WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |

Таким образом, сохранение наблюдаемых в настоящее время тенденций в фискальной и долговой политике большинства стран СНГ благоприятно для введения единой валюты и позволит гарантировать ее стабильность в случае валютной интеграции на пространстве СНГ. Более того, поскольку РФ в целом имеет показатели не хуже, а то и лучше показателей других стран СНГ, создание единого валютного союза на базе российского рубля не будет сопряжено с дополнительными издержками для России, связанными с необходимостью существенного улучшения бюджетных или долговых показателей. Однако заметное улучшение параметров бюджетной и долговой политики некоторых стран СНГ (ЕЭП) было достигнуто прежде всего благодаря высоким доходам от экспорта сырьевых товаров на мировой рынок. Поэтому потенциальное снижение мировых цен является одним из основных факторов риска, способным привести к ухудшению фискальных и долговых параметров этих стран и, таким образом, поставить под сомнение стабильность валютного союза или возможность его создания.

В-четвертых, по результатам анализа стабилизационных свойств фискальных систем стран СНГ можно сделать вывод, что доходы государственного бюджета расширенного правительства, а также общие и налоговые доходы центрального правительства ряда стран СНГ обладают свойством прогрессивности по совокупному доходу этих стран. При использовании различных спецификаций эконометрических моделей прогрессивность бюджетных доходов по показателю валового дохода была установлена для таких стран, как Казахстан, Таджикистан, Грузия, Россия, Украина, Азербайджан и Беларусь. Напротив, для Армении и Узбекистана существующая динамика доходов расширенного правительства свидетельствовала в пользу гипотезы о регрессивности доходов расширенного и центрального правительства по валовому доходу.

Что касается показателей расходов бюджетов расширенного и центрального правительства, то на основании полученных результатов говорить о прогрессивности бюджетных расходов, по-видимому, нельзя. В частности, прогрессивность расходов по показателям валового дохода была выявлена лишь для Армении и Молдовы. Напротив, расходы государственного бюджета обладали свойством регрессивности по валовому доходу для Азербайджана, Беларуси, Таджикистана и Украины. Для остальных стран наблюдаемая динамика не позволяла сделать каких-либо определенных выводов относительно стабилизационных свойств расходов государственного бюджета.

Дополнительно была проанализирована чувствительность дефицита/профицита бюджета расширенного и центрального правительства к колебаниям общеэкономической конъюнктуры (величины ВВП). Для Армении, Азербайджана, Грузии и Казахстана рост ВВП в 1992–2005 гг. сопровождался сокращением дефицита (ростом профицита) бюджета расширенного правительства, тогда как для Украины и Узбекистана наблюдался рост бюджетного дефицита (снижение профицита). При этом для Грузии, Казахстана, Молдовы, Таджикистана, Украины и Узбекистана полученные результаты согласовывались с гипотезами относительно наиболее вероятной зависимости между исследуемыми показателями, высказанными ex ante, исходя из результатов анализа прогрессивности фискальных систем.

При анализе дефицита/профицита бюджета центрального правительства статистически значимая положительная связь между динамикой ВВП и сальдо бюджета наблюдалась для Грузии, Казахстана, Молдовы и России, тогда как отрицательная – только для Киргизии.

Кроме того, в подавляющем большинстве случаев (не учитывая страны, для которых отсутствовала статистика) полученные результаты согласовывались с гипотезами, высказанными на основе результатов анализа прогрессивности бюджета центрального правительства.

Таким образом, результаты анализа бюджетных показателей указывают на наличие значительных различий между характеристиками фискальных систем стран СНГ. При валютной интеграции на всей территории СНГ, не предполагающей создание единого бюджета, отдельные страны не смогут рассчитывать на собственную фискальную систему как на эффективный механизм стабилизации последствий асимметричных шоков32, т.е. бюджетные системы будут являться источником дополнительных рисков для устойчивости единой валюты. К числу стран, фискальная система которых может относительно более эффективно выполнять стабилизирующие функции, можно отнести Армению, Азербайджан, Грузию, Казахстан, Молдову и Россию. Напротив, фискальные системы Беларуси, Киргизии, Украины и Узбекистана при сохранении наблюдаемых тенденций не смогут эффективно стабилизировать собственную экономику в ситуации воздействия на нее асимметричных шоков. Лишь дискреци Рассматривается только свойство автоматического стабилизатора. Возможность дискреционных изменений фискальных систем не учитывается.

онные меры (изменения налогового законодательства или программы социальных трансфертов) позволят стабилизировать экономическую ситуацию, однако рост государственных расходов, необходимый для стабилизации, потребует реализации программы заимствований на внутреннем и/или внешних рынках, что может быть невозможно или затруднительно при наличии ограничений на величину государственного долга. Более того, описанные шаги могут негативно отразиться на экономике стран-партнеров, поскольку избыточное предложение долговых инструментов создаст давление на уровень процентной ставки и, как следствие, затруднит реализацию денежно-кредитной политики всего союза.

В-пятых, анализ зависимости дефицита/профицита государственного бюджета от динамики реального курса национальной валюты по отношению к доллару США показал, что приблизительно для половины стран нельзя сделать определенных выводов относительно знака такого рода зависимости для бюджета расширенного правительства. При этом в число этих стран входят как экспортоориентированные страны, так и страны, для которых экспорт сырья не составляет существенную часть государственных доходов. Для Грузии, Молдовы, Таджикистана, Туркменистана и Украины гипотеза о снижении общегосударственного баланса при ослаблении реального курса национальной валюты не отвергается. Результаты оценки для бюджета центрального правительства оказались менее удовлетворительными по сравнению с оценками для бюджета расширенного правительства: рост бюджетного баланса был выявлен только для Таджикистана, тогда как ослабление национальной валюты Азербайджана и Беларуси сопровождалось ростом дефицита (снижением профицита) бюджета.

Таким образом, приблизительно у половины стран СНГ ослабление национальной валюты приводило к ухудшению показателя дефицита/профицита бюджета расширенного правительства. С учетом наблюдаемой тенденции к укреплению реального курса рубля на протяжении большей части рассматриваемого периода, образование валютного союза на базе российского рубля может привести к снижению рисков ухудшения государственного баланса стран – членов такого валютного союза и, таким образом, к снижению рисков дестабилизации единой валюты и всего валютного союза. Данные эффекты оказываются еще более актуальными33 для стран, фискальные системы которых не обладают свойством автоматического стабилизатора, но в которых наблюдалось ухудшение баланса расширенного правительства при ослаблении реального курса национальной валюты (в частности, для Украины и Беларуси).

В-шестых, на протяжении всего рассматриваемого периода времени наблюдался устойчивый рост торгового оборота на территории стран СНГ (ЕЭП). Параллельно эти процессы сопровождались увеличением трансакционных издержек, к которым в данном исследовании относились комиссия по валютно-обменным операциям и спред валютных курсов на покупку и продажу. В соответствии с полученными оценками в 1992–2005 гг. они составляли в среднем около 0,06% совокупного ВВП стран СНГ (около 0,05% для ЕЭП). Это заметно ниже аналогичных оценок 1990 г. для стран Европы, которые впоследствии стали членами Европейского валютного союза (около 0,5–0,6% их совокупного ВВП). Иными словами, внешнеторговая активность на территории СНГ еще не достигла сопоставимого со странами еврозоны уровня, при котором соответствующие потери составляют существенную величину. Возможно, именно это объясняет низкую заинтересованность бизнеса в продвижении процессов, направленных на валютную интеграцию. Вместе с тем с учетом вероятности роста внешнеторговой активности по мере развития интеграционных процессов, о чем свидетельствует европейский опыт, потенциальные выгоды от валютной интеграции с точки зрения трансакционных издержек могут оказаться довольно весомыми.

Наконец, в течение рассматриваемого периода времени совокупный торговый баланс стран СНГ и ЕЭП не только оставался положительным, но и постепенно рос. Однако по отношению друг к другу величины рассчитанного торгового баланса стран СНГ, стран ЕЭП и РФ по отдельности различались. Так, показатели по странам – участВ рамках уже упомянутых предпосылок о том, что валютная интеграция не предполагает унификацию фискальных систем стран-членов, т.е. создание единого бюджета.

ницам ЕЭП либо превышали аналогичные значения для всего СНГ, либо были сопоставимы с ними. Что касается сравнения совокупных показателей ЕЭП и СНГ с показателями для РФ, то наблюдались периоды как превышения, так и отставания показателей для этих групп стран по отношению к РФ. На основании данных результатов можно утверждать, что в рамках базовых предпосылок теории ОВЗ устойчивость профицита торгового баланса стран СНГ или ЕЭП при прочих равных будет гарантировать дополнительные выгоды для стран валютного союза в терминах более высоких доходов в государственном и частном секторах, стабильности валютной политики союза и снижения соответствующих валютных рисков, несмотря на возникающее давление в пользу укрепления курса единой валюты.

Поэтому, будет ли рост совокупного торгового баланса рассматриваться в качестве аргумента за валютную интеграцию, либо, напротив, против нее, зависит от приоритетов стран, рассматривающих возможность образования валютного союза и от масштабов влияния колебаний реального валютного курса на реальный сектор экономики этих стран.

Результаты, полученные в этом и предыдущем исследованиях авторов по данной проблематике (Дробышевский, Полевой, 2004), позволяют судить о соотношении потенциальных выгод и издержек валютной интеграции на территории СНГ для Российской Федерации. Так, по итогам анализа критериев теории ОВЗ было получено, что на момент завершения первого исследования относительно более готовыми к валютной интеграции с РФ являлись Азербайджан, Казахстан, Молдова, Таджикистан и Украина, тогда как Беларусь и Грузия присоединились к ним лишь после корректировки «работающих» критериев. Исследование фискальных аспектов и, в частности, стабилизационных свойств (прогрессивности) бюджетных систем стран СНГ позволило сделать вывод, что относительно более готовыми к валютной интеграции с РФ являются такие страны СНГ, как Армения, Азербайджан, Грузия, Казахстан и Молдова. Иными словами, перечень стран по результатам двух исследований практически совпал. Кроме того, результаты проверки гипотезы о связи общегосударственного баланса стран СНГ и динамики реального курса национальных валют позволяют предположить, что замена национальной валюты на более крепкую валюту (в частности, на российский рубль) может привести к улучшению фискальных показателей этих стран и, таким образом, потенциально снизить риски возникновения негативных экстерналий для всего валютного союза.

Вместе с тем если по макроэкономическим параметрам позиция РФ на пространстве СНГ достаточно стабильна, то по фискальным и долговым параметрам РФ улучшение вызвано благоприятной динамикой мировых цен на нефть и другие полезные ископаемые. Падение цен на мировых рынках вызовет ухудшение бюджетных, а затем и долговых характеристик РФ, что может привести к отклонению от заранее установленных целевых значений фискальных и долговых параметров бюджета, если таковые будут утверждены при образовании валютного союза и в процессе подготовки к нему. В этом случае соответствие целевым параметрам потребует корректировки экономической и бюджетной политики, что может быть сопряжено с дополнительными издержками. Более того, издержки для РФ могут быть еще более высокими, если учесть тот факт, что фискальная система РФ не в полной мере обладает свойством прогрессивности по валовому доходу в отличие от других стран, указанных выше.

Таким образом, с точки зрения влияния фискальной политики каждой из рассмотренных стран на стабильность валютного союза Россия не является страной, которая потенциально может оказать минимальное влияние на стабильность единой валюты. Как показывают результаты в целом, ряд стран, среди которых Казахстан, Грузия и Молдова, потенциально могут быть более устойчивы к воздействию асимметричных шоков.

Наконец, как показали результаты обеих работ, валютная интеграция в рамках ЕЭП может быть также сопряжена с определенными издержками.

С одной стороны, с точки зрения выгод страны – участницы соглашения о ЕЭП вошли в число стран, потенциально готовых к интеграции с РФ по критериям ОВЗ, их общий торговый оборот составлял в среднем около 85% оборота внутри всего СНГ, а торговый оборот РФ со странами ЕЭП – около 92% оборота РФ в СНГ. В то же время совокупный торговый баланс по ЕЭП оказался либо сопоставимым, либо превышал аналогичный показатель для РФ и СНГ в целом. Наконец, величина трансакционных издержек по ЕЭП составляет около 0,05% совокупного ВВП стран ЕЭП против 0,06% ВВП для всего СНГ. Таким образом, интеграция в рамках ЕЭП может быть сопряжена с меньшими издержками или большими выгодами, чем на всем пространстве СНГ. Кроме того, страны ЕЭП по макроэкономическим и бюджетным показателям более близки к РФ, чем другие страны Содружества. Поэтому гармонизация макроэкономических и бюджетных показателей в случае валютной интеграции будет сопряжена с относительно меньшими издержками для РФ.

С другой стороны, по критериям ОВЗ Беларусь вошла в число стран, относительно более готовых к интеграции, лишь после корректировки их числа, тогда как по итогам анализа стабилизационных свойств их фискальных систем Беларусь вместе с Украиной были отнесены к странам с относительно меньшей готовностью к интеграции. Таким образом, представленные аргументы свидетельствуют о том, что наиболее готовым к интеграции в рамках ЕЭП является Казахстан, тогда как Беларусь и Украина по ряду показателей не могут быть отнесены к числу готовых к интеграции.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.