WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |

Задача догоняющего развития до сих пор стоит перед подав ляющим большинством человечества. Возможно, в силу отмечен ного факта подробное описание более или менее надежных мар шрутов, траекторий такого развития представляется весьма акту альной задачей на долгосрочный период. Ее решение требует от вета на вопрос: что необходимо скопировать, или построить на месте, или вырастить, или иным образом заполучить (капитал, права могут всерьез рассматриваться только как производная индивидуальных (право мирных собраний и манифестаций, право на отправление религиозных об рядов общиной и т.д. и т.п.).

Cм. Concerning civil government, second essay, http://www.swan.ac.uk/poli/ texts/locke/ (файл списан с указанного адреса сервера Университета Уэльса – Uni versity of Walls Swanesia). К примеру, пункт 87 в 7 й главе «Of Political or Civil Society» (выделения автора):

“87. Man being born, as has been proved, with a title to perfect freedom and an un controlled enjoyment of all the rights and privileges of the law of Nature, equally with any other man, or number of men in the world, hath by nature a power not only to preserve his property – that is, his life, liberty, and estate…” (Человек рождается свободным, как это было доказано, с пожалованными совершенной свободой и неконтролируемой возможностью пользоваться правами по привилегии и в силу закона Природы, равно как и любой другой человек или группа людей в мире, имея природное право не только защищать принадлежащее ему, т.е. свою жизнь, свобо ду и имущество…).

знания, разумные законы и т.д.), чтобы экономика начала расти долго, устойчиво и быстрее, чем в развитых странах Представляется, что как анализ новейшей истории постсоциа листических стран, так и иные попытки сравнительного институ ционального анализа на большем интервале экономической исто рии прошлого века могут дать ответ на этот вопрос. Успешное до гоняющее развитие не может быть обеспечено притоком капитала (сбережениями) самим по себе. Не может быть оно обеспечено и импортом («воровством») знаний и технологий самих по себе. Все это оказывается малополезно без импорта и укоренения эффек тивных институтов.

Какие институты и при каких условиях являются эффективны ми В результате ранее выполненных работ мы приблизились к ответу и на этот вопрос. Можно позволить себе те или иные экспе рименты с законодательством о предпринимательстве (регистра ция, лицензирование, банкротство), о налогах, с регулированием фондового рынка и многим другим. Влияние этих институтов ока зывается в первые десятилетия ограниченным. Но при этом не мо жет быть никаких уклонений от требования опережающего вы страивания и постоянного укрепления базовых институтов, своди мых к набору из частной собственности и расширенно толкуемой неприкосновенности личности.

Эти выводы получены прежде всего на основании сравнитель ного анализа, включая статистический, институтов посткоммуни стических стран в 90 е годы XX в. (Мау, Яновский, Жаворонков и др., 2003). Для ответа на вопрос о том, можно ли снизить издержки строительства институтов, гарантирующих базовые права лично сти, в более широком контексте (например, в Ираке, где население не предъявляет никакого выраженного спроса на правовой поря док и демократию, или в Афганистане, который к тому же далек от урбанизированной цивилизации), необходимо сделать важное до пущение. Это допущение об универсальности базовых (библей ских) норм и институтов – морали, религии и соответствующих им норм поведения в обществе на микроуровне, а также о стабильно сти и устойчивости семьи9, обеспечивающей поддержание тради ций и применение неформализованных норм. В случае отсутствия универсальной морали можно уверенно говорить об отсутствии морали как таковой, а значит, и об отсутствии «мягкой инфраструк туры» как важного элемента институциональной системы. В отсут ствие допущения в целом практически бессмысленно рассуждать о сопоставимости стран и о возможности «пересадки» институтов передовых стран «на почву» отсталых.

Также для ответа на поставленный вопрос необходимо изучение на больших исторических промежутках примеров успешного ин ституционального строительства. Первым шагом в этом направле нии и является предлагаемый проект по истории институтов. При составлении таблицы внимание уделяется уже ограниченному набору институтов, хотя в него предполагается все же включить и те институ ты, которые стандартно упоминаются в качестве значимых для эко номического развития (появление современных организационно правовых форм бизнеса, развитие институтов кредита и т.п.).

Ранее, в ходе предварительных проработок, была составлена хронологическая таблица появления институтов Rule of Law10 в раз ных странах. Расширение анализа с включением в него всех круп ных стран поможет наглядно и на более качественном уровне про демонстрировать значение тех или иных институтов для выхода на траекторию долгосрочного экономического роста.

Обоснование данного допущения содержится в работе: Кризис института семьи и демографические проблемы индустриальных стран: существует ли выход М.:

ИЭПП, 2007. (Указанная работа находится в издательстве).

Буквально – господство права, власть закона; определение, уточненное для целей настоящей работы (см. выше).

1. История исследования проблемы Р. Барро в своей известной работе «Детерминанты экономиче ского роста» (Barro, 1999) особо выделяет вопрос о правовом по рядке (Rule of Law Index), который имеет экспертно рейтинговое происхождение.

Позднее К. Окуи (Okui, 2005) обосновывает отсутствие стати стической связи и взаимообусловленности между политическими и экономическими свободами. Ту же позицию, основываясь на своей методике анализа и теста взаимного влияния и причинности, поддерживает В. Ву (Wo, 2005).

Следует выделить основные научные школы и центры, зани мающиеся проблемой влияния институтов на экономику.

Это группа Гвартни – Лоусона (авторов индексов экономиче ской свободы по версии Института Катона (Holcombe, Gwartney, Lawson, 2005)), основанный М. Олсоном центр (IRIS; после смерти основателя ведущие исследователи – П. Мюррел и Л. Полищук).

По методике исследования они близки к методике, применяемой Институтом экономики переходного периода (ИЭПП): в частности, используется судебная статистика, ведется поиск счетных, неэкс пертно оценочных индикаторов.

Группа А. Шляйфера, изучающая влияние институтов на эконо мический рост, делает акцент на «институтах верхнего уровня» – ин ститутах финансового рынка, судебных процедурах (обычное и ко дифицированное право) и т.п. В то же время внимание уделяется и таким базовым институтам, как свобода слова (Shleifer, Djankov et al, 2002). Эти специалисты широко используют стандартные индикато ры экономической свободы, основанные на экспертных оценках, а также выборки из огромного (свыше сотни) числа стран, зачастую сильно искажающие оценки (так, отличия между правовым регули рованием в Швейцарии и США заведомо меньше, чем отличия меж ду Швейцарией и, к примеру, Сирией, хотя обе последние являются странами континентального права).

Группа во главе с Д. Асемоглу проводит исследования в истори ческом контексте, что повышает сопоставимость анализа. Став ший уже по уровню цитирования почти классическим индикатор выживаемости колонистов – как признак институционального ли дерства – является слишком комплексным и включает много раз личных составляющих. При этом утверждение критиков (Shleifer et al, 2004) о том, что ключевым фактором преимущества США, Авст ралии, Канады и других «белых» колоний может быть человеческий капитал, а не институты, не менее уязвимо. В рассматриваемые эпохи преимущества европейцев в образовании, производствен ных навыках, во владении технологиями перед индийцами, араба ми или китайцами были далеко не столь внушительными. Даже оседлые племена индейцев зачастую имели определенные пре имущества (а в агрокультуре – даже значительные) перед первыми европейскими колонистами еще в XVI–XVII вв. В то же время спо собность некоторых из европейцев к самоорганизации, координа ции действий, устроению эффективных институтов, основанных на твердых моральных принципах, была их несомненным преимуще ством. Таким образом, граница между институциональной состав ляющей и фактором человеческого капитала оказывается весьма размытой.

Особенностью подхода ИЭПП в институциональных исследова ниях являются попытка ужесточения требований к сопоставимости (приводящая, однако, к сужению выборки стран), уход от эксперт ных оценок с заменой их судебной статистикой, а также наборами логических переменных. Мы полагаем, что любая норма закона или правоприменительная практика может быть описана с помо щью конечного числа таких переменных, хотя описание может ока заться достаточно трудоемким. Наконец, выполненные ранее ис следования (Мау, Яновский, Жаворонков и др., 2002, 2003) дают основание выделять ряд институтов как базовые и уделять им осо бое внимание при дальнейшем анализе. Речь идет о праве на жизнь (или о рисках смерти от рук «бродячих» или «стационарных» бандитов), на неприкосновенность личности, включая личность с редко встречающимися взглядами и критически настроенную в отношении власти, наиболее распространенной религии и т.п.

При этом все страны распадаются по уровню гарантий этих прав на страны Rule of Law, управляемые преимущественно по за кону, и страны дискреционного регулирования, Rule of Force.

Можно также выделить группу переходных стран.

Обзор ряда иных работ, посвященных формальному описанию институтов и оценке их влияния на экономический рост и инвести ционный климат, представлен в работе (Мау, Яновский, Жаворон ков и др., 2003).

2. Хронология возникновения институтов в разных странах: краткие заметки и комментарии 2.1. Великобритания Относительная защищенность этой страны от внешних вторже ний предотвратила потерю самостоятельности в ходе длительных периодов слабости королевской власти, раздробленности элиты в XII–XVII вв. Жестокие внутренние конфликты, в ходе которых друг другу зачастую противостояли примерно равные по силе коали ции, создали спрос на неприкосновенность личности и возможно сти удовлетворить этот спрос. Впервые благоприятное стечение обстоятельств пришлось на начало XIII в. – была принята «Великая хартия вольностей». Затем в рамках компромисса реставрации и желания разных групп элиты (коалиций «бродячих» и «стационар ных» бандитов по М. Олсону (Olson, 2000)) был принят Habeas Cor pus Act. В результате «Славной революции», а также в немалой степени в результате веков правотворчества и правоприменения в английских судах к XVIII в. сложились определенные гарантии от произвольного ареста, не говоря уже об убийстве.

Практики королевской власти, ставившие ее на грань катастро фы, сводились к знакомому для россиян и жителей других стран вымогательству у богатых подданных денег под разными надуман ными предлогами (недостаточная лояльность, уклонение от нало гов и т.п.) под угрозой лишения свободы, жизни, то же с пытками и т.п. Эти практики вызывались неспособностью короны сводить ба ланс доходов и расходов и отсутствием авторитета у отдельных монархов (короли Джон Безземельный, Карл I), достаточного, что бы добиться одобрения своих мер по взысканию налогов среди населения.

Необходимость контроля над доходами и расходами государст ва (короны), таким образом, была очевидна для всех состоятель ных граждан, и поэтому сложно согласиться с Д. Нортом (Норт, 1993; North, 1990), полагающим, что в результате более или менее случайных обстоятельств и торгов в руки английского парламента попали ключевые налогово бюджетные полномочия, а в руки ис панских кортесов – полномочия, важные в краткосрочной, но вто ростепенные в долгосрочной перспективе. Не говоря уже о том, что анализ Норта исключает такую мелочь, как гарантии личной неприкосновенности, а значит, и собственности. Что же касается сравнения Англии и Испании XVIII в., то стоит отметить отсутствие у первой колониальной империи как источника ренты в Англии (а значит, единственный надежный источник доходов – налоги, соби раемые внутри страны). У Англии не было и таких специфических колоний доноров, как Нидерланды. Это делало позицию предста вителей налогоплательщиков при торгах с исполнительной вла стью не просто несколько иной, но принципиально более сильной.

Наконец, важно отметить, что конфликт с королем начался именно вокруг проблемы налогов, когда монарх попытался явоч ным порядком вводить налоги в обход парламента. Причем для реализации этой задачи он пошел на нарушение традиции незави симости судей и попытался поставить их под свой прямой кон троль, по крайней мере, в делах, связанных с вымогательством ко роной произвольно установленных сборов.

Англия выработала первую эффективную систему защиты с по мощью надлежащего судебного процесса («Due Process of Law») базовых прав личности: жизни (в том числе и от жестоких, и от не обычных наказаний – см. случай с Псалмом 51 (стих 1) (Романов, 2000, с. 89)11), неприкосновенности личности, собственности и т.д.

При этом гарантии независимости самого суда в значительной ме ре опираются на традицию. Хотя даже формальные нормы появи лись в этой стране уже достаточно давно.

Тогда британские юристы, искавшие, по всей видимости, возможность сущест венного снижения тяжести наказаний за мелкие преступления, использовали пре цедент исключения из применения свирепых законов для лиц духовного звания, когда принадлежность к привилегированному сословию была определена по факту знания наизусть обвиняемым случайно выбранного псалма. Прецедент, однако, был использован так, что случайность, нигде специально не зафиксированная, была проигнорирована. Тогда судьи в делах о мелких преступлениях все чаще уклоня лись от применения тяжелых наказаний со ссылкой на то, что обвиняемый духовно го звания, поскольку знает «тот самый псалом» наизусть. Разумеется, матери за ставляли сыновей учить этот псалом наизусть «на всякий случай», и его действи тельно знали почти все.

До XIV в. судьи были фактически подчиненными короля, хотя уже с XI в. оформляются особый профессиональный статус и ин ституты этой корпорации (Романов, 2000).

В то же время с 1701 г. введена процедура импичмента судьи как единственно законный путь отрешения судьи высших судов от должности. Причем с 1805 г. ни одной такой процедуры не осуще ствлялось. Последний прецедент отстранения судьи «низшего су да» также посредством схожей процедуры относится к 1830 г.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.