WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 21 |

были увеличены реальные процентные ставки с отрица тельных величин в 1988 г. до положительных в 1994 г., что приос тановило бегство капитала из страны, по крайней мере, временно.

Несмотря на все эти реформы, сколько нибудь ощутимых ре зультатов, которые ИРП могла бы использовать в качестве нового источника легитимности, она не добилась42. Например, среднего довой прирост ВВП на душу населения в период 1989–1994 гг. со ставил 1,2%. Экономисты до сих пор спорят о том, почему это про изошло, но, вероятно, причиной послужило то, что ИРП хотела «и невинность соблюсти, и капитал приобрести».

Система ИРП была тяжким бременем для экономики, поскольку взимала так называемый «диктаторский налог». С микроэкономи ческой точки зрения ИРП все еще олицетворяла «экономику дикта туры» – отягощенную чрезмерным контролем, с недостатком воз можностей для развития предпринимательства, монополизиро ванную и коррумпированную; экономику, созданную для служения интересам олигархов и номенклатуры. Показательно, что ино странные инвесторы имели более твердые гарантии, чем внутрен ние инвесторы, хотя и гарантии для иностранных инвесторов были недостаточны хороши. В табл. 2.6.1 приведены лишь отдельные примеры «диктаторского налога».

По этому вопросу, а также о реформах Салинаса в целом см.: Lustig N. Mexico: The Remaking of an Economy. Washington, DC: Brookings Institution Press, 1998.

Таблица 2.6.«Диктаторский налог» ИРП на микроэкономическом уровне к концу 1999 г.

В среднем по 6 реформируе мым демократи Микроэкономи США ческим странам Мексика ческие условия со средним уровнем дохо дов* 1 2 3 Число лицензий и 1–2 Нет данных процедур, необ (прохождение (прохождение ходимых для от всех процедур всех процедур a, f крытия бизнеса занимало 1 день) занимало 1 год) Рейтинг экономи «Свободная эко «Свободная эко «В основном от ческой свободы номика» номика» сутствие эконо a (FH) мической свобо ды» Рейтинг экономи «Свободная эко «В основном сво «В основном от ческой свободы номика» бодная экономи сутствие эконо c (WSJ/HF) ка» мической свобо ды» Место по степени 6 е из 161 35 е из 161 85 е из экономической c свободы Число малых Нет данных Нет данных 72% предприятий, не имеющих воз можности получе g ния кредитов Место в мире по 3 е из 189 58 е из 189 182 е из свободе инфор d мации Рейтинг свободы «Свободная» «Свободная» «Частично сво a прессы бодная» Рейтинг коррум 18 е из 99 38 е из 99 58 е из h пированности Рейтинг конкурен 1 е из 47 34 е из 47 36 е из тоспособности e (IIMD) Продолжение таблицы 2.6.1 2 3 Стоимость мест 0,09 0,08 0,ного звонка (долл.

b за 3 мин) Рейтинг по защи Нет данных 32 е из 65 64 е из щенности малого бизнеса от пре b ступности Рейтинг по про Нет данных 6-е из 65 64 е из стоте открытия b нового бизнеса a b c d Источники: Freedom House; World Bank; Wall Street Journal/Heritage Foundation;

e f Universidad Iberoamericana; International Institute for Management Development;

g h Consejo Coordinador Empresarial; El Economista; Transparency International.

* Польша, Чешская Республика, Эстония, Венгрия, Чили, Аргентина (за исключени ем рейтинга конкурентоспособности (Эстония не включена) и последних двух кате горий, где не были включены Чили и Аргентина). Мировой банк относит указанные страны, включая Мексику, к группе стран с уровнем доходов выше среднего.

Примером может служить приватизация, которая больше напо минала приватизацию в России, чем в Эстонии. Однако, в отличие от российских реформаторов, у ИРП действительно была возмож ность выбрать иной вариант приватизации. Вместо этого крупней шее из выставленных на продажу предприятий – Telefonos de Mex ico, по существу, было подарено «вору в законе» К. Слиму, личному другу президента К. Салинаса. Слим теперь является самым бога тым человеком в Латинской Америке. В течение 7 лет ему принад лежала монополия на международную связь, до настоящего вре мени он обладает монополией на услуги внутренней телефонной сети. Мексиканцы платили в 6 раз больше американцев за одни и те же виды услуг телефонной сети, включая мобильную связь.

Большая часть полученной огромной прибыли была направлена им на поддержку ИРП.

Между 1970 и 1994 гг. периодически повторялось явление, на зываемое «кризисом шестого года» («sexenio crisis»). В конце каж дого шестилетнего президентского срока происходило резкое па дение национальной валюты (песо) и наступал финансовый кри зис. Причины, лежащие в основе этого явления, были изучены эко номистом Дж. Хитом, который выявил политическую природу их происхождения (Heath, 1999). Например, перед выборами ИРП стремилась поддерживать завышенный курс песо, чтобы создать ощущение экономического процветания. Однако такой курс на циональной валюты влиял на все: от экспорта и производства до объема резервов в центральном банке и благосостояния фермер ских хозяйств, продукция которых не могла конкурировать с деше выми импортными продуктами. Здесь мы видим интересный при мер противоречий, возникших в результате стремления ИРП удер жаться у власти. По существу, ИРП была вынуждена перераспре делять ресурсы между секторами.

Другими факторами, о которых говорил Дж. Хит, были недоста ток прозрачности отношений власти и бизнеса, ставка на кратко срочный спекулятивный капитал, чрезмерное наращивание задол женности, отсутствие независимой денежной политики и невнима тельное отношение к первоначальным симптомам кризиса, что яв лялось типичными атрибутами режима данного типа. К тому же ак цент был сделан на потребление, а не на накопление капитала.

Аналогичная политика, проводимая администрацией Й. Антала в Венгрии, подверглась критике со стороны Я. Корнаи. В Эстонии М. Лаар мог поддерживать заниженный курс кроны для того, чтобы развивать производство и экспорт, однако его легитимность дей ствительно зависела от воли избирателей, в отличие от ИРП. Та ким образом, Мексика под управлением ИРП имела проблемы скорее политического, чем экономического характера.

Несмотря на макроэкономическую стабильность, беззаконие, лежащее в основе режима, отпугнуло иностранных инвесторов.

Например, несмотря на привилегированное географическое по ложение и наличие торгового соглашения с США, объем иностран ных инвестиций, поступавших в Мексику, был незначителен по сравнению со многими далекими странами со схожим уровнем развития. Так, в последние годы правления ИРП объем иностран ных инвестиций составлял в среднем 10 млрд долл. В подушевом же выражении это составило лишь 1/5 инвестиций, поступавших в Чили, Чехию и Эстонию.

Такова была цена половинчатых реформ, проводимых диктату рой. Вопрос заключается в том, был ли новый капитализм, осно ванный на круговой поруке, лучше старого социалистического строя аналогичной природы Многие мексиканцы так не считают, поскольку слова «приватизация», «капитализм» и т.п. вызывают негативную реакцию у населения.

Еще одной характеристикой классической экономической поли тики диктаторских режимов является то, что экономическая ре форма начинается только после того, как не остается по существу никакого выбора и когда многое уже было разрушено в результате ошибок, которые легко можно было предотвратить или исправить при демократической системе. Классическим примером может служить банковская система. Сегодня в Мексике нет банковского сектора в том виде, каким он был когда то. В настоящий момент 90–95% всех банковских активов принадлежит иностранным бан кам, осуществляющим деятельность в стране. Как это произошло Причинами послужили не обширные иностранные инвестиции в банковский сектор Мексики, а национализация, реприватизация с передачей предприятий в руки сторонников режима, девальвация, кризисы и иные составляющие экономики диктатуры ИРП, резуль татом которых стал финансовый кризис 1994 г., подобный россий скому кризису 1998 г.

Банковская система рухнула по многим причинам, включая на ционализацию 1982 г. и последовавшую реприватизацию лицами, связанными с ИРП, а также ввиду недостатка защиты права собст венности. Кроме того, существовала культура неплатежей, по скольку законы режима защищали должника и сделали фактически невозможным для банков конфисковать его имущество в счет уп латы долгов.

Между февралем 1994 г. и январем 1995 г. резервы централь ного банка резко сократились – с 30 млрд до 4 млрд долл. – в связи с необходимостью поддержать сильное песо, поскольку прибли жались выборы. Однако банк держал эти цифры в секрете от всех, за исключением нескольких олигархов, которые слышали, как но вый президент Э. Зедильо говорил о надвигающемся кризисе в ходе частного обеда. Поэтому что они, включая К. Слима, перевели свои немалые капиталы в доллары и тем самым исчерпали и без того скудные валютные резервы.

Последующий обвал песо мог бы быть еще значительнее, если бы не вмешательство МВФ и лично президента США Б. Клинтона, который «закачал» в мексиканскую экономику наличность и пре доставил гарантии, что позволило стабилизировать ситуацию. Од нако к этому моменту активы банков обесценились практически вдвое, а безнадежные долги стремительно росли.

Тогда ИРП запустила программу Fobaproa, которая заключалась в рекапитализации банков и списании их долгов. Однако, как стало известно после потери ИРП контроля над конгрессом в 1997 г., большинство бенефициаров Fobaproa оказались не простыми вкладчиками, а активными сторонниками режима, которые исполь зовали свои связи, чтобы продать принадлежащие им вклады в рамках данной программы по высокой цене. Таким образом, Fo baproa продолжила традицию регрессивного распределения до ходов, израсходовав бюджетные средства на поддержку сторонни ков режима. Приблизительно 15% ВВП было потрачено на преодо ление кризиса банковской системы. Ситуация могла бы быть еще хуже, если бы ИРП не потеряла контроль над конгрессом в 1997 г.

Кризис банковской системы Мексики 1994 г. привел к тому, что в настоящий момент, как и в России (до недавнего стремительного роста числа лиц, берущих потребительские кредиты. – Прим.

К. Яновского), только небольшой процент населения Мексики пользуется услугами банковской системы: в 2000 г. эта цифра со ставляла 5% общей численности населения страны.

Бытует мнение, что трудные времена для диктаторского режима наступают, когда он пытается проводить реформы. В случае с Мексикой это было не так: нелегитимность режима проявлялась сама собой. В 1994 г. был убит кандидат в президенты от ИРП Ко лосио. Проведенное расследование навело на мысль о борьбе внутри самой партии. Показательно, что, несмотря на применение обычной практики подтасовки голосов на выборах и использования монополизированных СМИ, предвыборная кампания нового кан дидата Э. Зедильо стоила в 25 раз больше, чем кампания Билла Клинтона в 1992 г. (или в 500 раз, если соотнести это с ВВП двух стран).

Выпускник факультета экономики Йельского университета Э. Зедильо в целом продолжил проведение экономической поли тики своих предшественников, т.е. сочетал государственное регу лирование в макроэкономической сфере с ограничениями на мик роэкономическом уровне. Несмотря на то что Зедильо часто упо минал о необходимости демократии (что дало повод некоторым сравнивать его с М. Горбачевым), он не пользовался популярно стью. В силу необходимости сохранения хотя бы ненадежной поли тической поддержки, он вынужден был соглашаться на внеконсти туционные требования различных групп интересов, чья борьба за постепенно сокращающиеся ресурсы стала более или менее от крытой. Когда отдельные группы мобилизовались, чтобы потребо вать более высокие заработные платы, больше праздников или еще что либо, Зедильо соглашался, тем самым показывая им, что практика использования улиц в качестве площадки для выдвиже ния требований эффективна, поэтому нет необходимости обра щаться к законам, прессе или конгрессу. Зедильо не решился уже сточить правила, поскольку режим находился на последней стадии кризиса легитимности. В тот момент, когда ИРП не смогла больше кормить своих «франкенштейнов», она начала терять контроль над ними, а они начали сводить счеты друг с другом, что, безусловно, было на руку оппозиции.

Можно сказать, что режимы диктатуры имеют склонность «уми рать от болезни крови», когда кровь, поддерживающая жизнедея тельность режима, начинает портиться от неразрешимых противо речий. Что было «кровью» коммунистической системы В Цен тральной Европе до 1989 г. это были репрессии. Когда М. Горбачев ясно дал понять, что не будет поддерживать эти режимы, они пали.

В СССР «кровью» считалась – по крайней мере, формально – в ос новном идеология, поэтому здесь проблемы режима были вызва ны идеологическими противоречиями. В результате мы наблюдали советскую демократизацию как попытку разрешить эти противоре чия, которая, в конечном итоге, привела к краху идеологического коммунизма и того, что на нем держалось. Основой режима Сухар то (президента Индонезии) был, по видимому, устойчивый эконо мический рост, начисто сметенный финансовым кризисом 1997– 1998 гг.

Однако в Мексике «кровью» ИРП были не идеология и не ре прессии, а коррупция, поэтому все проблемы режима были связа ны по большей части с коррупцией.

Когда разразился экономический кризис, у последних трех пре зидентов от ИРП не было иного выхода, кроме как проводить при ватизацию, стремиться сбалансировать бюджет, снижать расходы на взлелеянное режимом «общество в движении». Однако все эти меры не могли поддержать корпоратистскую систему (систему, в основе которой лежали интересы ограниченного числа коррумпи рованных представителей бизнес элиты), и она начала развали ваться. Поскольку в этой ситуации снижались возможности для коррупции, «кровь» системы начала портиться, и ИРП стала проиг рывать выборы.

Сначала в 1989 г. ИРП проиграла выборы на пост главы одного из наиболее значимых приграничных штатов – Нижняя Калифорния Северная, в которых победил Э.Р. Аппел, кандидат от Националь ной партии движения. НПД также получила большинство мест в законодательных органах власти двух крупных городов – Тихуана и Энсенада.

Затем на выборах в федеральный конгресс 1997 г. ИРП получи ла 239 из 500 мест в нижней палате конгресса, и 13 из 32 членов верхней палаты, избранных в этом году, также были кандидатами от ИРП. Остальные места поделили между собой 4 оппозиционные партии. В результате хотя ИРП сохранила за собой большинство голосов в конгрессе, но это уже не было квалифицированным большинством, наличие которого позволяло бы вносить поправки в Конституцию.

И наконец, в 2000 г. кандидат от ИРП Ф. Лабастида проиграл выборы кандидату от НПД В. Фоксу, причем это было первое по ражение ИРП за 71 год ее правления.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.