WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 16 |

В 1971 г. правительство восстановило право парламента вно сить изменения в Конституцию, отмененное в 1967 г. постановле нием Верховного суда. В принятой 26 й поправке указывалось, что любой закон должен соответствовать основополагающим статьям Конституции, исходящим из принципов социальной и экономиче ской справедливости. Когда в апреле 1973 г. эта поправка была отвергнута Верховным судом, правительство сместило трех самых старых судей, голосовавших против нее, и назначило председате лем суда одного из его членов, который высказался за принятие поправки. Против Ганди было создано оппозиционное движение – Народная партия свободы («Джаната»). В ответ Ганди ввела в Ин дии чрезвычайное положение, вылившееся в массовые аресты по литических оппонентов и широкую цензуру. Несмотря на это, ей не удалось победить на очередных выборах, а оппозиционная коали ция рухнула под тяжестью давления ИНК, опирающегося на гос корпорации.

В 1984 г. И. Ганди была убита, а ее наследники не удержали под контролем ситуацию. В результате выборов 1989 г. многопартий ная оппозиционная коалиция во главе с В. Сингхом пришла к вла сти, установилась сменяемая монопартийная демократия. Курс на демократизацию и рыночные реформы был продолжен и следую щими премьерами – Н. Рао, А. Ваджпаи. В середине 1990 х гг. пре зидентом Индии стал член «касты неприкасаемых» – К. Нараянан, что знаменует постепенный отход Индии от пережитков традици онного общества. В настоящее время Индия считается демократи ческим государством, на выборах применяется уникальная систе ма электронного подсчета голосов и наблюдения (что особенно актуально при неграмотности значительной части населения).

Пример Индии показывает, что заимствование институтов (не зависимые суд и пресса, политическая конкуренция парламент ского типа) может быть весьма эффективным, несмотря на огром ную историческую и культурную разницу между «экспортером» и «импортером» при условии продолжительного колониального правления. Индия, вероятно, была одной из стран, наименее при способленных по исходному состоянию своих институтов к строи тельству общества Rule of Law и демократии. Социалистические эксперименты в экономике популярных национальных лидеров, кастовые пережитки, всеобщее избирательное право у нищих и неграмотных людей, не видевших в нем десятилетиями никакой ценности, национальные и религиозные конфликты – каждая из этих проблем могла легко взорвать навязанные извне и неукоре нившиеся институты. Тем не менее конструкция до сих пор не раз валилась, что внушает умеренный оптимизм при оценке ее долго срочных перспектив.

2.10. Египет На протяжении 5 тыс. лет население Египта жило в условиях вы сокоцентрализованного общества, основой благосостояния кото рого было ведение сельского хозяйства на обводненных Нилом землях. Устойчивость экономической структуры на долгие века оп ределила стабильность институционального устройства: имея одну из древнейших на земле традиций государственности, Египет со хранил ее неизменной в основных чертах в течение многих тысяче летий.

Этот факт, вытекающий из географического положения Египта и его истории, можно рассматривать как одну из основных причин того, почему институты, гарантирующие базовые права личности – неприкосновенность личности, право на судебную защиту и др., – с таким трудом приживаются в этой стране. Перевороты, войны, массовые беспорядки и погромы – неотъемлемые вехи ее исто рии. Что касается «большого» (в смысле обременительного) и «сильного» государства, то оно почти всегда оказывалось бес сильным перед серьезными военными вызовами извне.

В XIX в. при активном военном лидере Мухаммеда Али и его по томках в Египте были сделаны первые попытки модернизации по европейскому образцу (что было вызвано усиливающимся воен ным и экономическим давлением со стороны передовых стран Ев ропы, начало которому положила высадка войск Наполеона). В это же время Египет де факто получил самостоятельность от Осман ской империи и даже добился ряда территориальных захватов за счет «сузерена», однако был вынужден уступить эти земли и, более того, начиная с середины XIX в. стал подпадать под все большую зависимость от Англии и Франции.

При Исмаил паше (получил в 1866 г. от турецкого султана на следственный титул хедива) реформы были продолжены, однако и на них отразилась «специфика» региона. Типичный «тоталитарный реформатор» устроил новую систему судов, ограничив права ино странцев (т.е. фактически сузив круг лиц, пользовавшихся реаль ной неприкосновенностью личности), учредил «законодательное собрание», даже «уполномочив» его вотировать налоги и бюджет.

Естественно, что в условиях отсутствия гарантий личной безопас ности депутаты ни разу не рискнули воспользоваться своими ог ромными полномочиями всерьез (Лависс, Рамбо, 1903, ч. 2, гл. 1).

Хедив производил регулярные конфискации, увеличив свои владе ния (орошаемые, как и у фараонов, системой каналов) с 24 до тыс. гектаров. Налоги (в основном поземельные) устанавливались и повышались произвольно, причем «плательщика налогов били и пытали, если он не платил» (см. там же).

Несмотря на обещание освобождать от повинностей того, кто уплатит налоги за 6 лет вперед, собираемость их не росла. Дефи цит покрывался внешними займами, неконтролируемый рост кото рых привел к 1876 г. к дефолту, так называемой «Долговой кассе» – совместному англо французскому управлению финансами страны.

В 1882 г. с тем, чтобы прекратить непрерывные исламистские и националистические беспорядки, сопровождавшиеся погромами, а также для установления контроля над Суэцким каналом, Англия оккупировала страну. Это положило начало исторически короткому периоду относительной политической стабильности и благоприят ного делового климата.

Этот период завершился с утратой интереса англичан к колони альной политике, чем и воспользовались экстремистски настроен ные офицеры во главе с Г. Насером в 1952 г. Следует, однако, от метить, что Насер, как и многие подобные ему лидеры, добились масштабных инвестиций СССР в государственный сектор и в обра зование, что не могло не сказаться на темпах развития страны. Хо тя понятно, что в долгосрочном плане такой источник был ненаде жен. А. Садату удалось заместить советские инвестиции амери канскими. Переориентация на нового донора сопровождалась сня тием ограничений на предпринимательство и привела к увеличе нию темпов роста ВВП, остающегося все еще на крайне низком уровне (в 2001 г. – 1229 долл. США в ценах 1995 г.).

В дальнейшем политика властей строилась на лавировании ме жду различными группами влияния как во внешней, так и во внут ренней политике. Преемник Садата – Х. Мубарак пошел на опреде ленные уступки исламским радикалам, отдав под их влияние (формально разрешив саудовские пожертвования на религиозно образовательные цели) всю систему религиозного образования и мечети. Демократические нормы в Египте продолжали нарушать ся, однако следует иметь в виду, что в Египте, как и во многих дру гих догоняющих странах (особенно это касается исламских госу дарств), власти выполняют своеобразную роль буфера между де мократическим Западом, его институтами и собственным населе нием, большинство из которого настроено недоброжелательно по отношению к чуждой им западной культуре. На практике такие на строения выливаются, в частности, в террористические акты. По этому не следует думать, что ущемление некоторых демократиче ских норм (например, свобода слова и выборов) – образец ретро градства в Египте; они диктуются настоятельной необходимостью сохранить стабильность и надежду на процветание в будущем. Так, многие аналитики предсказывают, что если бы сегодня в Египте были проведены действительно свободные выборы, большинство на них получили бы радикальные исламистcкие группировки.

2.11. Китай Определяющим моментом в экономическом развитии средне векового Китая явилось искусственно поддерживаемое превос ходство земледелия над ремеслом и торговлей, а также деревни над городом (в результате вмешательства государства земледе лие было производительнее и выгоднее ремесла в 1,5–4 раза; в таких условиях вложение капитала в мануфактуру, мастерскую или раздаточную систему становилось исторически бесперспектив ным) (Непомнин, 1980, с. 4).

Так как государство получало подавляющую часть налогов и до ходов от земледелия, права земледельцев (как помещиков, так и крестьян) официальными институтами в целом охранялись.

Предпринимательство же в сфере ремесла и торговли было лишено правовых гарантий. Городское самоуправление в Китае отсутствовало, город стоял на казенной земле и, не являясь даже самостоятельной административной единицей, составлял часть того или иного уезда. В результате его жизнь во многом определя лась всевластием местных чиновников, что идеологически подкре плялось конфуцианской формулой: «Земледелие – ствол (основ ное), торговля и ремесло – ветви (второстепенное)» и связанными с ней формулами: «усиливать ствол, ограничивать ветви», «застав лять народ идти в сельское хозяйство» (Непомнин, 1980, с. 5).

Еще одной особенностью китайского пути развития являлась его цикличность – для Китая характерны периоды смуты, возни кающие каждые 200–300 лет в связи с истощением возможностей системы поддерживать постоянно возрастающую массу населе ния. В результате смуты население резко уменьшалось, и цикл на чинался снова.

Для рассмотрения регенерационных возможностей китайской цивилизации показательны именно периоды смуты и последующе го восстановления. Эти периоды становились в Китае периодами инноваций во всех областях. Но если в технологической области инновации приживались и давали возможность повысить несущую способность системы, то в политической области они отторгались, и общество быстро эволюционировало к состоянию, близкому описываемому традиционной китайской наукой как идеальное, на Западе же отождествляемому с конфуцианским стилем управления.

Для понимания механизмов работы традиционной системы важно то обстоятельство, что ниже семейного владения имущест венные права на такой важный ресурс, как земля, в традиционном Китае не опускались. Земли как личного имущества, в отличие от европейской традиции, не существовало. Вся она оставалась кол лективным владением данной семьи. А над коллективным правом семьи стояли имущественные права более высоких корпораций («большой семьи», клана). Земля не могла обрести частного юри дического статуса владения из за множественности претендую щих на нее субъектов права. Она являлась объектом пересекаю щихся полномочий. В такой системе индивид оказывался отстра ненным и от собственности, и от владения землей (Непомнин, Меньшиков, 1999, с. 36). При купле продаже земли из одних рук в другие перемещалось всего лишь право владения, а не собствен ности. При других операциях отдельно переходило и право поль зования (держания). Таким образом, купля продажа земли в Ки тае не являлась свидетельством существования частной собст венности (Непомнин, Меньшиков, 1999, с. 36, 40). Отрицательное отношение к личностным владельческим правомочиям отражено в традиционных морально нравственных нормах (предосудитель ный характер всего «частного», эгоизм как духовная измена об ществу и т.п.).

Для китайского общества характерны:

1) опора на патриархальные квазиморальные нормы, максималь но возможное на этой основе «сближение» власти с управляе мыми;

2) передача интеллигенции (шэньши) судебных и управленческих функций. Сращивание нижних уровней сословия шэньши с верхушкой кланов. Замыкание на них и соответственно на всю иерархически выстроенную систему практически всех клано вых связей. Формирование на их основе всепроникающей бю рократической системы;

3) фрагментарность, размытость и нечеткость общественных структур;

4) деспотия как характеристика государства;

5) огромная роль государства и распределительной системы в экономике;

6) из необходимости поддержания ситуации гипертрофирован ности роли вертикальных связей вытекает политика последо вательного угнетения групп, склонных к образованию горизон тальных связей, ремесленников и торговцев.

Китайская традиционная модель управления доказывала свою эффективность на протяжении многих веков. Китайская экономика была вполне конкурентоспособной вплоть до XVII в., а по величине ВВП она была вполне сопоставима с ведущими европейскими странами и в XIX в.

Контакты с Западом ввиду несовместимости традиционной и капиталистической структур приняли характер столкновения. Пока давление было невелико, китайцами была использована возмож ность, связанная с изоляционистской политикой. Серия поражений Китая (1841, 1858, 1860, 1884, 1894, 1900 гг.) в войнах с Западом и с модернизирующейся Японией привела к взлому традиционали стской «обороны», к насильственному внедрению чужеродных элементов в его структуры. При этом (по крайней мере, до конца XIX в.) подразумевалось перенесение западных технологий при сохранении неприкосновенности традиционных институтов.

Поражение в японо китайской войне (1894–1895 гг.), провал «100 дней реформ» (1898 г.) и ихэтуаньская катастрофа (1900– 1901 гг.) кардинально изменили ситуацию. Стало очевидно, что традиционные структуры, олицетворяемые империей Цин, не в со стоянии защищать интересы ни одной из влиятельных групп в обществе.

Инициированные властями массовые погромы христиан и ино странцев в ходе так называемого «боксерского восстания» 1899 г.

привели к иностранной оккупации и капитуляции Китая, а также к попыткам последующих неудачных и половинчатых реформ. К 1910 г., через 2 года после смерти Цыси и загадочной смерти им ператора Гуансюя, революционная активность достигла невидан ного размаха. В условиях, когда императорский трон занимал со всем ребенок Пу И, а маньчжурские принцы боролись друг с дру гом за власть, восстания в Кантоне и других городах Китая посеяли новые сомнения в законности властных полномочий династии Цин.

В 1911 г. началось антимонархическое восстание.

Фактически в этих условиях Китай утратил статус единого госу дарства и превратился в асимметричную федерацию территорий, контролируемых «полевыми командирами». В конце 1924 г. в ре зультате переворота в Северном Китае власть захватили военные лидеры из Маньчжурии. Коммунист Сунь Ятсен еще раньше дого ворился с правителем Северо Восточного Китая Чжаном Цзоли нем и главой пекинского правительства Дуанем Цижуем об «альян се» и в декабре 1924 г. направился в Пекин, но умер. В ходе про должавшейся гражданской войны одну часть Китая контролировал военный диктатор Чан Кайши, другую – коммунисты, в Манчжурии было создано марионеточное прояпонское правительство.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.