WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 54 |

их объединяют обостренная политизированность и некоторая легковесность в суждениях - авторы в большинстве своем солидарны в том, что пройдет небольшой промежуток времени и Россия превратится в полноценную демократическую страну. Наивность таких представлений показало время. Многие исследователи оставались приверженцами официального партийного курса, хотя и ратовали за обновление его, признавая приоритет общечеловеческих ценностей над классовыми, возможность формирования в СССР многопартийной системы. А сам социализм в этих работах рассматривался как гуманный демократический строй «с человеческим лицом».В рассматриваемый период выходят многочисленные методические пособия для секретарей партийных организаций, пропагандистов, в которых дается характеристика основных политических организаций и движений, не только в центре страны, но и на местах.2 Эти руководства носили описательный характер, т. к. создавались для непосредственных практических нужд: налаживания взаимосвязи партийных организаций с представителями новых политических движений.

Из более обширных и глубоких исследований, посвященных формированию многопартийности можно выделить работы харьковского ученого Е.В. Астаховой, ленинградского социолога З.В. Сикевич и исследователя из Карелии А.М. Цыганкова.3 Отличительной чертой этих публикаций являлось то, что авторами была предпринята попытка на фоне характеристики всесоюзного политического движения, описать особенности местных региональных движений, раскрыть картину деятельности всесоюзных организаций, их отделений на местах.

В этот период появились первые научные публикации, пытающиеся осмыслить роль рабочего движения в ходе проведения политической реформы. Заметный вклад в разработку упомянутой проблемы внесли исследования Л.А. Гордона, И.З. Габидулина, В.П. Машковского.4 В их Борисов В.К. Демократизация общества и преодоление бюрократизма. - М.,1990; Бутенко А.П.

Откуда и куда идем: Взгляд философа на историю советского общества. - Л., 1990; Бутенко А.П.

Советская многопартийность: проблема формирования. - М.,1991; Выжутович В.В. Подавляющее большинство. - Л.,1990; Он же. Поправка на смелость. - М.,1990; Кудрявцев В.Н. Какое государство мы строим. - М.,1991.

Политические партии, организации, общественные движения в СССР: история и современность. Методическое пособие для пропагандистов, слушателей политического института. / Сост.:

Агафьев М.К., Каськов Ю.М., Каськова В.Р. - М., 1990.; Политические партии и движения в стране на современном этапе (их краткие характеристики, позиции). В помощь секретарям партийных организаций. - Омск,1990.; Салохин Н.П. Общественно-политические движения и группы в городе Омске. - Омск, 1991.

Астахова Е.В. Становление многопартийности в СССР: некоторые аспекты. - Харьков, 1991.;

Сикевич З.В. Политические игры или политическая борьба: Партии, движения, ассоциации глазами социолога. - Л., 1990.; Цыганков А.М. К гражданскому обществу: Демократический Союз.

Народный фронт Карелии. Социал-демократы. «Зеленые»... Кто они К чему стремятся - Петрозаводск, 1991.

Гордон Л.А. Против государственного социализма: возможности рабочего движения (взгляд из лета 1990 г.) // Полис. - 1991. - № 1; Гордон Л.А. Рабочее движение - главная сила демократии // работах хотя и несколько переоценивается «ведущая роль рабочего класса» в перестройке, но все же, на наш взгляд, правильно акцентируется внимание на широкие возможности рабочего движения в плане давления на правительственные структуры «снизу». Рабочее движение определяется ими как ответ на невыносимые социально-экономические условия жизни.

В 1990-1991 гг. впервые появляются научные исследования, посвященные прошедшим избирательным кампаниям.1 Наиболее крупная из работ этого плана – «Весна-89: География и анатомия парламентских выборов»,2 выполненная коллективом ученых, занимающихся политической географией. В этой работе обобщены общесоюзные сведения по итогам избирательной кампании 1989 г., дается сравнительная характеристика регионов по таким показателям как политическая культура населения, активность электората, социальные ранги выдвинутых кандидатов в народные депутаты СССР, рейтинг первых секретарей региональных комитетов КПСС и др.

В исследовании приводится богатейший статистический материал, используются графики и таблицы. На основе сравнительного анализа делается вывод о политической активности северных регионов страны, в том числе и некоторых районов Сибири (Тюменская, Томская, Кемеровская, Новосибирская области, север Красноярского края), политической пассивности южных регионов и буферности лежащих между ними территорий (Омская, Иркутская, Читинская области, Алтайский край).

Работа представляет большую ценность для исследователей, в чей научный интерес входит и рассмотрение избирательной кампании.

Еще один блок публикаций этого периода представляют работы, в которых предпринимаются попытки по горячим следам дать оценку августовским событиям 1991 г.3 Общей для этих исследований является однозначная оценка событий августа как попытки государственного переворота, путча. М.С. Горбачев в своей работе стремится доказать свою непричастность к действиям ГКЧП, всячески отмежеваться от своего ближайшего в прошлом окружения.

Общественные наук

и и современность. - 1991. - № 3; Габидулин И.З. Металлурги Сибири и перестройка. - Новокузнецк, 1992; Машковский В.П. Осуществление научно-технической политики в угольной промышленности страны в 60-80 гг.: опыт и уроки. - Томск, 1991.

Андрющенко Е. О некоторых принципах избирательного процесса // Народный депутат. - 1990.

- № 3; Выдрин Д. Предвыборная борьба и политические технологии // Коммунист. - 1990. - № 2;

Губарь О.М., Зыбцев В.Н., Саунин А.Н. Общественное мнение в предвыборной борьбе // Социологические исследования. - 1990. - № 4; Прорыв в демократию: О выборах народных депутатов СССР: Сб. / Сост. Щепоткин В. - М., 1990. и др.

Весна-89: География и анатомия парламентских выборов / Под ред. В.А. Колосова, Н.В. Петрова, Л.В. Смирнягина - М., 1990.

Август-91. - М., 1991.; Брагин В.И. В «Белом доме» за баррикадами. - Тверь, 1991.; В августе 91-го. Россия глазами очевидцев. - М., СПб., 1993; Горбачев М.С. Августовский путч (причины и следствия). - М., 1991; Красное или белое (Драма Августа-91: факты, гипотезы, столкновения мнений). / Сост.: Л.Н. Доброхотов, В.Н. Колодежный, А.И. Кожохина, А.Д. Котыхов - М., 1992.

Второй этап в развитии историографии указанной проблемы охватывает период с 1992 г. по наши дни. Этот период характеризуется многообразием позиций, отходом многих российских исследователей от формационной теории, широкой популярностью в российской историографии теории модернизации, теории революции элит, более тесной взаимосвязью с зарубежными исследователями, написанием и защитой первых диссертаций, посвященных периоду перестройки.

Очень многие исследователи политической истории России рубежа 80-90-х гг. опираются в своих выводах на теорию революции элит. Указанной теории придерживаются как историки, так и другие ученые-обществоведы: М.Ю. Малютин, В.Б. Пастухов, Д.Е. Фурман и другие.1 Все эти авторы солидарны в том, что изменения общественно-политического строя России были обусловлены тем, что партийная и советская номенклатура, упрочившая свое положение в 60-80-е гг. и, по существу, являвшаяся фактическим собственником того, что юридически принадлежало общенародному государству, захотела юридически оформить свое положение. Именно поэтому Россия на рубеже 80-90-х гг. возвращается в лоно капитализма, а «новые русские» в своем подавляющем большинстве те же люди, которые занимали высокие партийные, советские и хозяйственные посты в доперестроечное и перестроечное время. Д.Е. Фурман одним из первых отметил «странный характер нашей революции» - «сопротивление старой номенклатуры было поразительно вялым».2 Исходя из этого, он делает поразительный вывод, что в 1985-1991 гг. не было борьбы элит, и как следствие смены правящей элиты. Состав правящей элиты до и после перестройки практически не изменился: «…практически не может идти речь о новой и старой элите.

Элита у нас в целом, за исключением немногих отдельных «вкраплений», - прежняя, и все грандиозные символические и институциональные перемены произошли при минимальных изменениях в составе правящих кругов»3. В чем же тогда причина перемен, произошедших в России в конце ХХ века Д.Е. Фурман считает, что она состоит в том, что правящая элита СССР на рубеже 80-90-х гг. полностью потеряла веру в официальную идеологию марксизма, поэтому и начинается перестройка – революция элит. Различные политические группировки лишь имитировали идейную борьбу (коммунисты и демократы), на самом деле борьба шла за сохранение своего статуса, власти, денег в условиях краха коммунистической идеологии. Упразднение СССР давало элите «новые колоссальные возможности для приобретения высоких статусов и выгодных Коржихина Т.П., Фигатнер Ю.Ю. Советская номенклатура: становление, механизмы действия // Вопросы истории. - 1993. - № 7; Крыштановская О. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // Общественные науки и современность. - 1995. - № 1; Малютин М. «Новая» элита в новой России // Общественные науки и современность. - 1992. - № 2; Пастухов В.Б.

От номенклатуры к буржуазии: «новые русские» // Политические исследования. - 1993. - № 2;

Фурман Д.Е. Наша странная революция // Свободная мысль. - 1993. - № 1; Он же. Революционные циклы России // Свободная мысль. - 1994. - № 1.

Фурман Д.Е. Наша странная революция // Свободная мысль. - 1993. - №1. – С.9.

Там же. – С. 10.

положений … (ясно, что «президент независимой республики» звучит иначе, чем «председатель Президиума Верховного Совета» республики в составе СССР)».В похожем духе сформулировали причины революции элит Т.П. Коржихина и Ю.Ю. Фигатнер. Они считают, что перестройку вызвало к жизни «противоречие между принципами официально господствующей идеологии социализма и частными эгоистическими мотивами и интересами мирка номенклатуры».Об активности элиты в условиях переходного периода в России пишет М.Ю. Малютин:

«Минувшие четыре года были эпохой, когда наиболее активные и сообразительные выходцы из старой номенклатуры первого – второго ранга поступили на «курсы переквалификации для «политиков» и «бизнесменов», начали работать и жить вопреки старым правилам игры, разрушая остатки существующей управленческой вертикали».А.П. Бутенко отмечает, что, не смотря на кажущийся фасад перестройки, выступающей за равноправие, возвращение власти Советам, на самом деле имели место совсем иные процессы.

«Под прикрытием разговоров о демократической реформе происходит приведение состояния, которое фактически имело место при «реальном социализме» - политическая власть и собственность узурпированы номенклатурой, - в юридически оформленное».4 После августовских событий 1991 г., - считает автор, - произошел перелом в проведении революции элит. Противоречие между фактическим и юридическим состоянием было уничтожено. Таким образом, сложилась ситуация при которой «… то, что раньше хотя бы юридически принадлежало народу, а фактически служило номенклатуре, теперь не только фактически, но и юридически принадлежит новой элите, соединяющей в себе часть прежней партийно-государственной бюрократии с новыми выдвиженцами («новые русские»).5 С выводами А.П. Бутенко можно согласиться, но вызывает сомнения вывод о том, что перелом в революции элит произошел в августе 1991 года. Скорее всего, прав М.Ю. Малютин (и факты это подтверждают): «массовый переход местной номенклатуры на сторону Ельцина начался, конечно, не в августе 1991 г., а летом 1990 г.»В.Б. Пастухов наиболее глубоко анализирует причины революции элит. Он считает, что процесс трансформации российского общества начался еще в годы застоя. Уже в те годы долж Там же. – С. 17.

Коржихина Т.П., Фигатнер Ю.Ю. Советская номенклатура: становление, механизмы действия // Вопросы истории. - 1993. - № 7. – С. 32.

Малютин М. «Новая» элита в новой России // Общественные науки и современность. - 1992. - № 2. – С. 37.

Бутенко А.П. О характере созданного в России общественного строя // Социологические исследования. – 1994. - № 10. – С. 98.

Там же. – С. 99.

Малютин М. «Новая» элита в новой России // Общественные науки и современность. - 1992. - № 2. – С. 37.

ность рассматривалась, как возможность пользоваться частью государственной собственности.

«Относясь к должности как к частной собственности, - пишет автор, - советская элита опосредованно относится как к частной собственности и к той доле государственного имущества и благ, доступ к которым она получает благодаря служебному положению. Таким образом, в стране постепенно устанавливались опосредованно буржуазные отношения. … обуржуазившаяся номенклатура становилась номенклатурной буржуазией».1 Последствия этих изменений проявились в эпоху перестройки, «чтобы стать «частным собственником», номенклатуре необходимо было уничтожить … «социалистическую» собственность»,2 что и было сделано. Однако, все эти преобразования, как справедливо замечает В.Б. Пастухов, «были предопределены отнюдь не гуманистическими и демократическими воззрениями инициаторов и участников этого политического процесса, а экономическими интересами элиты, стремящейся юридически закрепить свои права».Исследования сторонников теории революции элит вносят важный вклад в раскрытие, пожалуй, одной из главных причин смены общественно-политического строя России. Верность теории революции элит подтверждают данные сектора изучения элиты Института социологии РАН. Согласно им выходцы из старой советской номенклатуры составили более 75 % новой политической российской элиты и 61 % бизнес – элиты.4 Но и эта теория, которая кажется на первый взгляд столь наглядной и убедительной не лишена недостатков. Она сводит всю перестройку к борьбе за власть «в верхах», не учитывая всего многообразия факторов, влияющих на развитие событий, в частности роли массовых общественных движений, нарастающего социальноэкономического кризиса и др. причин.

Теория модернизации оформилась во второй половине ХХ века. Создателями этой теории были известные западные социологи Т. Парсонс, С. Липсет, Р. Бендикс. Согласно теории модернизации все страны мира, начиная с XVIII в., идут по пути модернизации («modern» (англ.) – современный), т.е. осваивают высокие технологии, рыночные механизмы и политические демократические модели. Образцом модернизации является западная либеральная демократия. Таким образом, в основе мирового исторического прогресса лежит процесс превращения всех традиционных обществ в общества современные. В своих исследованиях сторонники теории модернизации выделяют несколько ее этапов:

Пастухов В.Б. От номенклатуры к буржуазии: «новые русские» // Политические исследования.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.