WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Специфическое звучание и значение вопрос о соотношении между явлениями эквивалентности и возмездности приобрел позднее, в условиях общегосударственного экономического планирования. «В области договоров госорганизаций, к которым применяется нормирование цен, – писал в связи с этим И. Б. Новицкий, – эквивалентность следует понимать буквально, так как ценообразование в условиях социалистического хозяйства обеспечивает в максимальной степени эту эквивалентность. Но в договорах между гражданами эквивалентность двух предоставлений по двустороннему договору не означает непременно их объективной равноценности: не требуется, чтобы одно предоставление являлось эквивалентом другого в экономическом смысле; достаточно, чтобы встречное обязательство служило в глазах каждого из контрагентов достаточным основанием для вступления в обязательство. Даже в договорах между социалистическими организациями и гражданами равноценность взаимных предоставлений не является безусловно необходимой»[20]. «Не обязательно, – пишет сегодня В. А. Тархов, – чтобы предоставления (в возмездных сделках. – В. Р.) были одинаковыми по сопоставимым показателям, важно, [17] См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С.318; Мейер Д.И. Указ. соч. С.234.

[18] Мейер Д.И. Указ. соч. С.231.

[19] Там же. С.232.

[20] Новицкий И.Б., Лунц Л. А. Указ. соч. С.132.

чтобы было ясно, за что осуществляется предоставление: за предоставление другой стороны»[21].

И все же, несмотря на все колебания и сомнения, принимая во внимание отсутствие на современном этапе общегосударственного экономического планирования и, напротив, учитывая существование прямо провозглашенного принципа свободы договора, касающегося в том числе и свободы определения сторонами финансовых условий заключаемого ими договора (см. п.4 ст.421 ГК), на поставленный выше вопрос о существовании допустимого предела несоответствия между явлениями эквивалентности и возмездности надлежит дать положительный ответ. Разумеется, установление такого предела всякий раз должно быть индивидуальным, однако всякий раз возмездность будет иметь место постольку и до тех пор, поскольку и до которых она будет служить целям хотя бы самой минимальной компенсации затрат контрагента по сделке. Поэтому если с определенного момента (например, в случае продажи дорогой вещи по ничтожно низкой цене) становится очевидным, что возмездность, как будто бы присутствующая в договоре, в действительности уже не в состоянии выполнять компенсационную функцию, а ее формальное существование преследует какие-либо другие цели, расхождение между эквивалентностью и возмездностью может стать и действительно нередко становится юридически предосудительным. Чем более существенным в рамках конкретной сделки будет расхождение между эквивалентностью и возмездностью, тем более это дает оснований для того, чтобы усомниться в действительности сделки: в одном случае любые заинтересованные лица могут возбуждать вопрос о ее притворности (см. абз.2 п.2 ст.166, п.2 ст.170 ГК), в другом – конкретно определенными лицами она может оспариваться по самым разным основаниям (см. абз.1 п.2 ст. 166, ст.179 ГК). Кстати, в одном из последних исследований, затрагивающих вопросы возмездности и безвозмездности гражданско-правовых отношений, Ю. В. Романец задается сходным вопросом: насколько глубокой должна быть презумпция возмездности гражданского обязательства и какие обстоятельства необходимо оценивать как достаточные доказательства для признания договора безвозмездным На примере института цессии он замечает, что указание об оплате само по себе еще не является безусловным доказательством возмездности этих отношений, если фактические обстоятельства, касающиеся отсутствия оплаты, свидетельствуют о мнимости (притворности) данного условия. Тут же им обращается внимание и на то, что для и при возмездности цессии должна отсутствовать явная несоразмерность между уступаемым правом и суммой, подлежащей уплате за его уступку, при этом существование явной несоразмерности демонстрируется автором на конкретном примере, имевшем место в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, в котором право требования на общую сумму более 450000 руб. передавалось только за 10000 руб.[22] Возмездность, будучи обязательным признаком всякого договора купли-продажи, применительно к разным его случаям имеет двоякое проявление в зависимости от обязательности ее договорного установления и потенциальной определимости (вопрос о римской pretium certum – определенности цены). Вообще говоря, условие о цене в любом возмездном договоре (включая и договор купли-продажи) согласно действующему законодательству по общему правилу не является его существенным условием, а потому всякий возмездный договор (в т. ч. и договор купли-продажи) будет считаться состоявшимся даже в том случае, если вопрос о цене за отчуждаемое имущество не найдет своего прямого или косвенного договорного урегулирования. Так, если цена в возмездном договоре не [21] Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. Чебоксары, 1997. С.219.

[22] См.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С.245.

только не предусмотрена вообще, но также не может быть определена, исходя из прочих условий конкретного договора, примерная продажная цена имущества, следуя правилу п.ст.424 ГК, должна определяться при помощи и исходя из анализа трех совокупных критериев: а) аналогичность отчуждаемого имущества; б) сравнимые обстоятельства; в) обычность цены, при этом первый критерий является вполне определенным, тогда как два других имеют явный оценочный характер (см. п.1 ст.485 ГК). Важно подчеркнуть, что формулировка п.3 ст.424 ГК на первый взгляд отличается императивным характером, а потому, казалось бы, должна применяться ко всем и ко всяким возмездным договорам.

Однако такой императив знает ряд изъятий, предусматриваемых самим законом: например, цена в договорах продажи недвижимости (см. п.1 ст.555 ГК) и предприятия (см. п.1 ст.ГК) признается дополнительным существенным их условием, а потому ее несогласование в обход общего правила влечет незаключенность данных видов договора купли-продажи (см.

абз.1 п.1 ст.432 ГК).

Цена на товар в договоре купли-продажи в зависимости от порядка ее исчисления может приурочиваться к той или иной единице товара или к его массе, при этом в качестве общего правила за основу берется чистый вес товара (вес нетто) или, если это предусмотрено договором, вес товара с упаковкой (вес брутто) (см. п.2 ст.485 ГК). В зависимости от определенности цена на товар может быть твердой или плавающей (см. п.3 ст.485 ГК).

3. Особенности момента заключения (совершения, перфекции) как наиболее общая характеристика всякого договора согласно действующему законодательству выступает основанием дифференциации всех договоров на три группы. В соответствии с этим критерием принято выделять: а) договоры консенсуальные, перфекция которых всегда определяется одним лишь достигнутым соглашением сторон (см. п.1 ст.433 ГК); б) договоры реальные, перфекция которых определяется достигнутым сторонами соглашением и совершением акта передачи имущества (а в ряде случаев, например, в договоре ренты недвижимости, еще и актом государственной регистрации договора) (см. п.2 ст.433 ГК);

наконец, в) договоры, подлежащие государственной регистрации, перфекция которых всегда определяется двумя актами: достигнутым соглашением сторон и государственной регистрацией договора (см. п.3 ст.433 ГК)[23]. В подавляющем большинстве случаев договоры купли-продажи носят консенсуальный характер, иногда они могут требовать государственной регистрации, которая и определяет момент их заключения, однако они никогда не могут подчиняться реальной модели[24].

а) Консенсуальность. Договор купли-продажи представляет собой типичный и классический случай консенсуального договора. «Обязательства, – учил римский юрист Гай, – возникают путем простого соглашения между сторонами при купле-продаже, при найме, товариществе, доверенности. Говорят, что в этих случаях возникает обязательство в силу соглашения сторон, потому что нет никакой нужды ни в словах, ни в письме, но достаточно, чтобы те, которые заключают юридический акт, пришли к соглашению» (Gai. Inst. 3.135– 136). «Контракт купли-продажи заключается простым выражением воли договаривающихся [23] О.Н. Садиков именует такие договоры формальными (см.: Комментарий к ГК РФ, части первой / Под ред.

О.Н. Садикова. М., 1997. С. 703), в одном из специальных исследований (см.: Болтанова Е.С. Договор куплипродажи недвижимости (общие положения): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2001. С.6, 11) их было предложено называть региструмальными (от лат. registrum – регистрация).

[24] Ниже, при характеристики момента заключения договора купли-продажи, использовались положения и выводы недавней совместной работы: Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Договоры консенсуальные и реальные:

теоретические вопросы классификации и характеристика основных особенностей: Сб. статей/ Под ред. А.Г.

Диденко. Алматы, 2001.

сторон <…>, – отмечал Павел, – [если вещь еще не передана, то мы говорим, что обязательство возникает в силу простого соглашения, но это принято лишь в обязательствах, имеющих определенное название, как то: при купле-продаже, найме, поручении]» (D.

19.4.1.2). И все же консенсуальный характер, по всей видимости, нельзя признать присущим договору купли-продажи имманентно. Этот тезис подтверждают некоторые специальные источники, обращающие внимание на то изначальное главенство, которое в акте куплипродажи имел вещный акт передачи (traditio), как, впрочем, и на само существо спора среди романистов относительно того, каким образом получила постепенное признание консенсуальная модель договора купли-продажи[25].

В отечественном гражданском законодательстве консенсуальный характер договора куплипродажи всегда следовал из самих формулировок этой конструкции, согласно которой продавец не передает, а обязуется передать вещь (товар), а покупатель, со своей стороны, обязуется принять этот товар и оплатить его стоимость (см. ст.180 ГК 1922 г., ст.237 ГК 1964 г., п.1 ст.74 Основ 1991 г., ст. 454 действующего ГК). Важно подчеркнуть, что консенсуальная модель договора купли-продажи сегодня строго соблюдается в формулировках всех имеющихся его разновидностей (см. п.1 ст.492, 506, п.1 ст.535, п.ст.539, п.1 ст.549, п.1 ст.559 ГК).

Между тем консенсуальный характер договора купли-продажи, равно как и консенсуальная модель всякого договора, подразумевает за собой следующее. Во-первых, для заключения консенсуального договора необходимо и достаточно согласования всех существенных его условий (см. абз.2 п.1 ст.432 ГК) – объективных (условие о предмете договора и условия, названные как существенные или необходимые для договора данного вида в законе или в иных правовых актах) и субъективных (условия, которые требуют согласования по заявлению одной из сторон). Уже в момент согласования сторонами всех существенных условий (а именно в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта – см. абз. п.1 ст.432, п.1 ст.433 ГК) консенсуальные договоры считаются заключенными, при этом совершения каких-либо дополнительных действий для и в целях их заключения не требуется.

Во-вторых, именно поэтому в консенсуальных договорах возникновение прав и обязанностей сторон всегда предшествует совершению последующих действий, направленных на исполнение такого договора. Все совершаемые в связи с консенсуальными договорами действия, будучи производными из уже возникших прав и обязанностей участников договорных отношений, опираются на существующий договор и имеют договорную природу, при этом они отличаются функциональным единством, поскольку связаны с исполнением договора, а значит почти всегда направлены на прекращение соответствующего обязательства. Характерное для всякого консенсуального договора временне «опережение» прав и обязанностей и «отставание» от них действий по исполнению договора и прекращению обязательства в то же время не колеблет и не исключает того, что в том или ином конкретном случае особенность исполнения консенсуального договора может предполагать тесную связь между моментами его совершения и его исполнения. Однако как верно то, что консенсуальный договор может исполняться при самом его совершении, так же верно и то, что моменты совершения и исполнения здесь всегда могут более или менее отличаться друг от друга, на что оказывает непосредственное влияние воля сторон и сам тип консенсуального договора[26]. Наконец, в[25] Подробнее см.: Покровский И. А. Указ. соч. С. 423.

[26] Учитывая особенности договора купли-продажи, согласно которому имущество передается одной стороной другой на безвозвратной основе, несложно представить себе случаи, когда стадии согласования договорных условий – заключение договора – и его исполнение неразрывно связаны между собой или, напротив, отличаются друг от друга. Но если речь идет о договоре аренды, который как и договор куплипродажи является консенсуальным (см. ст. 606 ГК), вариант, при котором между моментами заключения третьих, поскольку права и обязанности в консенсуальных договорах всегда «предвосхищают» любые действия, совершаемые для и в целях исполнения такого договора, управомоченные стороны здесь наделены субъективными правами требования от контрагента-должника исполнения возложенных на него обязанностей, реализация которых имеет юридическое обеспечение.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.