WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |

Продолжаются атаки на базовые институты, на которых держит ся американское экономическое и политическое лидерство, – ком пактное и ясное законодательство (которое быстро «распухает»), ответственную судебную систему (пораженную вирусом судейско го активизма), а также на мораль, религию, семью, школу. Особен но очевиден кризис институтов семьи (Мау, Яновский и др., 2004) и школы (разложение так называемых Public schools). Тем не менее относительное преимущество США перед европейскими странами остается, так как все перечисленные тревожные процессы в Ста ром Свете зашли значительно дальше. Причем это преимущество остается достаточно устойчивым. Индикаторами этого являются высокий престиж предпринимательства, вообще самостоятельной карьеры – «self made man» в США, – а также высокая значимость вопросов морали, остающихся в центре общественного внимания («однополые браки», аборты и т.д.), в том числе и в ходе предвы борной кампании 2004 г.19 Причем активное неприятие многими группами избирателей аморального «политкорректного» подхода во многом обусловило поражение Демократической партии. Даже неблагоприятные в целом для республиканцев промежуточные вы боры 2006 г. привели к увеличению числа штатов, конституционно запретивших однополые браки20.

2.3. Франция Франция пользуется репутацией страны с глубокой и мощной демократической традицией. В реальности она сильно уступает англосаксонским странам по большинству выбранных показателей укорененности права на жизнь и неприкосновенности личности.

Формально последняя гражданская война прошла в стране в 1871 г.

Однако существование и борьба оккупационных властей на севере и в центре страны, петэновского режима на юге и «Сражающейся Франции» за рубежом привели фактически к гражданской войне в 1940–1944 гг. Безусловно, сотрудничество правительства А.Ф. Петэна с гитлеровцами в деле уничтожения евреев и цыган превосходит по масштабам погромы в России на рубеже XIX и XX вв., произведших глубокое впечатление на весь цивилизованный мир.

См. описание социологического анализа мотиваций избирателей на сайте радио станции «Свобода» http://www.svoboda.org/ll/usa_elect/.

Поражений 2006 г. республиканцев на референдумах по «моральной повестке» было всего три: в Калифорнии и в Колорадо было подтверждено «право» врачей производить аборт несовершеннолетним девочкам без информирования об этом родителей, а в Аризоне поправка о консервативном определении брака была от клонена минимальным большинством. При том, что Колорадо подтвердило запрет официальной регистрации однополых браков и даже «домашних союзов». Анало гичный запрет введен и в Южной Дакоте. Даже в штатах, где преимущество демо кратов было внушительным, типичные компоненты их повестки проваливались (за прет «Affirmative actions» (позитивной дискриминации), прошедший в Мичигане, и т.п.). Все это подтверждает банальный вывод: избиратели оценили борьбу с терро ризмом на наиболее заметном – иракском – направлении как крайне неэффектив ную. Другого способа выразить свое отношение, кроме голосования за альтерна тивную партию, у них не было. Строго говоря, на основании выборов 2006 г. даже нельзя утверждать, что избиратель США теперь предпочитает компромисс, а не резкое ужесточение борьбы.

Последняя попытка переворота имела место в апреле 1961 г.

За ней последовало массовое коллективное наказание сторонни ков инициаторов путча (именно так можно рассматривать депор тацию миллионов французов и арабов лоялистов с севера Алжи ра, в которой не было ни политической, ни военной необходимо сти, – см. пример Сеуты и Мелильи, оставленных за собой куда менее мощной в военном отношении Испанией) на фоне массо вых убийств менее удачливых лоялистов руками «борцов за сво боду».

Таким образом, можно заключить, что традиции защиты прав личности, сопоставимой с англо американской, во Франции нет.

Гарантии этих прав и ныне существенно слабее.

Правда, спрос на институты, защищающие индивидуальные права, предъявлялся заметными политическими группами. Не слу чайно именно французская Декларация прав человека и граждани на стала – наряду с правовыми актами молодых Соединенных Шта тов Америки – образцом для многих либерально (в терминах XIX в.) мыслящих европейцев. Такой спрос проявился, начиная с наказов выборщиков своим депутатам Генеральных штатов и кончая – в большей или меньшей степени – всеми Конституциями Франции (с Конституции 1791 г.) до Реставрации.

Правда, Конституция Пятой республики не содержит раздела о правах и свободах и ограничивается ссылкой в Преамбуле на Дек ларацию 1789 г. и на преамбулу Конституции Четвертой республи ки (1946 г.).

Знаменитое «дело Дрейфуса» продемонстрировало отсутствие реально независимой деполитизированной судебной власти в Третьей республике и одновременно наличие активного и влия тельного меньшинства, способного иногда навязывать свою волю большинству в деле защиты личных прав и свобод.

Во время Великой революции стандартным рецептом незави симости судей была их выборность. Однако процедура приоста новления полномочий в случае предъявления обвинений судье ос тавляла большой простор для злоупотреблений при желании до минирующей (исполнительной или, реже, законодательной) власти сместить неугодного судью.

Со времен Третьей республики (с 70 х гг. XX в.) положение со свободой слова стабилизировалось. Цензура, за исключением во енного времени, не действовала. Оппозиционная пресса была за метна на рынке постоянно. Органы печати – частные, и этот сег мент рынка традиционно является конкурентным. Электронные СМИ, как и в большинстве стран Европы, не являются свободными в том смысле, что они в большинстве своем (особенно телеканалы) не зависят от рынка, от голосования франком (евро) потребителя рекламы, обеспечивающего независимость электронного СМИ.

Однако они вполне свободны в том смысле, что правительственной цензуры на них нет.

К периоду Третьей республики относится также отделение церкви от государства. Первые шаги по подрыву влияния церкви осуществлялись в период Великой французской революции, одна ко они никакого отношения к утверждению свободы совести не имели, кроме ослабления старого монополиста – католической церкви.

Со времен Первой империи масштабные конфискации имуще ства частных лиц без соответствующей компенсации не произво дились. Национализации, проведенные правительством Народно го фронта в 1936 г. и левыми правительствами после Второй ми ровой войны (крупнейшая – заводов «Рено»), сопровождались компенсациями частным владельцам, однако их нельзя с уверен ностью назвать ни предварительными, ни справедливыми (just and prior compensation).

Также со времен Наполеона регулирование цен и черный рынок не наблюдались как устойчивое явление в мирное время. Граждан ский кодекс обеспечивает свободу предпринимательства (до него в 1791 г. был издан специальный закон о свободе предпринима тельства). Внутренние таможенные барьеры упразднены в 1789 г., если не считать барьеров метрополии и колоний, а также периода оккупации во Второй мировой войне.

Принудительный труд лиц, не приговоренных судом к лишению свободы, не практикуется со времен отмирания крепостного права (XV в.).

2.4. Германия Наиболее емкой характеристикой истории ее институтов может быть банальная фраза: «Германия – страна институциональных контрастов».

С одной стороны, еще в Средневековье в этой крупнейшей ев ропейской стране (тогда – в регионе, мелко нарезанном граница ми) было множество сильных и влиятельных городов с развитым самоуправлением, самостоятельной судебной системой с приме нением института присяжных. Все это обусловило накопление «на выков гражданской жизни», утраченных Россией в результате мон гольского нашествия и террора Ивана Грозного. Раздробленность феодальной элиты (слабость центральной власти, множество не зависимых государств) и борьба с политическим влиянием католи ческой церкви облегчали «третьему сословию» отстаивание своих прав и интересов.

Развитая по средневековым меркам наука, в том числе право вая, и университетские центры могли способствовать развитию правовой и политической культуры. Относительно высокой была мобильность части мужского населения («младшие сыновья» фео далов, студенты, наемные солдаты; небольшое среднее расстоя ние до ближайшей границы; «воздух городов делает свободным» – для беглых крестьян). Политическая независимость или автономия более или менее ограждали жизнь и имущество горожан от посяга тельств князей и церкви.

Германия стала центром европейской Реформации. Аугсбург ский мир (1555 г.) обеспечил равноправие протестантов и их мощ ные «стартовые» позиции. Это обусловило резкое снижение из держек доступа к священным текстам большой части населения и дальнейший рост просвещения и культуры, создававший благо приятный фон для становления рыночных институтов.

Сравнительно высоким был престиж культуры, образования, ремесла, науки и торговли, что также могло способствовать росту спроса на эффективные институты.

С другой стороны, положение в центре Европы как одного из экономических и политических центров континента хотя и избави ло Германию от нашествий восточных варваров в первой половине 2 го тысячелетия, но способствовало вовлечению в многочислен ные вооруженные конфликты. Наиболее тяжелые последствия, ве роятно, имела Тридцатилетняя война (1618–1648 гг.) – самая раз рушительная и кровавая война европейского Средневековья, про ходившая в основном на территории Германии и нанесшая огром ный урон.

Ущерб от войны далеко не исчерпывался потерями физического и человеческого капитала. Хотя та составляющая человеческого капитала, которая связана с городами, почти автоматически обу словливает и величину запаса гражданских навыков. К середине XVII в. города потеряли не только значительную часть населения, но и политический вес. В ходе войны усилилось влияние военных институтов светского государства. Государи, в силу принципа «чья власть – того и вера», легшего в основу мирного договора, стали «монополистами» на локальных «политических рынках», оконча тельно оттеснив церковь как самостоятельного игрока. Влияние войны обусловило ослабление и без того не устоявшихся гарантий человеческой жизни и собственности. Утвердившаяся в результате войны в качестве ведущей (после Швеции) державы протестант ского (лютеранского) союза, молодая Пруссия была институцио нально отсталым милитаризованным государством. Она формиро валась на основе феодальных владений на отвоеванных у славян и прибалтийских народов (пруссов и др.) землях с поздно введен ным и соответственно поздно, по европейским меркам, отменен ным (в начале XIX в. под давлением Наполеона) крепостным пра вом.

Схожие процессы характерны и для ведущей католической дер жавы – Австрии, которая отстаивала свои позиции в продолжи тельных кровопролитных войнах в Германии, в том числе непо средственно в центре своих владений (при отражении турецких нашествий), и на Балканах.

Свобода предпринимательства фактически и юридически рас пространяется по Германии во второй половине XIX в. и изначаль но (с 1871 г.) существует в империи.

Роль демократических институтов в империи снижалась из за ограничений ключевой функции парламента – вотировать налоги и бюджет. Независимость императорской исполнительной власти также снижала роль народных избранников. Несколько другая си туация сохранялась в западных и южных германских государствах (Бавария, Баден, Вюртенберг, Гессен Дармштадт), где традицион но наблюдался высокий уровень правовой культуры и демократии.

Развитые негосударственные институты в период империи, с одной стороны, делали личность относительно автономной от вла сти, но, с другой – сами выглядели как альтернативная система власти (социал демократическая система организаций, патрони ровавшая своих клиентов от детского сада до могилы).

Низкий спрос на демократические институты в Веймарской республике демонстрировала не только известная характеристи ка – «республика без республиканцев» (комментарий к назначению в 1923 г. канцлером монархиста Стрейснера, вызвавшего ассо циации с ранним периодом Третьей республики во Франции), но и статистика голосований. На многочисленных выборах стабильно высокой поддержкой пользовались различные популистские (СДПГ), экстремистские (КПГ, НСРПГ – нацисты) и, в лучшем слу чае, умеренные монархические партии. Отчасти такая ситуация объясняется тем, что республика родилась в результате неожи данного для большинства немцев поражения в войне (капитуляция была подписана при видимом вполне боеспособном состоянии армии, продолжавшей к концу войны оккупировать часть француз ской территории).

Более или менее ожидаемое и, главное, совершенно сокруши тельное поражение с последовавшей оккупацией и унизительными процедурами денацификации и депортаций «фольксдойче» рас чистило почву для строительства новой институциональной конст рукции с использованием здоровых «институциональных корней» и гражданских навыков немцев.

Демократический режим Федеративной Республики продемон стрировал свою зрелость несколькими процедурами передачи власти от партии, проигравшей выборы, партии победительнице и одним случаем, связанным со сменой состава коалиций в Бундес таге в октябре 1982 г. (см. также Приложение 2, раздел «Свобод ные выборы».

Ведущие электронные медиа – «общественное телевидение» – не являются полноценно частными. В то же время рынок печатных СМИ вполне либерален и конкурентен.

Судебная система в целом обладает достаточной независимо стью от исполнительной и законодательной власти.

2.5. Италия В период позднего Средневековья и в начале Нового времени – по меньшей мере до XVII в. – Северная Италия была и экономиче ским, и институционально наиболее развитым регионом Европы и мира. По оценке М. Мэддисона (Maddisson, 2001, p. 264), уровень подушевого ВВП в Италии достигал 1100 долл. 1990 г. и вдвое пре вышал среднемировой уровень на конец XV в. Уровень же развития северных городов государств был значительно выше средне итальянского.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.