WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

4. В условиях действия в российском гражданском процессе принципа свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению суда (ст.67 ГПК РФ, ст.71 АПК РФ) объяснения сторон в каждом из своих видов (утверждения и признания) обладают одинаковой доказательственной силой по сравнению с другими средствами доказывания. Предлагается исключить из ч.1 ст.68 ГПК РФ фразу об оценке объяснений сторон «наряду с другими доказательствами», препятствующую полноценному использованию объяснений сторон.

5. Обосновывается целесообразность законодательного закрепления механизма отмены объяснений сторон, сделанных в форме как утверждений, так и признаний. Отмена объяснений представляет собой процедуру разрешения ходатайства лица, участвующего в деле, о признании недействительными ранее данных им объяснений. Основанием для удовлетворения ходатайства является обнаружение судом ошибочности включения объяснений в доказательственную базу (наличие пороков воли, недостоверность и т.д.).

Научная и практическая значимость диссертационного исследования определяется содержащимися в нем решениями ряда научных проблем, связанных с теоретической разработкой как объяснений сторон, так и учения о доказательствах в целом. Выводы, сделанные в настоящей работе, не только развивают и дополняют воззрения отечественных правоведов, но и содержат рекомендации для дальнейшего улучшения регулирования объяснений сторон, а также предложения по совершенствованию действующего гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства, что, по мне нию диссертанта, способно сделать отправление правосудия по гражданским делам более эффективным.

Кроме этого, положения диссертации могут быть использованы для научных исследований в сфере института доказательств, восприняты практикой при подготовке разъяснений высшими судебными инстанциями по вопросам применения норм ГПК РФ и АПК РФ, а также в законотворческой деятельности.

Представляется полезным их применение при разработке пособий для целей преподавания в высших учебных заведениях, при изучении студентами материала по соответствующим разделам учебных дисциплин (гражданское процессуальное право РФ, арбитражное процессуальное право РФ) и специальных курсов («Актуальные проблемы гражданского процессуального права», «Доказательства и доказывание», «Теория доказательств», «Укрепление гарантий защиты прав граждан и организаций в гражданском процессе»), на семинарах по повышению квалификации в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

Полученные в работе результаты должны помочь гражданам (их представителям) и представителям организаций и государственных органов при их участии в производстве по делу.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена в отделе гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, где она была обсуждена, рецензирована, одобрена и рекомендована к защите. Результаты исследования отражены в опубликованной монографии (Медведев И.Р. О науке гражданского процесса: эссе. Ответственность сторон за ложные объяснения в суде: научное исследование. – М.: Волтерс Клувер, 2006. 289 с.) и в статьях в изданиях, входящих в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук («Арбитражный и гражданский процесс», «Журнал российского права», «Правоведение», «Российская юстиция», и др.).

Структура работы. Структура диссертации обусловлена поставленными в ней целями и задачами, системное изложение решения которых позволяет наиболее полно раскрыть тематику работы. Исследование состоит из введения, 3 глав, включающих 13 параграфов, заключения, содержащего конкретные предложения по совершенствованию действующего законодательства, и библиографического списка использованной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и степень научной разработанности темы исследования, определяются его объект и предмет, формулируются цели и задачи работы, освещаются методологическая, нормативная, теоретическая и эмпирическая основы диссертации, раскрыты научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, подчеркивается научная и практическая значимость исследования, а также сведения об апробации его результатов.

Глава первая – «Место объяснений сторон в системе доказательств» – состоит из трех параграфов и посвящена конструированию подходов к исследованию объяснений сторон как доказательства. В первом параграфе («Теоретические основы регулирования объяснений сторон») отмечается, что определение самостоятельного значения объяснений сторон и рассмотрение их сущности возможно на базе любой из выделяемых в науке гражданского процесса (А.Я. Вышинский, Ю.А. Гроза, М. Дамаска, Р.В. Миллар, К.М. Клермонт, М.

Тарюффо, и др.) системы доказательств. Объяснения сторон могут функционировать в системе формальных (легальных) доказательств (legale, gesetzlichen Beweistheorie, formal theory of evidence, la preuve lgale) при их подтверждении присягой либо в специфическом виде признания фактов; в материальной (моральной) системе доказательств (freie Beweistheorie, free evaluation of the evidence, free conviction, la libert de la preuve) – в свободной форме; и в смешанной системе.

Диссертант приходит к выводу о том, что роль и место объяснений сторон в любой доказательственной системе определяются различными вариациями соотношения формы и содержания доказательства, доминирующими в тот или иной период истории. Наблюдается постепенный переход от первоначальных воззрений на единство указанных элементов к превалированию содержательной части. На первых порах само подкрепление сказанного присягой уже говорило в пользу утверждающего; в настоящее время ритуальная форма объяснений уже не так авторитетна (многочисленные оговорки и условия, а результаты допроса под присягой оцениваются свободно). Признание также не имеет постоянного места в системе доказательств: может занимать положение «короля доказательств» либо присоединяется ко всем другим объяснениям и вообще не учитывается, либо переходит в категорию оснований освобождения от доказывания.

На основе анализа отечественного законодательства в части регулирования объяснений сторон (УГС 1864 г., ГПК РСФСР 1923 г., ГПК РСФСР 1964 г., ГПК РФ) делается вывод, что указанные положения о процессуально-правовой политике в области системы доказательств закономерны и для России, где от норм, в которых объяснения сторон не имели доказательственного значения, перешли к нормам, ставящим объяснения в перечне доказательств на первое место (ст.ст.49,60 ГПК РСФСР, абз.2 ч.1 ст.55, ст.68 ГПК РФ). Диссертант отмечает разумность данного подхода и солидаризируется с учеными (А. Вах, Ф.К. Гештердинг, Дж.К.Н. Смит, Дж.К. Хунд, Т.М.Яблочков), считающими объяснения основным звеном системы доказательств, содержащим наибольшее количество важной для разрешения дела информации, первичной формой деятельности сторон в гражданском процессе.

Из такого понимания объяснений неизбежно должно следовать, что правом давать объяснения обладают лишь стороны. Но советскому (российскому) процессуальному законодательству известны и иные лица, нередко участвующие в разбирательстве дела, которые могут давать объяснения, содержащие, в том числе, сведения о фактах. Так, по ГПК РФ в главе о доказательствах объяснения вправе давать стороны и третьи лица, однако в положениях других разделов законодатель говорит об исследовании «объяснений лиц, участвующих в деле» (как в АПК РФ). Кроме этого, признавать факты может только сторона.

Разрешению данных противоречий посвящен второй параграф «Лица, обладающие правом давать объяснения». Диссертант указывает, что процессуальное законодательство любой эпохи особое внимание и специальную регламентацию отводит основным заинтересованным участникам процесса – сторонам ((real) party in interest). Для того чтобы лицо могло удовлетворить свои юридические интересы, гражданской процессуальной формой предусматривается право не только участвовать в рассмотрении дела, но и обосновать свою позицию, в том числе, посредством объяснений. В наиболее широком виде комплекс прав, связанный с представлением объяснений, входит в специфическую категорию «право быть выслушанным». Оно концентрированно выражено в старинном латинском изречении – «пусть будет выслушана и другая сторона» (audi alteram partem (audiatur et altera pars)). Это правило стало основой для выделения некоторыми учеными еще более узкого принципа – «билатерального», двустороннего слушания («Bilaterality of the hearing», «beiderseitigen Gehrs»).

Отечественное процессуальное законодательство не закрепляет «право быть выслушанным», но предоставляет любому из лиц, участвующих в деле, право давать объяснения, приводить доводы и задавать вопросы (ч.1 ст.35 ГПК РФ, ч.1 ст.41 АПК РФ).

У права давать объяснения существуют пределы. В частности, они обусловлены принципами диспозитивности и состязательности, – право давать объяснения по делу (или не делать этого), не нарушая права других участников процесса. В законе устанавливаются и определенные процессуальные обязанности. Несомненно наличие обязанности добросовестного пользования своими процессуальными правами, которая распространяется и на право давать объяснения (Россия, Германия, Япония), – запрет лгать и искажать факты.

Диссертант указывает, что, хотя текст ГПК РФ позволяет сделать вывод об отсутствии специальной обязанности говорить суду правду, как процессуально-политическая цель обязанность к правде вполне разумна. По верному пути пошли в практике Европейского суда по правам человека, официальный формуляр обращения в который завершается фразой: «Настоящим, исходя из моих знаний и убеждений, заявляю, что все сведения, которые я указал(а) в формуляре, являются верными». Санкции здесь отсутствуют, но, обманывая суд, заявитель получит соответствующее к себе отношение – как к лгуну, о чем его предупреждают уже на стадии составления жалобы. Думается, даже и без санкции вполне разумно заканчивать такой формулой и исковое заявление (предлагается внесение изменений в ст.131 ГПК РФ и ст.125 АПК РФ).

Также науке известна обязанность давать полные объяснения. Однако диссертанту представляется более верным говорить о праве давать полные объяснения так, как это сделано в ст.62 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ». В современном процессе лицо не обязано давать полные объяснения, но может это сделать, а суд не вправе ограничить его, если содержание объяснений отвечает предъявляемым к ним требованиям.

Существенное значение имеет проблема объяснений представителей. По современному российскому закону представитель не является лицом, участвующим в деле, а его объяснения доказательством не считаются. Более правилен подход к объяснениям представителя, применяемый в судебной практике, – как к доказательству, как к объяснениям самого доверителя (передача информации от представляемого к суду). Безусловно, в изначальном виде, в котором объяснения появились в качестве доказательства (свидетельство в собственном деле), объяснения сторон не идентичны по значимости объяснениям представителей. Но представители помогают узнать сведения о фактах; крайне важно и заслушивание их доводов, в том числе, мнений по правовым вопросам. Раз в объяснениях представителя могут быть сведения о фактах, откуда бы он их ни получил, а также важная юридическая квалификация, они должны иметь возможность попасть в доказательственную базу на законных основаниях. Это достижимо несколькими способами, наиболее простым из которых является включение в перечень доказательств их самостоятельного вида – «объяснений представителя».

Далее рассматриваются объяснения прокурора и представителей публично-правовых образований. Диссертант приходит к выводу, что раз они, с позиции ГПК РФ, относятся к числу лиц, участвующих в деле, режим их объяснений укладывается в расхождение в терминах между ГПК РФ (не считаются доказательством) и АПК РФ (считаются). При изменении формулировки в перечне доказательств в ГПК РФ с «объяснений сторон» на «объяснения лиц, участвующих в деле», объяснения данных субъектов станут допустимыми средствами доказывания.

Вопрос о расхождении в нормах ГПК РФ и АПК РФ представляется возможным разрешить путем закрепления единой терминологии на основе АПК РФ, – «объяснения лиц, участвующих в деле», наряду с отдельным видом доказательств – «объяснений представителя». Это же относится и к признанию фактов. Действующая формулировка закона предоставляет право признавать факты лишь сторонам (ч.2 ст.68 ГПК РФ, ч.3 ст.70 АПК РФ). Но, если понимать признание как разновидность объяснений сторон, подобное ограничение ничем не обусловлено и несправедливо. Более правильно регулирование, имевшее место в АПК РФ 1995 г. (ст.70): признание могло делать любое лицо, участвующее в деле.

В третьем параграфе «Структура и содержание объяснений сторон» рассматриваются различные элементы, которые входят в состав объяснений как доказательства. В российской процессуальной науке принято исходить из того, что объяснения сторон представляют собой доказательство только в части, в которой сообщаются сведения о фактах (утверждения или признания). Однако в них могут содержаться и иные, недоказательственные, элементы (С.В. Курылев, В.К. Пучинский, М.К. Треушников): вопросы правового характера; группа доводов; волеизъявления; эмоции.

Диссертант останавливает свое внимание на каждом из них. Применительно к группе «сведения о фактах» представляется необходимым говорить о том, что объяснения сторон (за исключением ряда особенностей) имеют единое содержание, как для утверждений, так и для признаний (сведения о любых фак тах). Однако теоретически обусловлены и возможные ограничения, относящиеся к содержанию объяснений.

Во-первых, это касается субъекта, воспринимающего информацию. Раз ценность объяснений сторон обусловлена личным восприятием фактов, можно исходить из того, что рассказ о чужих действиях или фактах, которые лично не воспринимались, ее нивелирует. Соответственно, допустима модель регулирования, при которой объяснения ограничиваются сведениями, касающимися только собственных действий дающего их лица («узкая» концепция, «facta propria»). Но современное правоведение исходит из «широкой» концепции. Если рассматривать объяснение как свидетельство (показание), тогда несущественно – о чьих действиях предоставляется информация (facta aliena).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.