WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В цивилистической литературе подавляющее большинство авторов ограничивается указанием на консенсуальный характер договора купли-продажи, имея при этом в виду все вытекающие из этого и только что сформулированные последствия. И все же основная проблема, существующая в связи с перфекцией договора купли-продажи, связана с ответом на вопрос, может ли он в некоторых случаях и при наличии определенных обстоятельств быть реальным Относительно данного вопроса нет единства мнений, а зачастую и достаточной определенности и логической завершенности в предлагаемых суждениях. И все же нельзя не признать, что по общему правилу данный вопрос находит свое отрицательное разрешение, а потому большинством авторов консенсуальность договора купли-продажи не ставится под сомнение. Традиционные обсуждения реальности договора купли-продажи и известное у некоторых авторов положительное решение данного вопроса связывается с договором розничной купли-продажи[27]. Так, в условиях прежнего гражданского законодательства (ГК 1964 г.) высказывались мнения о том, что момент, с которого договор розничной купли-продажи считается совершенным, определяется различно в зависимости от его разновидностей и техники торговли. К примеру, если покупатель самостоятельно (при самообслуживании) или вместе с продавцом отбирает нужный ему товар и это сопровождается выпиской товарного чека или устным заявлением покупателя, то это и есть момент, с которого такой договор надлежит считать совершенным[28]. Ссылки на договор розничной купли-продажи, осуществляемый методом самообслуживания, в целях обоснования реальной конструкции договора купли-продажи актуальны и по сей день[29], при этом некоторые авторы даже идут так далеко, что связывают реальность договора куплипродажи с самим совпадением моментов совершения и исполнения договора. Так, прежде чем привести пример с приобретением товара в магазине самообслуживания О. П. Зименкова пишет: «В некоторых случаях при совпадении момента заключения и момента исполнения (курсив мой. – В.Р.) договор может считаться реальным»[30].

Последнее суждение, смешивающее фактическое исполнение договора с моментом его возникновения, не может не вызвать критики, ибо договоренность сторон о совпадении передачи отчуждаемой вещи с моментом заключения договора не делает и не может сделать такой договор купли-продажи реальным. «Не следует при этом смешивать порядок совершения конкретных сделок с тем, как они объективно могут быть совершены. – Учил О.С. Иоффе. – Например, при заключении договора купли-продажи за наличный расчет договора и его исполнения существовала бы неразрывная связь, исключается уже потому, что имущество здесь всегда передается на время и предполагает последующий его возврат.

[27] Анализ различных суждений, высказанных по вопросу о моменте совершения договора розничной куплипродажи, см. в кн.: Львович Ю. Я. Охрана интересов покупателя. М., 1966. С. 92–103.

[28] См.: Гражданское право: В 2 т./ Под ред. П.Е. Орловского, С.М. Корнеева. М., 1970. Т.2. Гл.1. С.22 (автор – Н. П. Волошин).

[29] См., напр.: Гражданское право. Ч. 2. Обязательственное право/ Под ред. В. В. Залесского. М., 1998. Гл. 1. § 2. С. 6 (автор – О.П. Зименкова); § 9. С.53–54 (автор – В.А. Язев).

[30] Там же. С.6.

совершение сделки совпадает во времени с передачей проданных вещей и покупной цены.

Но от этого договор купли-продажи не становится реальной сделкой. В реальных сделках передача вещи выражает их заключение, а в консенсуальных сделках – исполнение. Передача вещи в порядке исполнения консенсуальной сделки может совпасть, но не обязательно должна совпадать во времени с моментом ее совершения. Передача вещи в реальной сделке выражает тот факт, что сделка состоялась, и потому обязательно должна совпасть (курсив везде мой. – В.Р.) во времени с моментом ее совершения»[31]. На недопустимость смешения соглашения, направленного на возникновение правоотношения, с одной стороны, с другой – исполнения, направленного на прекращение правоотношения, как на типичную ошибку, особо указывает В.А. Тархов[32]. Сходной позиции придерживается В.В. Витрянский[33], как, впрочем, и многие другие авторы. «Договор купли-продажи, – пишет сегодня И.В.

Елисеев, – всегда является консенсуальным, поскольку считается заключенным с момента, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям. Подчас заключение и исполнение договора (т. е. передача товара) могут совпадать во времени. Но это не колеблет общего правила, поскольку закон не считает передачу товара обязательным условием заключения договора»[34]. Далее, особо анализируя вопрос о моменте совершения договора розничной купли-продажи, он отмечает, что его приуроченность в силу прямого указания закона (см. ст.493 ГК) к моменту оплаты товара de facto расходится с идеей консенсуальности («оплата товара и достижение соглашения между сторонами, – пишет он, – это не одно и то же»[35]), однако, de jure, отмечает автор, по всей видимости, действует особая юридическая фикция, в силу которой оплата всегда понимается как состоявшееся соглашение сторон, при этом небезупречность данной фикции все же сочетается с наличием у нее определенных положительных качеств[36].

При обозначении собственной позиции по данной проблеме следует обратить внимание на то, что классификация договоров на реальные и консенсуальные покоится на исторических догмах и теоретическом учении о необходимых и достаточных предпосылках самого возникновения договора, а не на возможных вариантах и путях его практической реализации. Совокупный анализ правил п.1 и 2 ст.433 ГК позволяет сделать вывод, что согласование представляет собой этап, обязательный для любого договора безотносительно к тому, каким он является – консенсуальным или реальным. Если договор является консенсуальным, для его совершения достаточно одного лишь согласования всех существенных его условий, необходимых для данной конструкции, однако в тех случаях, когда договор является реальным, для его заключения помимо согласования «необходима [31] Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Л., 1958. С.207. См. также: Он же. Советское гражданское право. М., 1967. С.266. Приведенное суждение при обсуждении вопроса о моменте заключения договора розничной купли-продажи, однако, не помешало О.С. Иоффе заметить, что учитывая специфику работы торгующих организаций, перфекцию такого договора надлежит связывать с моментом отобрания вещи самим покупателем или по его просьбе продавцом. И все же классик явно предпочел оставить в стороне вопрос о влиянии действий по отбору (индивидуализации) товара на квалификацию такого договора купли-продажи как консенсуального или реального (см.: Иоффе О. С. Обязательственное право. М., 1975. С.222).

[32] См.: Тархов В. А. Указ. соч. С. 218.

[33] См.: Брагинский М.И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 2. М., 2000. С.15.

[34] Гражданское право. Ч.2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С.5.

[35] Там же. С.46.

[36] Там же.

также (разрядка моя. – В.Р.) передача имущества». Получается, что в реальных договорах совершение передаточного действия представляет собой вторую (помимо акта согласования) необходимую предпосылку заключения договора, его конструктивную особенность и отличительную черту.

Рассуждая о том, могут ли договоры купли-продажи подчиняться модели реальных договоров, т. е. считаться заключенными только после совершения действия по передаче имущества, следует прежде всего исключить т. н. сделки, исполняемые при самом их совершении (см. п. 2 ст. 159 ГК), которые нередко и ошибочно рассматриваются некоторыми авторами как реальные. Тесная связь между моментами совершения и исполнения таких договоров вовсе не делает действия по передаче имущества необходимыми предпосылками перфекции договора, а сами эти договоры не переводит из разряда консенсуальных в реальные. Дело в том, что договоры, исполняемые при самом их совершении, в основном представляют собой наиболее простой в экономическом и правовом отношении акт (например, приобретение гражданами за наличный расчет недорогих предметов). Однако в то же время и с таким же успехом можно предположить существование данного договора в условиях, когда моменты его совершения и исполнения будут отличаться друг от друга по времени, причем отличаться существенно (например, передача товара продавцом по его очередному поступлению в магазин, оплата товара в день получения покупателем заработной платы или соглашение покупателя с продавцом о предоставлении кредита и т. д.).

Поскольку совершение тех или иных действий здесь может быть легко приурочено как к моменту совершения договора, так и к более позднему моменту (от чего сама договорная конструкция купли-продажи никак не страдает), постольку речь идет всего лишь о многообразных формах исполнения договорного обязательства, возникшего без участия какого-либо действия, а вовсе не о необходимых предпосылках его совершения, которые, и это следует подчеркнуть особо, ввиду самой их необходимости, не способны к свободной и произвольной динамике во времени. Бесспорно то, что в сделках, исполняемых при их совершении, различие между реальными и консенсуальными договорами становится менее рельефным по сравнению с теми договорами, в которых этапы их совершения и исполнения разорваны во времени. Однако уже приходилось отмечать прежде, что общий признак разорванности во времени предполагает отделенность (или отдаленность) во времени этапа совершения договора от этапа его исполнения, а потому состоит из частного признака функциональной связи между названными этапами и временнго признака. Сделки, исполняемые при самом их совершении, тем не менее, едва ли верно было бы рассматривать как сделки, совершение и исполнение которых совпадают во времени. В таких сделках исполнение хотя и тесно связано с совершением, все же следует за ним, в то же время ничтожно малая разница во времени не позволяет противопоставить здесь этапы совершения и исполнения сделки, а максимально тесная функциональная связь между ними имеет известное гражданско-правовое значение (она, в частности, позволяет совершать их большинство в упрощенной – устной – форме, если иное не установлено соглашением сторон или законом – см. п.2 ст.159 ГК)[37].

Гораздо сложнее в тех случаях, когда сам закон связывает заключение договора куплипродажи с совершением некоторых действий. Так, несмотря на то, что согласно п.1 ст.492 ГК «по договору розничной купли-продажи продавец <…> обязуется передать покупателю товар», в то же время особо подчеркивается, что по общему правилу «договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату [37] См.: Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Индивидуальное и родовое в гражданском праве. Иркутск, 2001.

С.145–146.

товара» (ст. 493 ГК), более того, без каких-либо исключений признается, что «договор розничной купли-продажи с использованием автоматов считается заключенным с момента совершения покупателем действий, необходимых для получения товара» (п.2 ст.498 ГК). Но в таком случае, нет ли противоречия между формулировками п. 1 ст. 492 ГК, с одной стороны, с другой, – ст.493 и п.2 ст.498 ГК в том смысле, что в общем определении предусматривается консенсуальная модель договора купли-продажи, тогда как специальные по характеру правила как будто бы ориентируют на его реальный характер Первое обращение к правилам, изложенным в ст.493 и п.2 ст.498 ГК, располагает к положительному ответу на этот вопрос, ибо как верно то, что согласно ст.493 ГК договор розничной купли-продажи, как правило, считается заключенным с момента выдачи продавцом покупателю документов, подтверждающих оплату товара, также справедливо другое: выдачу платежных документов вряд ли можно предполагать без состоявшегося факта оплаты покупателем приобретенного им товара, а потому и сама заключенность данного договора здесь явно поставлена в зависимость именно от факта оплаты. Более наглядно обязательный предпосылочный характер действий по оплате обнаруживает себя в договоре розничной купли-продажи с использованием автоматов (см. п.2 ст.498 ГК), где отношения подчинены жесткой формуле <нет оплаты — нет и договора>. Наконец, с максимальной рельефностью реальные черты договора розничной купли-продажи могут быть обнаружены во всех случаях, когда он заключается методом самообслуживания: его возникновение здесь возможно только при условии совершения покупателем действий по выбору товара, а потому формула <нет оплаты — нет договора> как будто бы усиливается дополнительным предпосылочным элементом: <нет выборки вещи и последующей оплаты — нет договора>.

И все же признание отмеченных случаев договора купли-продажи реальными договорами возможна лишь в первом к ним приближении, никакого внутреннего противоречия между формулировками п.1 ст.492 ГК, с одной стороны, с другой, – ст.493 и п.2 ст.498 ГК нет, в свою очередь, правила, содержащиеся в ст.493 и п.2 ст.498 ГК, не колеблют тезис о консенсуальности договора розничной купли-продажи, а последний никогда не подчиняется реальной модели. А все дело в следующем.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.