WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 58 |

По нашему мнению, целесообразно закрепить указанные рекомендации Кодекса корпоративного поведения в действующем законодательстве, поскольку полная предварительная информированность членов правления о повестке заседания позволит повысить эффективность деятельности указанного органа управления обществом.

Принятие Кодекса корпоративного поведения послужило стимулом и основой для принятия кодексов корпоративного поведения (управления) многими российскими компаниями. Тем не менее, хотя в настоящее время достаточно большое число российских компаний утвердило собственные кодексы корпоративного управления, многие положения указанных кодексов являются формальными. Также распространенной практикой является закрепление различных положений в кодексах и отсутствие их практической реализации.

Тем не менее положительным является то, что в некоторых случаях российские компании устанавливают в соответствующих кодексах корпоративного управления повышенные обязательства по сравнению с требованиями законодательства, а в некоторых случаях положения кодексов устраняют пробелы, содержащиеся в действующем российском законодательстве. Позитивной тенденцией является также и то, что некоторые российские акционерные общества, осознавая важность регулирования использования информации, составляющей коммерческую и служебную тайну, инсайдерской информации и величину ущерба, который может нанести ненадлежащее ее использование, самостоятельно принимают меры, направленные на регулирование и предотвращение несанкционированного использования указанной информации. Также положительно, что некоторые российские компании предпринимают определенные действия, направленные на предупреждение и предотвращение конфликта интересов членов исполнительных органов общества. В связи с изложенным выше кодексы корпоративного управления из формальных декларативных документов постепенно превращаются в важный внутренний документ, способствующий развитию корпоративного управления в российских компаниях, а также направленный на установление слаженной системы корпоративного управления.

В настоящее время достаточно активно развивается институт саморегулируемых организаций, которые созданы во многих отраслях экономики. Тем не менее единый закон, регулирующий деятельность саморегулируемых организаций, до сих пор не принят, а действующие нормы, регулирующие деятельность СРО, также остаются недостаточно разработанными. Однако еще до принятия соответствующего закона должны быть определены основные направления в развитии саморегулирования и разрешены наиболее спорные вопросы.

К примеру, одним из наиболее спорных является вопрос о необходимости установления обязательного членства в СРО. По нашему мнению, членство в СРО должно быть добровольным, поскольку обязательность членства в СРО не соответствует п. 2 ст. 30 Конституции РФ, согласно которому никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем. Кроме того, СРО по своей природе представляет собой добровольное объединение, функционирующее на принципах некоммерческой организации. Правовые отношения в области создания и деятельности саморегулируемых организаций регулируются гражданским законодательством, в том числе Гражданским кодексом РФ, в соответствии со ст. 1 которого гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, а также свободы договора и беспрепятственного осуществления гражданских прав. При этом физические и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права исключительно своей волей, причем они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора. Кроме того, саморегулируемые организации не наделены правомочием осуществлять функции публичной власти и право на осуществление указанных функций не передано им в соответствии с федеральным законодательством. Они вправе устанавливать различные правила и стандарты, которые распространяются только на их членов. Следовательно, деятельность СРО распространяется только на их членов, т.е. данные СРО не выполняют никаких публично-правовых функций, поскольку выполнение публично-правовых функций подразумевает, что соответствующая СРО действует в интересах неограниченного круга лиц и от имени государства, а не в интересах исключительно участников, являющихся ее членами, и от собственного имени.

Как было отмечено выше, Закон «О саморегулируемых организациях» пока не принят, тем не менее проект Закона «О СРО» уже прошел первое чтение. Как показал анализ законопроекта, многие его положения нуждаются, по нашему мнению, в более детальной проработке, а именно:

1) целесообразно расширить перечень принципов объединения в СРО, установленный в законопроекте «О СРО»;

2) следует несколько изменить понятие профессиональной деятельности, установленное законопроектом «О СРО»;

3) необходимо детально изучить вопросы, касающиеся рисков, которые могут быть связаны с установлением требования относительно количественного состава СРО;

4) в законопроекте следует четко прописать понятие механизма обеспечения ответственности участников СРО перед потребителями и, возможно, разработать типовое положение, подробно определяющее данный механизм;

5) необходимо тщательно рассмотреть вопрос о необходимости введения единого государственного реестра СРО, а также вопрос о приведении в соответствие с новым законом других нормативноправовых актов Российской Федерации;

6) в законопроекте «О СРО» необходимо закрепить закрытый перечень оснований, по которым суд вправе принять решение об исключении СРО из реестра, а также перечень лиц, которые вправе обратиться в суд с соответствующим заявлением и рассмотреть вопрос о расширении перечня оснований исключений СРО из единого государственного реестра;

7) положение, закрепленное в ст. 5 законопроекта «О саморегулируемых организациях», в котором установлено, что «федеральными законами могут быть предусмотрены случаи обязательного участия (членства) в саморегулируемых организациях для цели осуществления отдельных видов предпринимательской деятельности», подлежит исключению из данного законопроекта как не соответствующее действующему законодательству;

8) положение, в соответствии с которым сотрудники исполнительного аппарата СРО не вправе приобретать ценные бумаги, эмитентами которых (должниками по которым) являются участники саморегулируемой организации, а также их дочерние и зависимые общества, следует исключить из текста законопроекта «О СРО»;

9) п. 4 ст. 11 законопроекта «О СРО», в соответствии с которым должностное лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа СРО, члены коллегиального исполнительного органа СРО, а также сотрудники исполнительного аппарата СРО обязаны передавать в доверительное управление на время осуществления своих полномочий находящиеся в их собственности доли (пакеты акций) в уставном капитале коммерческих организаций в порядке, установленном федеральным законом, также, по нашему мнению, следует исключить из законопроекта;

10) в ходе дальнейшего обсуждения законопроекта «О СРО» необходимо более детально проработать вопрос о необходимости введения требования о наличии независимых членов в составе постоянно действующего коллегиального органа управления СРО;

11) следует более детально сформулировать порядок направления регулирующими органами указанных в законопроекте «О СРО» проектов нормативно-правовых актов, а также ответственность регулирующих органов за нарушение установленной законопроектом обязанности и порядок обжалования в случае непредоставления соответствующих проектов нормативно-правовых актов;

12) необходимо четко определить порядок и сроки направления в СРО регулирующими органами информации о результатах проведенных проверок предпринимательской или профессиональной деятельности участников СРО;

13) целесообразно установить четкий порядок привлечения СРО к работе по подготовке законодательных, иных нормативноправовых актов и государственных программ. При этом указанный порядок может быть установлен как в Законе «О СРО», так и в подзаконных актах с соответствующей отсылкой в Законе «О СРО»;

14) следует четко установить порядок и сроки направления СРО в регулирующий орган сведений о запланированных и проведенных СРО проверках предпринимательской или профессиональной деятельности участников СРО и их результатах;

15) согласно подп. 2 п. 4 ст. 21 законопроекта «О СРО» регулирующие органы не вправе назначать и осуществлять плановые проверки предпринимательской или иной профессиональной деятельности участника СРО, которые являлись предметом проверки со стороны саморегулируемой организации в течение года с даты, когда саморегулируемой организацией была осуществлена указанная проверка. Данное положение законопроекта направлено на то, чтобы исключить осуществление двойного контроля СРО и соответствующих регулирующих органов. Тем не менее его формулировка, на наш взгляд, несколько неудачна, поскольку в его нынешнем виде данное положение позволяет регулирующим органам проводить аналогичные проверки, которые уже проводили СРО, но по истечении года со дня проведения СРО соответствующей проверки. В связи с изложенным выше данное положение законопроекта нуждается, по нашему мнению, в дополнительной проработке;

16) дополнительной проработке, на наш взгляд, подлежит вопрос о целесообразности передачи функций по контролю за выполнением участниками саморегулируемой организации требований и условий осуществления лицензируемой (аттестованной, аккредитованной) деятельности;

17) необходимо детально изучить целесообразность наделения СРО функциями по контролю за выполнением участниками СРО требований и условий осуществления лицензируемой (аттестованной, аккредитованной) деятельности, а также более детально определить порядок применения мер ответственности за их нарушение и порядок взаимодействия СРО и регулирующих органов по вопросам контроля за выполнением участниками СРО требований и условий осуществления лицензируемой (аттестованной, аккредитованной) деятельности и привлечения участников СРО к ответственности за соответствующие нарушения.

Развитие саморегулирования предполагает создание эффективной системы альтернативного разрешения споров. В настоящее время система альтернативного разрешения споров в России представлена в большинстве случаев третейскими судами, которые создаются не только при саморегулируемых организациях и Торговопромышленных палатах, но и при биржах, корпорациях и др.

Тем не менее некоторые организации все же предпринимают попытки создания иных, помимо третейских судов, институтов альтернативного разрешения споров. К примеру, Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП) создана Объединенная комиссия по корпоративной этике, что является несомненно позитивным. При этом, по нашему мнению, некоторые вопросы осуществления разбирательства данной комиссией целесообразно пересмотреть. В частности, в некоторых случаях на практике Объединенная комиссия рассматривает претензии, на рассмотрение которых она не уполномочена Регламентом, что является недопустимым.

Что касается практической деятельности третейских судов, то одна из наиболее актуальных проблем – отсутствие единообразной практики по многим вопросам, что является следствием закрытости и конфиденциальности третейского разбирательства, а также отсутствия обобщений практики разрешения споров третейскими судами.

В частности, неоднозначной является практика по вопросу регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним по решению третейского суда, в связи с чем указанный вопрос, на наш взгляд, следует разрешить путем официального толкования.

Также, как показала практика деятельности третейских судов, необходимо внести некоторые изменения в действующие нормативноправовые акты. В частности, в Арбитражном процессуальном кодексе РФ, а также в Федеральном законе «О третейских судах в Российской Федерации» целесообразно детализировать понятие «основополагающие нормы российского права».

В настоящее время в мире в целом и в России в частности достаточно активно развивается институт независимых директоров.

Требования о наличии независимых директоров не только закрепляются в актах рекомендательного характера, но и постепенно вводятся в нормативно-правовые акты. Тем не менее ни один из указанных актов не содержит механизма обеспечения избрания независимых директоров в состав совета директоров, что создает достаточно большие сложности в их реализации. При этом многие компании восприняли указанные рекомендации и включили положения относительно избрания независимых директоров в кодексы корпоративного управления (поведения).

При этом, как показала практика, независимые директора в настоящее время избраны в состав директоров небольшого числа компании. По оценкам экспертов, практика работы независимых директоров показала, что их деятельность на данном этапе развития системы корпоративного управления не является достаточно эффективной. Независимые директора, как правило, являются лишь выразителями интересов выдвинувших их акционеров и выполняют функ ции информирования акционеров о деятельности совета директоров.

И лишь в небольшом количестве случаев работа независимых директоров является действительно эффективной.

Эффективность деятельности независимых директоров осложняется также отсутствием правовых возможностей для их активной деятельности и влияния на решения, принимаемые советом директоров. В частности, как было указано выше, 1–2 независимых директора в составе совета директоров не смогут реально повлиять на решения, принимаемые советом директоров.

Таким образом, по нашему мнению, введение требования о наличии независимых директоров в составе совета директоров российских компаний на данном этапе является нецелесообразным в связи со слабым развитием данного института в целом в России, а также с необходимостью дополнительных затрат на его развитие, которые могут не быть прямо пропорциональными эффективности деятельности независимых директоров.

Приложение Для определения наличия гетероскедастичности рассмотрим регрессию, приведенную в табл. П3-8.

Для проверки гетероскедастичности воспользуемся несколькими тестами.

Тест Glejser подтверждает наличие гетероскедастичности остатков в линейной зависимости от N (числа аналитиков) на 15%-м уровне значимости, но так как ошибка оценки дисперсии (которая является объясняемой переменной) обратно пропорциональна корню квадратному числа наблюдений, то при включении в качестве объясняющей части данной переменной получаем значимость на 5%-м уровне:

Стандартная Переменная Коэффициент t-статистика P-value ошибка C 0.010314 0.021891 0.471169 0.1/SQR(N) 0.104531 0.050337 2.076645 0.Также наличие гетероскедастичности подтвердил тест Park на 5%-м уровне значимости:

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.