WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

При этом границу между онтологическим и гносеологическим существованием считаю относительной. Так, если под субъектом познания понимать конкретного человека, то очевидно, что дома, деревья и все другие физические предметы и явления будут иметь статус внешнего, т.е. онтологического существования, а телесные органы чувств и все тело человека, а также его метафизические характеристики (душа, рассудок, разум и т.д.) будут иметь статус внутреннего, т.е. гносеологического существования. Напротив, если под субъектом познания понимать трансцендентальное познающее Я, то тогда тело этого Я и его чувства мы можем рассматривать в статусе онтологического существования.

Тем не менее становится ясным, что предметно граница между онтологией и гносеологией четко проходит по линии внешнего либо внутреннего существования сущностей мира.

В то же время в экзистологии я различаю объективное и интерсубъективное существование сущностей, что позволяет различить онтологическое существование сущностей в статусе знания либо веры. При этом под интерсубъективным существованием сущности я понимаю существование, синхронизированное с существованием познающего субъекта, которое обнаруживается в мысленном эксперименте. Так, например, если мы представим, что современное человеческое сообщество исчезает, то при этом мы с необходимостью констатируем, что исчезнут и такие метафизические сущности, как государство, отношения собственности, истина, ложь и другие, входящие в предметные области гуманитарного познания. И напротив, как только мы снова представим возвращение существования современного человеческого сообщества, мы снова констатируем возвращение существования этих сущностей. Если при этом мы убедимся, что данные сущности мыслятся непротиворечиво, то мы окончательно убедимся, что они существуют онтологически в статусе знания. Ведь из логики мы знаем, что если некоторое понятие имеет противоречивое содержание, то его объем пуст, т.е. его элементы не существуют вне наших мыслей, а могут существовать лишь в статусе мыслей, т.е. гносеологически. Например, круглые квадраты, невысокие высоты существуют гносеологически, но не существуют онтологически. При этом является достоверным фактом, что противоречивая мыслимость определенной сущности является абсолютным критерием ее онтологического несуществования, что доказывается следующей теоремой объектного языка классической логики предикатов:

1. x (P(x) P(x)) {доп} 2. P(y) P (y) {и :1} 3. P (y) {и:2} 4. P (y) {и:2} 5. x (P(x) P(x)) { в: 3, 4 – доп 1} С другой стороны, практика показывает, что непротиворечивая мыслимость сущности является необходимым, но недостаточным условием ее онтологического существования. Например, из того, что крылатые лошади мыслятся непротиворечиво, вовсе не следует, что они существуют онтологически.

По-иному обстоит дело при объективном существовании метафизических сущностей – первоначал, таких как Бог, субстанция cause sui Спинозы, абсолютная идея Гегеля.

По определению, эти сущности мыслятся как существующие до возникновения человеческого сообщества. Следовательно, если мы мысленно допустим исчезновение современного человеческого сообщества, то это вовсе не значит, что они исчезнут, и при условии, что они мыслятся непротиворечиво, мы имеем основание считать, что они мыслятся в сфере возможного, что позволяет заключить, что они онтологически могут существовать для субъекта лишь в статусе веры.

Очевидно, что вера и знания суть определенные познавательные состояния познающего субъекта, отличающиеся друг от друга обладанием различной информацией о познаваемых предметах. При этом под знанием понимается информация об однозначных связях между предметами и их признаками. В языке знание выражается в виде необходимо истинных либо необходимо ложных высказываний или суждений, необходимая истинность либо ложность которых устанавливается на основе применения некоторой эффективной общезначимой процедуры. Соответственно под верой понимают информацию о связях между предметами и их признаками не на основе применения некоторой эффективной общезначимой процедуры, которая в данном случае отсутствует, а на основе волевого акта (желания) субъекта познания, детерминированного его ценностными ориентациями и установками. Очевидно, что в языке вера выражается просто истинными или просто ложными суждениями, т.е. ненеобходимо истинными либо ненеобходимо ложными суждениями. При этом одно и то же суждение, например «Бог существует», для одних людей будет истинным, а для других – ложным. При этом данную ситуацию нельзя рассматривать в качестве ситуации формально-логического противоречия, поскольку здесь оценки «истинно» и «ложно» берутся в разных отношениях, т.е. даются разными людьми. Очевидно, что не только знание, но и вера обладает познавательным значением и является понятием гносеологии.

Но столь же очевидно, что когда мы доказываем внешнее существование объекта в статусе знания либо веры, мы имеем случай проникновения гносеологии в онтологию, так как мы при этом используем понятия «истина», «ложь», «знание», «вера», которые, несомненно, принадлежат гносеологии. Что же касается обоснования внутреннего существования объектов, т.е. объектов, встроенных в структуру познающего субъекта, то вряд ли можно в данном случае говорить о проникновении онтологии в гносеологию. Ведь, по определению, мы связали философскую онтологию с внешним существованием различных объектов: метафизических (доприродных), физических (природных) и смешанных, физико-метафизических (социальных) объектов.

Тем не менее в наиболее влиятельной среди западных ученых современной аналитической философии речь идет об употреблении слова «онтология» в случаях обоснования внутреннего существования объектов. Так, например, Р. Карнан говорит о внутреннем существовании объектов в структуре языка, У. Куайн – об определенных онтологических обязательствах языка и в том числе и языков научных теорий.

При этом ранние аналитики, т.е. неопозитивисты, вообще рассматривали вопрос о внешнем существовании объектов, как он ставится в философской онтологии, неправильно поставленным и, следовательно, бессмысленным вопросом и признавали лишь корректность постановки вопроса о внутреннем, гносеологическом существовании объектов в структуре обыденного языка или языка научной теории.

При этом сама предметная область научной теории, рассматриваемая в качестве инструмента познающего субъекта, также стала называться онтологией.

Несколько по-иному проблема существования объектов стала рассматриваться у поздних философов-аналитиков. Например, Куайн не отрицает правомерности вопроса о внешнем существовании объектов, но считает, что в этой ситуации мы имеем право говорить об их существовании не в статусе знания, а лишь в статусе веры. В связи с этим он пишет: «Я высказываю непоколебимую уверенность в существовании внешних вещей – людей, нервных окончаний, палок, камней… Я также верю, хотя и менее твердо, в существование атомов, электронов» [9, с. 340].

В связи с данной тенденцией гносеологизации современной философии в западной философии ошибочно, на мой взгляд, ставится вопрос о возможности философии без онтологии. Эту ошибочность подчеркивает и наш выдающийся отечественный логик и философ В.А. Смирнов. «Кант, – пишет он, – впервые проанализировал связь между структурой мышления и определенными онтологическими допущениями. Он показал, что онтология как самостоятельная наука о бытии невозможна. Философия не может дать обоснование утверждения о внешнем мире самом по себе. Означает ли это, что вся философия сводится к теории познания и логике, что все онтологические проблемы философии являются псевдопроблемами На этот вопрос мы отвечаем отрицательно. Онтологические проблемы, несомненно, являются правомерными. Однако они решаются не в рамках натурфилософии и не методами, подобными естественнонаучным, а путем анализа познавательных процедур и категориальной структуры мышления» [9, с. 132].

На основе данного анализа в экзистологии делаю вывод, что допущение внутреннего существования предметов в структуре языка теории является квазионтологическим, т.е. гносеологическим, и лишь тогда оно адекватно для познания, когда эти предметы отобраны в предметную область теории на основе жестких критериев внешнего, т.е. онтологического, существования. Таким образом, экзистология позволяет, с одной стороны, провести четко предметное разграничение онтологии и гносеологии, а с другой стороны, дать ясное объяснение феномена проникновения гносеологии в онтологию, так как в онтологии мы должны не просто постулировать внешнее существование предметов, а доказывать их существование в статусе знания либо веры с использованием гносеологических понятий «истина» и «ложь».

Тема ТРАДИЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ Вопросы 1. Линия сенсуализма в теории познания.

2. Линия рационализма в теории познания.

3. Гегель, рационализм и диалектическая логика. Роль формальной логики в познании.

Рекомендуемая литература 1. Сенсуализм // Философский энциклопедический словарь. М.: Сов.

энциклопедия, 1983.

2. Рационализм // Там же.

3. Гегель // Там же.

4. Диалектическая логика // Там же.

5. Кант И. Пролегомены…. // Соч. В 6 т. М., 1965. Т.4 (1); Т.3.

6. Троепольский А.Н. Формально-логический анализ математических антиномий Канта // Философские науки. 1987. №2. С. 97-102.

7. Троепольский А.Н. Проблемы познаваемости мира в условиях сильной реконструкции математических антиномий Канта // Кантовский сборник. Калининград. 1990. С. 38-44.

1. Линия сенсуализма в теории познания Одна из проблем теории познания – это проблема взаимодействия познавательных способностей субъекта познания в познавательных процессах.

В зависимости от того, каким познавательным способностям субъекта познания отдавался приоритет в актах познания, в самой теории познания оформились два философских направления: сенсуализм и рационализм.

Сенсуализм (от лат. sensus – чувство, восприятие, ощущение) – это исторический этап становления и развития теории познания, согласно которому чувственность является главным источником познавательной информации. Философы-сенсуалисты стремились вывести все содержание познания из деятельности органов чувств (зрительного, слухового, обонятельного, осязательного анализаторов), приписывая интеллекту лишь формообразующую функцию в представлении познавательной информации.

Крайней степенью выражения сенсуализма в теории познания следует рассматривать эмпиризм.

Эмпиризм признает чувственные данные единственным источником достоверного знания. В истории философии традиционно различают материалистический и идеалистический сенсуализм. Материалистический сенсуализм усматривает в чувственной деятельности человека связь его сознания с внешним миром, а в показаниях его органов чувств – отражение внешнего материального (физического) мира.

Напротив, идеалистический сенсуализм в показаниях органов чувств познающего субъекта видит лишь результаты внутренней работы самих органов чувств и сами эти показания не рассматривает как результаты отражения внешнего по отношению к познающему субъекту материального (физического) мира. Идеалистический сенсуализм наметился уже в философии Протагора. Утверждая тезис «человек есть мера всех вещей», Протагор тем самым неявно выражал свои представления о том, что чувственность сообщает людям данные только относительно их собственных состояний, а не о внешних вещах. О последних, при известной гибкости мышления, возникающей в результате обучения софистике, можно внешне убедительно для непосвященных в тайны познания людей утверждать, в случае практической необходимости, как тезисы, так и антитезисы.

К числу представителей материалистического сенсуализма в античной философии можно отнести Эпикура. В философии стоиков и в философии Аристотеля зарождается классическая формула сенсуализма: «нет ничего в разуме, чего прежде не было в чувствах».

Видными представителями материалистического сенсуализма в XVII – XVIII веков в западноевропейской философии были Гассенди, Гоббс, Локк, Ламетри, Гельвеций, Дидро, Гольбах. Из них наиболее значительный вклад в проблематику теории познания внес Джон Локк. В своей работе «Опыт о человеческом разуме» (1690) Д. Локк развил идею английского ученого Р. Бойля о необходимости различения первичных и вторичных качеств материальных тел. Эта идея в зародыше уже содержалась в философии Демокрита. К числу первичных качеств физических тел Локк относил их протяженность, величину, фигуру, сцепление, положение, плотность, движение. Первичные качества объективно присущи предметам и фиксируются чувственностью без искажения. В отличие от них вторичные качества возникают в чувственной познавательной способности субъекта, вследствие чего они не совпадают со свойствами физических объектов, как они существуют сами по себе и обладают высокой долей субъективности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.