WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 54 |

Мансийского АО: в 1988 г. - 186 коммунистов, в 1989 г. - 1239, рост в 6 раз.1 Каждый четвертый коммунист свой выход из партии объяснял нежеланием платить членские партийные взносы с большого заработка и неудовлетворенностью ходом перестройки.2 При опросе добровольно выходящих из партии в Ленинском райкоме КПСС г. Красноярска многие откровенно заявляли: «В партию вступил не по убеждению, а для того, чтобы получить инженерную должность», «Потеряли веру в партию, а без веры быть членом партии не вижу смысла».3 Более глубокий анализ причин выхода из партии, проведенный нами, показал, что в основе этого усиливающегося процесса лежали серьезные недостатки во внутрипартийной работе, низкий уровень активности первичных организаций, их отставание от динамичных процессов, происходящих в стране, формализм в работе.

В 1989 г. продолжала действовать та же тенденция, что и в предыдущие годы – чем ниже уровень образования, тем скорее коммунист покидает ряды партии. Например, в числе добровольно вышедших из партии в Иркутской области превалировали рабочие – 59,2 %.4 Поэтому в 1989 г. удельный вес коммунистов со средним образованием в Сибири по сравнению с 1986 г.

понизился на 1,4 %, а коммунистов с начальным образованием и без него – на 1,5 %.Продолжался рост недоплат и задолженностей коммунистов по членским взносам. Так, из 79 первичных партийных организаций, проверенных Омской городской ревизионной комиссией и аппаратом горкома КПСС в 57 (72,2 %) была установлена недоплата членских взносов. Более тысячи коммунистов на 1 января 1990 г. имели задолженности по уплате партийных взносов, из них 40 % заявили о своем выходе из партии.6 Недоплаты по членским партийным взносам в г. в Красноярском крае составили 77 тыс. рублей.Продолжался процесс старения партийных организаций Сибири. Средний возраст коммунистов Сибири в 1989 г. вырос до 45,4 лет. Выше чем средний по СССР он был в Алтайском крае, Иркутской, Новосибирской, Омской, Читинской областях.8 Средний возраст коммунистов Алтайского края за 1989 г. повысился до 46,1 лет (1986 г. - 44,5 года). В составе краевой партийной организации пенсионеры составили 22,3 % (1986 г. - 19,1 %).9 Средний возраст коммунистов в Омской областной партийной организации возрос в 1989 г. до 45,6 лет. ТюОЦДНИ. Ф. 107. Оп. 73. Д. 1. Л. 11.

ТюОЦДНИ. Ф. 124. Оп. 254. Д. 27. Л. 36.

ЦХИДНИКК. Ф. 17. Оп. 35. Д. 55. Л. 48.

ГАНИИО. Ф. 127. Оп. 128. Д. 232. Л. 33.

Подсчитано по Прил. 1, табл. 6.

ЦДНИОО. Ф. 14. Оп. 40. Д. 19. Л. 10 - 11.

ЦХИДНИКК. Ф. 26. Оп. 16. Д. 379. Л. 52.

Прил. 1, табл. 7.

ЦХАФАК. ФП. 1. Оп, 151. Д. 68. Л. 27.

ЦДНИОО. Ф. 17. Оп. 138. Д. 50. Л. 23.

За 1989 г. все партийные организации Сибири численно сократились. Так, Алтайская краевая партийная организация за 1989 г. уменьшилась на 4979 коммунистов (в 1988 г. - на 1255).

Уменьшение произошло в основном за счет рабочих, их число сократилось на 5033 коммуниста.Численность Омской областной партийной организации впервые за время своего существования уменьшилась в 1989 г. на 2343 человек (1,7 %).2 Впервые за последние 20 лет упала численность Новосибирской областной партийной организации.3 Иркутская областная партийная организация сократилась на 3816 человек или на 2,7 %. (до этого среднегодовой прирост составлял 1,4 %).4 Красноярская краевая партийная организация уменьшилась на 2,9 %.5 Кемеровская областная партийная организация сократилась за 1989 г. на 9367 человек (3,8 %).6 В целом партийные организации Сибири за 1989 г. сократились на 3 %,7 это довольно небольшой показатель, но говорил он о проявлениях кризиса, т.к. до этого численность рядов партии неуклонно росла.

В 1989 г. еще больше понизился удельный вес рабочих в составе партийных организаций.

По сравнению с 1986 г. он сократился на 3,6 %. На 4 % и более доля рабочего класса сократилась в Кемеровской, Новосибирской, Томской областях, Красноярском крае. В Тюменской области удельный вес рабочих в составе КПСС упал на 5 %.8 Надо отметить, что больше всего сокращался удельный вес рабочих в тех регионах, где процент рабочих среди населения был традиционно велик.

Не повысили авторитет партии и попытки пойти на контакт с неформальными организациями. С целью активизации населения, перехода к конструктивному сотрудничеству с неформальными организациями по инициативе Новосибирского городского комитета партии при доме политпросвещения 6 октября 1989 г. открылся городской дискуссионный клуб. Клуб должен был функционировать как независимое место встречи существующих политических и политизированных объединений, публичного изложения ими своих концепций. Политические организации, которые были представлены в клубе можно поделить на радикальные (ВЛКСМ, «Мемориал», анархо-синдикалисты, «Демократическое движение», Демократический Союз) и консервативные (КПСС, организации ветеранов, «Память»). Однако попытка нейтрализовать демократическую волну не увенчалась успехом. Как следует из анализа материалов периодической печати, боль ЦХАФАК. ФП. 1. Оп. 151. Д. 68. Л. 25.

ЦДНИОО. Ф. 17. Оп. 138. Д. 50. Л. 1, 20.

Прил. 1. табл. 1.

ГАНИИО. Ф. 127. Оп. 128. Д. 232. Л. 32.

ЦХИДНИКК. Ф. 26. Оп. 16. Д. 386. Л. 41.

ГАКО. ФП. 75. Оп. 69. Д. 2. Л. 13.

Подсчитано по Прил. 1, табл. 1.

Подсчитано по Прил. 1, табл. 5.

шей популярностью и поддержкой общественности города пользовалось именно радикальное направление, тогда как выступления консерваторов смотрелись блекло, бездоказательно.Не увенчались успехом намерения партийных организаций пойти на контакт с Рабочими комитетами Кузбасса. Попытки подобных контактов были робкими, противоречивыми, поскольку партийным работникам было трудно отказаться от привычной контролирующей и руководящей роли. На встрече в обкоме членов бюро Кемеровского обкома КПСС с коммунистамичленами рабочих комитетов 31 августа 1989 г. В.П. Комаров, член рабочего комитета г. Новокузнецка, высказал мысль, что работники горкома не могут переступить рубеж: «Как это так, мы вдруг возьмем, и с рабочим комитетом будем работать вместе»2 Неприятие партийных организаций Кемеровской области вызвало обсуждение Устава Союза рабочих Кузбасса на III конференции Рабочих комитетов Кузбасса. В одном из своих выступлений первый секретарь Кемеровского обкома КПСС А.Г. Мельников отметил, что рабочее движение стремится к созданию альтернативной партии, поскольку, «речь идет о создании параллельных структур непосредственно в трудовых коллективах».3 Таким образом, партийные организации Кузбасса видели в лице рабочих комитетов конкурентов в борьбе за влияние на массы, что мешало им наладить деловой контакт с рабочими организациями.

Расшатыванию КПСС изнутри способствовало повсеместное появление партийных клубов, стоящих на позициях радикальной реформы партии. Идеологическим ориентиром для многих из них был Московский партийный клуб «Коммунисты за перестройку», а впоследствии – «Демократическая платформа в КПСС». Это одна из особенностей региона - подражательный характер деятельности местных общественно-политических движений, в основном ориентированных на деятельность подобных движений Москвы, Ленинграда и Урала. Действовали партийные клубы в Барнауле, Кемерово, Новокузнецке, Новосибирске, Омске, Томске, Тюмени, Сургуте, ХантыМансийске, Норильске и других городах и районах Сибири. Клубы не имели четко оформленной организационной структуры. Вопрос о создании вертикальных структур управления был отложен региональной конференцией партийных клубов, состоявшейся в Омске, до XXVIII съезда КПСС. Клубы были малочисленны. Например, в Новосибирске в собраниях партийного клуба принимало участие от 20 до 80 человек.4 Членами Омского партийного клуба «Обновление» признавали себя 44 человека.5 В Кемеровский партийный клуб вошло 40 человек.6 Но они имели большое влияние на общественное мнение благодаря активной деятельности своих членов, кото Вечерний Новосибирск. - 1989. - 14 октября.

ГАКО. ФП. 75. Оп. 66. Д. 41. Л. 21.

ГАКО. ФП. 75. Оп. 66. Д. 42. Л. 5; Д.43. Л. 66.

ГАНО. ФП. 4. Оп 111. Д. 337. Л. 36.

ЦДНИОО. Ф. 14.Оп. 40. Д.153. Л.12.

Кузбасс. - 1990. - 28 марта.

рая выделялась на фоне пассивности большинства официальных структур КПСС. Партийные клубы призывали к демократизации партии, повышению активности коммунистов, поиску новой роли и места партии в политической системе СССР.1 Но, как справедливо отметил Томский исследователь В.П. Андреев, многие деятели партийных клубов имели о демократии смутное представление - демократия для них была скорее символом.После провала многих партийных лидеров на выборах 1989 г. по Сибири прошло широкое движение за отставку партийного руководства как не пользующегося доверием у граждан. Наиболее остро вопрос об отставке первого секретаря областной партийной организации встал в Тюменской области. После провала Г.П. Богомякова на выборах народных депутатов СССР по области стало шириться общественное движение, требующее отставки первого секретаря. На страницах областных газет публиковались критические письма. Например, в письме секретаря парткома НГДУ Суторминскнефть В. Дзядевича Г.П. Богомяков обвинялся в чрезмерном форсировании темпов добычи нефти и газа в области, недостаточной заинтересованности в развитии социальной сферы во время всего 17-летнего нахождения на посту 1 секретаря обкома партии.Отставки Г.П. Богомякова требовали в своем письме коммунисты Тюменского управления гражданской авиации. Послание авиаторов подписали 200 жителей г. Сургута на собрании Народного фронта этого города. Обращение авиаторов характеризовало кризис доверия рядовых коммунистов не только к руководству областной партийной организации, но и к членам Политбюро ЦК КПСС, поскольку в документе содержалось требование роспуска всего состава Политбюро и немедленной перестройки работы партии.4 На октябрьском Пленуме Тюменского обкома КПСС (1989 г.) был рассмотрен вопрос о доверии первому секретарю. Г.П. Богомякову были сделаны замечания, и он вновь заручился доверием большинства членов обкома. Это вызвало бурную реакцию некоторых членов КПСС. Заведующий отделом пропаганды и агитации М.М. Метаков, воспользовавшись отъездом Г.П. Богомякова, опубликовал в «Тюменской правде» свое письмо, в котором обвинял первого секретаря обкома КПСС в авторитарном методе руководства, политиканстве, грубости, зажиме критики. После письма Метакова вопрос об отставке Г.П. Богомякова призвал обсудить Тюменский городской партийный клуб. С мнением М.М. Метакова согласились коммунисты, работающие в комсомоле, в частности, первый секретарь обкома ВЛКСМ В. Миць, С. Сарычев и др. Отставка Г.П. Богомякова – основное требование Постановления объединенного Пленума Тюменского горкома и Калининского, Ленинского, Централь Прил. 2.

Андреев В.П. Участие интеллигенции Томска в выборах народных депутатов СССР 1989г. // Культура: философия и история. Томск, 1994. - С. 93.

Тюменский комсомолец. - 1989. - 22 сентября.

Прил. 2.

ного райкомов КПСС.1 Поднявшаяся после публикации М.М. Метакова дискуссия привела к тому, что 10 января 1990 г. на бюро обкома Г.П. Богомяков обратился с просьбой освободить его от занимаемой должности в связи с уходом на пенсию. Это решение подтвердил IV Пленум обкома КПСС, состоявшийся 18 января 1990 г. На Пленуме также было удовлетворено заявление бюро Тюменского обкома КПСС об отставке.Перестановки в партийном аппарате произошли и в других городах и районах Тюменской области. Например, в Березовском районе произошел раскол бюро партии, который привел к резкому обновлению руководства3. В Сургуте группа секретарей парторганизаций выразила недоверие бюро, первому секретарю горкома, потребовала его отставки. В Когалымской городской партийной организации половина членов бюро заявила о несогласии со стилем и методами работы первого секретаря горкома КПСС Спирина. На Пленуме горкома партии первый секретарь был освобожден от занимаемой должности4.

Митинги с требованием отставки городских партийных комитетов прошли в г. Заринске и Змеиногорске Алтайского края.Падал авторитет партии среди молодежи. По данным Научного центра Высшей комсомольской школы, проводившего в 1989 г. опросы на предприятиях Ленинграда, Донецка, Свердловска и Новосибирска только 4 % из опрошенных 4069 комсомольцев желали вступить в КПСС, у 94 % не было такого желания. Поэтому за три года почти в 3 раза сократился приток комсомольцев в КПСС. Из 8 тыс. опрошенных комсомольцев 44 % подчеркивали неясность предназначения комсомола в обществе.VII, а затем VIII Пленумы ЦК КПСС 1989 г. констатировали, что комсомол переживает глубокий кризис. За время прошедшее после ХХ съезда комсомол уменьшился на 23,6 %. В 1989 г. в ВЛКСМ было принято на 23,5 % меньше молодых людей, чем в 1987 г. и на 27,86 % меньше, чем в 1988 г.7 В Сибири сокращение приема в комсомол по сравнению с 1988 г. составило 45,74 %. Это говорит о большей подверженности молодежи региона массовидным явлениям, о популярности здесь идей МДГ, неформальных движений. Особенно сильны были тенденции по сокращению приема в Томской, Тюменской и Новосибирской областях.Многие из комсомольских организаций Сибири находились на грани самораспада. В Новосибирской областной комсомольской партийной организации за весь год не прошло ни одного ТюОЦДНИ. Ф. 7. Оп. 82. Д. 101. Л. 41.

ТюОЦДНИ. Ф. 124. Оп. 254. Д. 9. Л. 133.

ТюОЦДНИ. Ф. 10. Оп. 7. Д. 1. Л. 8.

ТюОЦДНИ Ф. 107. Оп. 73. Д. 7. Л. 6.

ЦХАФАК. ФП. 1. Оп. 151. Д. 51. Л. 10.

РГАСПИ. ФМ. 6. Оп. 21. Д. 196. Л. 103-104.

РГАСПИ. ФМ. 6. Оп. 21. Д. 196. Л. 107-117.; Прил. 3, табл. 2.

Прил. 3, табл. 2.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.