WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |

Обстфельд и Пери (Obstfeld, Peri, 1998) отметили другой недостаток централизации фискальной системы валютного союза. В случае объединения стран в валютный союз необходимо понимать, что страны, находящиеся в неблагоприятном экономическом положении, могут требовать увеличения трансфертных платежей из единого бюджета. При этом давление может усиливаться за счет различных ограничений на параметры фискальной политики. Как показано в работе Фон Хагена и Айхенгрина (Von Hagen, Eichengreen, 1996), ограниченность собственных доходных источников стран валютного союза при фискальных ограничениях может приводить к росту расходов единого бюджета и, как следствие, к повышению общей задолженности валютного союза. Это происходит потому, что при невозможности размещения собственных облигаций на финансовом рынке отдельные страны или регионы будут ожидать сглаживания последствий шоков за счет единого бюджета. Более того, для финансирования инвестиционных проектов на национальном уровне члены валютного союза будут требовать у наднациональных органов власти централизованного привлечения займов. Такого рода аргументы были подтверждены эмпирическими оценками на региональных данных, которые свидетельствовали о том, что страны, имеющие более жесткие ограничения размеров субнациональных заимствований, как правило, имеют более высокий показатель общей задолженности центрального правительства.

Болдуин и Виплош (Baldwin, Wyplosz, 2004) также отмечали, что помимо чисто экономических аспектов проблемы фискального федерализма в рамках валютного союза необходимо учитывать такое понятие, как «качество государственного управления», поскольку даже в случае эффективного распределения фискальных полномочий между различными уровнями власти их действия могут оказаться неэффективными. Резюмируя приведенные аргументы, авторы отметили, что окончательное решение относительно передачи фискальных полномочий на тот или иной уровень власти должно при ниматься на основе анализа всех выгод и издержек, а также исходя из принципа субсидиарности, указанного в Маастрихтском соглашении стран Европейского валютного союза. Согласно данному принципу, вопросы, не находящиеся в исключительной компетенции ЕС, могут рассматриваться наднациональным органом власти, если они не могут быть решены эффективным образом на национальном уровне.

В связи с тем что с теоретической точки зрения нельзя a priori утверждать о преимуществах того или иного способа реализации фискальных функций на территории валютного союза, было проведено большое количество эмпирических исследований на данную тему. В первую очередь стабилизационные эффекты исследовались на статистике по США, поскольку отдельные штаты можно рассматривать в контексте регионов с единой валютой. Так, Сала-ИМартин и Сакс в своей работе (Sala-I-Martin, Sachs, 1991) эмпирически исследовали стабилизационные свойства фискальной системы на основе данных по 9 регионам США. Было получено, что снижение личного дохода домохозяйств в регионе на $1 приводит к снижению налоговых выплат на $0,33–0,37 и росту федеральных трансфертов на $0,01–0,08. Таким образом, в результате неблагоприятного шока чистый располагаемый доход населения в регионах США снижается лишь на $0,56–0,65, т.е. федеральная фискальная система абсорбирует от трети до половины шока. Более сильная реакция налогов по сравнению с трансфертами обусловлена прогрессивностью налога на личный доход в США, и, таким образом, полученные оценки свидетельствуют о наличии эффекта автоматического стабилизатора.

Аналогичные оценки проводились также в ряде других работ (см., например, (Bayomi, Masson, 1995); (Goodhart, Smith, 1993)). Полученные результаты свидетельствовали о том, что фискальная система США и других стран ОЭСР позволяет сгладить около 20–30% первоначального снижения доходов. Вместе с тем основная критика описанных работ сводилась к их неспособности разделить стабилизационный (сглаживание доходов во времени) и перераспределительный (перераспределение доходов между регионами) эффекты. С учетом этого, например, Фон Хаген (von Hagen, 1992) оценивал уравнения зависимости в первых разностях, что позволяло учесть исключительно стабилизационный эффект. Эмпирические результаты свидетельствовали о том, что при анализе только стабилизационного эффекта федеральный бюджет США сглаживает лишь 10% суммарного снижения региональных доходов, тогда как вся фискальная система позволяет абсорбировать около 47% общего снижения доходов отдельных штатов.

Аналогичные оценки стабилизационных свойств национальных фискальных систем в странах Европы содержатся, например, в работе Маринейро (Marinheiro, 2002). Было показано, что 10%-е падение выпуска одной из стран зоны евро на 21% компенсируется национальным бюджетом. Это означает, что падение выпуска на 10% приводит к увеличению бюджетного дефицита рассматриваемой страны таким образом, что лишь 2,1% падения перераспределяется от будущих поколений в пользу текущего поколения.

Оценки перераспределительных и стабилизационных свойств фискальной системы проводились и для Российской Федерации (см.

(Кадочников, Синельников-Мурылев, Трунин, Четвериков, 2002)). В частности, в работе исследовались стабилизационные и перераспределительные свойства федеральной системы межбюджетного регулирования (федеральная финансовая помощь, федеральные налоги и федеральный нетто-налог) в Российской Федерации в 1994–2000 гг.

в отношении валового регионального продукта и налоговых доходов регионального бюджета. Полученные эконометрические оценки свидетельствовали о том, что федеральная финансовая помощь регионам обладает свойством прогрессивности по отношению к ВРП и налоговым доходам бюджетов регионов. Доходы федерального бюджета от федеральных налогов, собираемых на территории регионов, обладают свойством прогрессивности по отношению к доходам региональных бюджетов, но не обладают данным свойством по отношению к ВРП. Наконец, федеральный нетто-налог является прогрессивным по отношению к ВРП. Что касается стабилизационных свойств системы межбюджетного регулирования РФ, то для федеральной финансовой помощи и федеральных налогов стабилиза ционный эффект по отношению к ВРП выявлен не был. Напротив, по отношению к доходам региональных бюджетов наблюдался стабилизационный эффект федеральных налогов. Вместе с тем, несмотря на достаточно высокие абсолютные значения показателей, по мнению авторов работы, выводы о значительной стабилизирующей роли российской фискальной системы сделать нельзя по причине незавершенности бюджетной и налоговой реформы, которая отчасти и обусловила столь высокие показатели стабилизационного эффекта.

Форни и Рейхлин в своей работе (Forni, Reichlin, 1999) отметили, что макроэкономический риск определяется долгосрочной волатильностью дохода, поэтому стабилизационная политика должна основываться на оценках долгосрочных колебаний. В рамках предложенной теоретической модели авторы показали, что такого рода колебания могут быть сглажены в условиях межнациональной фискальной федерации, политика которой позволит сглаживать межстрановые колебания дохода. В работе были предложены показатель, измеряющий данный риск, и оценка потенциальной доли риска, которая может быть застрахована посредством федеративной системы. По приведенным в работе оценкам, в случае образования фискальной федерации на территории стран Европы она позволит сглаживать около 45% шока.

Байоми и Массон (Bayoumi, Masson, 1998) рассматривали данную проблему несколько в иной плоскости. На данных по провинциям Канады за период 1961–1993 гг. они эмпирически проверили гипотезу о том, что фискальная стабилизация на федеральном уровне оказывается эффективнее стабилизационных действий на уровне субнациональных органов власти. В частности, рассматривалась гипотеза Рикардо, в соответствии с которой фискальная политика на субнациональном уровне власти может не оказывать желаемого воздействия на поведение экономических агентов из-за того, что бюджетный дефицит и текущая задолженность, возникающая при ослаблении фискальной политики, должны быть компенсированы в будущем повышением налогового бремени и снижением расходов.

В итоге экономические агенты будут увеличивать сбережения, нивелируя стабилизационный эффект фискальной политики. Если же фискальная политика применяется на федеральном уровне в отношении регионов, подвергнувшихся влиянию различных возмущений, стабилизационный эффект будет иметь место, поскольку дефицит в одних регионах будет компенсирован профицитом в других, что в итоге не отразится на объеме федерального долга и ожиданиях экономических агентов в отношении повышения налогового бремени в будущем9. Подразделяя данные о величине федерального и регионального бюджетного дефицита по принципу возникновения или невозникновения налоговых обязательств в будущем (liability and non-liability creating deficit), авторы показали, что большее влияние на уровень потребления оказывает размер федерального бюджетного дефицита, который не приводит к будущим налоговым обязательствам. Иными словами, большей эффективностью характеризуется фискальная политика на федеральном уровне.

Несколько иным направлением исследований является анализ последствий фискальной политики для основных макроэкономических показателей и, в частности, потребительских цен, выпуска, темпов роста ВВП и ряда других. Например, Перотти в своей работе (Perotti, 2002), используя методологию VAR, оценил эффект шоков фискальной политики ряда развитых стран10 на ВВП и его основные компоненты и обнаружил тенденцию к заметному снижению влияния фискальной политики на ВВП и его основные компоненты в течение последних 20 лет. При этом эффект фискальной политики на ВВП оказался довольно незначительным: до 1980 г. мультипликатор государственных расходов не превышал 1, тогда как для более позднего периода принимал более низкие и даже отрицательные значения.

Де Авила и Страух (De Avila, Strauch, 2003), в свою очередь, исследовали зависимость между фискальной политикой стран ЕС за период 1960–2001 гг. и темпами роста экономики. На основе проведенного анализа было получено, что государственное потребление, Следует отметить, что данная гипотеза справедлива в случае неполной коррелированности региональных шоков.

Использовались данные по Австралии, Канаде, Западной Германии, Великобритании и США.

как и государственные трансферты отрицательно влияют на темпы экономического роста рассматриваемых стран, тогда как государственные инвестиции положительно сказываются на темпах экономического роста. Что касается связи между налоговым бременем и экономическим ростом, то не было получено четкого подтверждения данной гипотезы. Вместе с тем была выявлена зависимость между прямыми налогами и динамикой основного капитала.

Что касается влияния фискальной политики на уровень цен в экономике, то, например, в уже упомянутой работе Перотти было получено, что ее влияние на потребительские цены оказывается положительным, хотя и не всегда статистически значимым. Ровер в своей работе (Rother, 2004) исследовал зависимость между фискальной политикой и инфляционными процессами в экономике. Была предпринята попытка проверить, насколько мягкая фискальная политика способствует росту волатильности инфляции. Актуальность исследования, по мнению автора, объяснялась тем, что высокая инфляционная волатильность приводит к росту неопределенности при формировании инфляционных ожиданий в экономике, повышению соответствующей премии за риск и, в конечном итоге, ограничению возможностей для экономического роста. На основе данных по странам Европы за последние 35 лет было получено, что волатильность дискреционной фискальной политики вызывает рост волатильности инфляции на протяжении исследуемого промежутка времени. При этом полученные результаты оказались устойчивы к спецификации переменной инфляционной волатильности, частотности используемых данных, длине периода оценки и методологии эконометрического анализа. Согласно полученным результатам, увеличение волатильности дискреционной фискальной политики на одно стандартное отклонение вызывает рост волатильности инфляции на 10–17% от величины стандартного отклонения.

Интересной с теоретической и практической точки зрения является работа Ардагны (Ardagna, 2004), в которой автор, в частности, не только исследовал сам факт влияния фискальной политики на динамику показателей государственной задолженности и темпы роста ВВП, но и проанализировал относительную значимость различных каналов такого рода влияния. В качестве объяснения наличия связи между фискальными шоками и описанными показателями рассматривались две гипотезы – гипотезы ожиданий и рынка труда.

В рамках первой гипотезы проблема изучается с точки зрения совокупного спроса и предсказывается положительная связь между ужесточением фискальной политики и темпами роста ВВП. Предположим, что страна имеет определенный уровень долга и в рамках межвременного ограничения вынуждена проводить политику стабилизации объема задолженности посредством повышения налогов.

Предполагая, что невозвратимые потери общества от повышения налогов возрастают по налоговой ставке, можно утверждать, что чем больше правительство будет откладывать стабилизацию, тем большие потери понесет общество в будущем. Таким образом, ужесточение фискальной политики может оказывать положительный эффект на экономику данной страны. Другой канал, через который может проявляться стабилизационный эффект фискальной политики, – это уровень процентных ставок. Если правительство гарантирует приверженность стабилизационной политике, то это может привести к снижению премии за риск по госбумагам и, таким образом, к падению общего уровня реальных процентных ставок. Это, в свою очередь, может отразиться на отдельных компонентах совокупного спроса (вызвать их рост), чувствительных к уровню реальной процентной ставки (например, рост инвестиций из-за роста благосостояния в частном секторе, обусловленного увеличением дохода по ценным бумагам на фоне снижения процентных ставок).

Гипотеза рынка труда предполагает, что стабилизационная политика, основанная на снижении государственных расходов (трансфертов и заработных плат в госсекторе), а не на повышении налогов, будет более эффективна с точки зрения сокращения государственной задолженности и стимулирования экономического роста. Пусть на рынке труда позиции профсоюзов достаточно сильны, и стабилизация осуществляется посредством повышения подоходного налога.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.