котором состояло четыре унтер-офицера и один рядовой. При этом смотритель подчинялся Московскому обер-полицмейстеру. В качестве основной функции смотрителя выступало общее руководство тюремным замком. Кроме того, он в целом отвечал за поддержание должного порядка в тюрьме. В свою очередь, смотрителю предписывалось "с заключенными арестантами обхождение строгое, однако же никогда не отступать от правил человеколюбия и обходиться без злобы, мщения и насильства".9 По сути, именно смотритель должен был удерживать арестантов от нарушения дисциплины. Смотритель должен был удерживать арестантов от нарушения дисциплины "кроткими средствами, как-то: благородных сажать в уединенные покои, а разночинцев употреблять в работу по замку и вне очереди для очищения нечистоты и пр. или давая умеренную пищу, хлеб да воду только".

Большое значение придавалось взаимодействию смотрителя и священника в процессе выполнения этой задачи. Последний должен был "ознакомиться с нравственностию каждого из содержимых в тюремном замке, приобресть его доверенность к себе и основывать действия в отношении к исправлению каждого соответственно обстоятельствам" (ст. 157). В советский период данная деятельность священника трансформировалась в политико-воспитательную работу с осужденными, где религии места, разумеется, не было. С начала 90-х годов в российской уголовно-исполнительной системе делаются попытки вновь использовать священнослужителей в исправительном процессе среди осужденных, однако ожидаемых масштабов этот процесс не получил.

Существование подобного акта, а также, например, принятие Инструкции, разработанной Петербургским губернским прокурором для столичных тюрем, свидетельствовало о том, что в большинстве своем централизованного управления тюрьмами в Российской империи еще не существовало и оно носило исключительно локальный характер.

В этой связи важнейшим шагом в формировании пенитенциарной системы России в данный период послужило создание первых по времени централизованных законодательных памятников России о лишении свободы, которыми явились предоставленная министром внутренних дел в 1821 году записка "Об Гернет, М.Н. История царской тюрьмы / М.Н. Гернет. – М., 1941. – Т. 1. – С. 74.

Варадинов, И.М. История министерства внутренних дел / И.М. Варадинов. – СПб., 1862. – С. 297.

Рассказов, Л.П. Указ. Соч. – С. 6.

устройстве уездных тюремных зданий", а также "Инструкция смотрителю губернского тюремного замка" от 26.05.1831 года, "Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражей и ссыльных 1832 года".В частности последний акт состоял из двух книг: "Свода учреждений и уставов о содержащихся под стражей" и "Свода учреждений и уставов о ссыльных". Анализируя особенности данных правовых актов, М.Н. Гернет указывал на тот факт, что количество статей о ссыльных вчетверо превышало число статей Устава о содержащихся под стражей, что подчеркивало преобладание интереса законодателя к ссылке, нежели к тюремному заключению.Особенность российской системы мест лишения свободы заключалась в том, что ими заведовали губернаторы, которые имели широкие полномочия во многих вопросах исполнения и отбывания наказания, то есть имела место децентрализация управления местами лишения свободы. В этой связи представляется возможным определить, что рост тюремного населения и увеличение числа связанных с лишением свободы наказаний не повлекли, впрочем, значительного увеличения внимания центральной и местной администрации к тюрьме. Все внимание, по выражению исследователей, уделялось в основном лишь ужесточению внешних атрибутов тюремного заключения.По сути, в данный период встал вопрос о тюремной реформе, выдвигались отдельные проекты ее элементов, но реализовать их полностью не удавалось. В частности, в 1864 году был принят Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, получивший высокую оценку современников за гуманизм, демократизм и простоту применения.Анализируя вышеизложенные положения, следует указать, что дореформенное управление местами заключения было исключительно дезорганизовано. Между тем, число учреждений исполнения наказания было значительным. К 1882 году имелось 767 таких учреждений, не считая некоторых мест заключения Восточной Сибири. В конце XIX века в России насчитывалось 895 тюрем с 90 141 заключенными в них.

Продолжали строиться новые тюрьмы, расходы на содержание тюрем росли. При этом в теории того периода обосновывалось преимущество тюремного заключения перед другими видами наказания.По сути, начинают закладываться прогрессивные теоретические тенденции развития системы уголовного наказания в виде лишения свободы, предпринимаются попытки классификации преступников, дифференциации и индивидуализации исполнения наказания, намного опережающие их практическую реализацию. Регулярное участие российских представителей в международных тюремных конгрессах побуждало тюремное ведомство к активным действиям в решении многих проблем. В тюремной действительности стал решительней использоваться труд арестантов как средство их исправления, а также с этой целью оказывалось идеологическое (религиозное) воздействие.

По выражению современных исследователей права, был расширен круг лиц, привлекаемых к работе с заключенными, становятся разнообразнее формы воздействия на сознание заключенных.Таким образом, в организационном плане наиболее крупным результатом тюремной реформы стало формирование трехзвенной системы управления тюремными учреждениями. Центральным органом этой системы стало образованное в 1879 году. Главное тюремное управление – ГТУ, ставшее высшей контролирующей и распорядительной инстанцией, осуществляющей непосредственное руководство подчиненными местными органами тюремного ведомства через Тюремную инспекцию и Совет по тюремным делам.

С целью обеспечения управленческих функций ГТУ издавало циркуляры. В частности, в них затрагивались вопросы религиозно-правительственного воздействия на осужденных, режима арестованных по политическим преступлениям и др.

Совершенно новым институтом, не имеющим аналогов в зарубежной тюремной практике, было создание в составе Главного тюремного управления Тюремной инспекции, на которую возлагались обязанности осуществления ревизий местных тюремных учреждений, руководство их деятельности, а также разработка законодательных предположений.

В частности, главная функция деятельности тюремных инспекторов отводилась инспектированию мест заключения. С этой целью были утверждены "Временные правила для первоначального руководства тюремным инспекторам во время командировок с целью осмотра и ревизии учреждений, входящих в состав карательной системы". Именно этот нормативный документ определил общий порядок деятельности тюремных инспекторов, командируемых с целью осмотра мест заключения и ссылки.

Свод законов Российской Империи. – Т. 14. – Ч. 5.

Гернет, М.Н. История царской тюрьмы / М.Н. Гернет. – М., 1961. – Т. 1. – С. 36.

Гернет, В.М. Указ. соч. – Т. 2. – С. 53 – 55.

Мокринский, С.П. Наказание, его цели и предложения / С.П. Мокринский. – М., 1902. – С. 122.

Таганцев, Н.С. Русское уголовное право / Н.С. Таганцев. – СПб., 1902. – Т. 2. – С. 1189.

Детков, М.Г. Развитие системы исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в России :

дис. … д-ра юрид. наук / М.Г. Детков. – М., 1994. – С. 68.

Наряду с вышеуказанным, Временные правила детально регламентировали круг вопросов, которые подлежали проверке. Одновременно с созданием института тюремных инспекторов в целях обеспечения реализаций карательной политики государства, усиления контрольных функций, совершенствования управления местами заключения учреждается новый коллегиальный орган – совет по тюремным делам. В состав совета царским указом вводились лица высшего эшелона власти, представляющие различные ведомства.

По замыслу учредителей совета по тюремным делам, на его обсуждение, по усмотрению министра юстиции, могли выноситься проекты смет доходов и расходов; вопросы тюремного устройства, пересылки арестантов, исправления заключенных, управления и отчетности и другие, имеющие важное значение для системы мест заключения.

Однако, как это было характерным для многих законоположений царской России, указ об учреждении совета уже в своей основе был порочен. Ибо, во-первых, характер и содержание работы совета зависели от того, какое вопросы на его обсуждение министр юстиции выносил, и, во-вторых, он был лишен какой-либо исполнительной власти.

В свою очередь, на среднем уровне управления местами заключения гражданского ведомства высшая власть принадлежала губернаторам, начальникам областей и градоначальникам. Им вменялось в обязанность наблюдение за благоустройством мест заключения, а также контроль за исполнением всех постановлений правительства о порядке содержания заключенных. Губернаторам предоставлялось право назначения, перемещения и увольнения от должности начальников тюрем и их помощников, состоящих в должностях от XIV до VII класса включительно, Законом от 31 марта 1890 года для местного заведывания тюремной частью были учреждены в некоторых местностях губернские тюремные инспекции.

В течение 1890 – 1896 годов такие инспекции были созданы в двадцати четырех губерниях.По сути, Губернский тюремный инспектор становился фактически главой местного тюремного управления. Именно на них возлагалась задача проведения тюремных преобразований на местах, где этому новому институту "были подведомственны все места заключения как общеуголовные, так и политические". Как отмечает М.Г. Детков, губернская тюремная инспекция являлась "совершенно новым структурным звеном, не имеющим аналогов в зарубежной пенитенциарной практике, на которую возлагались обязанности разработки проемов законодательных актов, проведение ревизий местных тюремных учреждений, руководство их деятельностью".В целом, порядок образования губернских тюремных инспекций предусматривал также рассмотрение проектов документов по этим вопросам в Государственном Совете, решение которого утверждалось царским указом. Губернские тюремные инспекторы и их помощники назначались Главным Тюремным управлением. Причем согласия губернаторов на такое назначение не требовалось.

Анализируя организационно-управленческую структуру низового звена тюремной системы, следует указать, что на протяжении длительного периода времени деятельность тюрем определялась произволом местных властей. Губернские правления глубоко не вникали в содержание работы их администрации, круг своих обязанностей ограничивали, главным образом, назначением смотрителей тюрем, контролем за обеспечением изоляции преступников, предотвращением их побегов. В официальных документах комиссии по тюремному преобразованию прямо говорится о цели этого вида наказания: "Правительство имело в виду возмездие за сделанное зло и ограждение общества от новых преступлений".О назначении тюрем свидетельствует также содержание функций его аппаратов, а также тот факт, что смотрителями тюрем являлись чины полицейского ведомства, в формах и методах которого преобладало насилие.

С учетом этого были приняты некоторые меры по упорядочению управления тюрьмами. В частности Законом от 15 июня 1887 года к органам управления отдельных мест заключения также были отнесены начальники тюрем и их помощники, смотрители, состоящие при местах заключения священники, врачи.

Благодаря этому удалось понизить процентное соотношение заключенных и надзирателей: если до 1887 года один надзиратель приходился в среднем на 14 заключенных, то после реформы на одного надзирателя приходилось уже 10 арестантов. Средний годовой оклад чинов управления повысился с 437 р. до 616 р., а средний годовой оклад надзирателя с 150 р. до 170 р., причем обмундирование надзирателей стало казенным.

В результате этого преобразования удалось вывести тюремных надзирателей из зависимости от тюремной общины, и стало невозможным такое положение в тюрьме, когда "надзиратель в арестантском халате с бубновым тузом на спине и шашкою через плечо – а подобный случай был усмотрен при одной из ревизий – в добавок, пользующийся в виде подачки остатками пищи из арестантского котла – мог быть только покорным слугою арестантов".

ЦГАОР. – Ф. 122. – Оп. 1. – Ч. 1. – Делопроизводство 1. – Д. 182. – С. 1.

Детков, М.Г. Наказание в царской России. Система его исполнения / М.Г. Детков. – М., 1994. – С. 59.

ЦГАОР. – Ф.122. – Оп.1. – Ч.1. – Делопроизводство 1. – Д. 176. – С. 77.

Сами надзиратели при исполнении своих служебных обязанностей должны быть в исправной форме и вооружены заряженными револьверами, пользуясь ими с надлежащей осмотрительностью и в случаях действительной необходимости как для охранения себя от нападений со стороны арестантов, так и для прекращения беспорядков и буйства между ними (в советский период оружие находилось только у охранников по периметру ИТУ, то есть у часовых на вышках и у конвойных подразделений, внутри зоны иметь при себе оружие запрещалось; в настоящее время сотрудникам исправительных учреждений разрешается иметь при себе некоторые спецсредства, в частности, резиновую палку и слезоточивый газ).

Придавая исключительное значение рассмотрению данной проблемы, так же подробно расписывалось распределение обязанностей между тюремными надзирателями. Предусматривалось, что один из старших надзирателей должен неотлучно находиться в тюремном здании.

Кроме того, указывалось, что внутренние надзирательские посты учреждаются внутри тюремных зданий при арестантских камерах. На каждый такой пост назначается по два надзирателя, сменяющихся через шесть часов. Надзиратель наблюдает за арестантами в камерах, выпускает их поочередно в отхожие места, устроенные в арестантских коридорах, строго следя за тем, чтобы они из коридоров не выходили и своевременно возвращались в камеры. В качестве "главного руководящего основания" для "правильности" службы надзирателей внутри тюремных зданий при арестантских камерах содержалось требование, заключающееся в том, чтобы камеры были постоянно заперты.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.