WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 58 |

торые могут возникать между решениями правительственного чиновника (скажем, таможенного чиновника, заинтересованного в увеличении поступлений, или представителя надзорных органов, контролирующих соблюдение норм акционерного и антитрестовского законодательства) и решениями по соответствующему вопросу, принимаемыми судебными органами. Решения государственных чиновников принято считать менее объективными и сбалансированными, они чаще могут исходить из текущих задач, решаемых теми или иными правительственными ведомствами.

Именно поэтому для реализации схем оптимального инфорсмента столь важно: во-первых, существование корпуса действительно независимых, высокопрофессиональных и совершенно не подверженных коррупции судей и, во-вторых, возможность оспорить решения некоторых государственных организаций относительно соблюдения прав собственности или контрактных прав в судебных инстанциях. Ясно, однако, что подобная система сдержек и противовесов формируется на протяжении длительного периода. Функционирование системы инфорсмента в большой мере зависит не только от уровня экономического развития страны, но и от особенностей социально-политической жизни, а также культурноисторических традиций.

Длительное историческое развитие договорного права и практики контрактных отношений смогло приспособить систему эксплицитных и имплицитных соглашений к различным видам рыночных операций (купля-продажа, аренда, ссуда и т.п.). Особенно большую роль в функционировании развитой рыночной экономики, повидимому, играет «культура контракта», опирающаяся на некую постепенно сложившуюся систему норм. Само «понятие» нормы в подобном контексте удачно, на наш взгляд, определяет один из наиболее известных экспертов в области экономики и права Р. Познер.

С его точки зрения, речь идет о «правиле, которое провозглашается какой-либо официальной организацией, например, судом или законодательной властью, и не проводится в жизнь с помощью угрозы санкций, предусматриваемых законом, но которое тем не менее постоянно соблюдается…» (Posner, 1997). Такие нормы обычно опираются на длительный опыт взаимодействия сторон, накопленный за время их общения (см. (McNeil, 1978)). В большинстве случаев система таких норм сочетает общую стабильность с необходимой гибкостью; существование таких норм служит важнейшим фактором, предостерегающим от одностороннего нарушения важнейших условий контракта.

В современной литературе обычно выделяется следующее соображение: не только текущие решения, но и основные положения контракта обычно подсказываются самой логикой отношений, складывавшихся перед этим на протяжении достаточно длительного периода (relational сontracting). Поэтому «продвинутая» теория контрактов часто ссылается на выводы, следующие из моделей повторяющихся игр. С помощью таких моделей иллюстрируется, в частности, роль репутационных равновесий в условиях несовершенной информации114.

Вместе с тем теория четко очерчивает границы, в рамках которых такие процессы индивидуального взаимодействия могут считаться эффективными. Можно показать, что даже наличие совершенных каналов информации (получаемой покупателем) и достаточно жестких санкций за нарушение норм (например, при обнаружении злоупотребления корпорация, прибегнувшая к таким действиям, в последующий период лишается спроса со стороны всех обманутых покупателей) не может полностью гарантировать приверженность фирмы-продавца «законопослушной» стратегии, способной обеспечивать выполнение партнерами своих контрактных обязательств (см., напр., (Klein, Leffler, 1981; Klein, 1996)). Поэтому обычно предполагается, что механизмы взаимодействия, направленные на поддержание двусторонних отношений, должны дополняться публично-правовым регулированием тех или иных складывающихся форм реализации контрактных прав и обязанностей.

И все же, инфраструктура, которая основана на поддержании взаимных отношений и которая обеспечивает нормальное функционирование контрактной системы, на практике в большинстве См., напр., (Kreps, Wilson, 1982; Tirole, 1996), а также классический обзор (Hart, Holmstrm, 1987).

случаев предполагает, что стратегии, используемые участниками хозяйственного процесса, просто исключают какие-либо действия, связанные с нарушением условий контракта. Ограничимся в этой связи лишь одним примером. В одном из обследований 1990-х годов немецким и итальянским предпринимателям был задан вопрос о том, насколько часто они прибегают к действиям, направленным против потребителей или поставщиков продукции и по существу означающим нарушение условий контракта. 95% немецких и почти 80% итальянских предпринимателей ответили, что это маловероятно или очень маловероятно (см. (Arrighetti, Bachman, Deakin, 1997)).

Роль «культуры контрактов» в развитой рыночной экономике трудно переоценить. Важнейшим фактором, препятствующим массовому нарушению контрактных обязательств, оказывается привычка мыслить свои действия в рамках заключенных соглашений и осознание неизбежности частных и публично-правовых санкций, которые должны последовать в случае нарушения норм. Подобные контракты в литературе нередко называются «самоосуществляющимися» (self-enforced). Иначе говоря, соблюдение на практике норм, установленных подобным контрактом, обеспечивается прежде всего взаимовыгодностью действий, предусматриваемых соглашением (Telser, 1980). В связи с этим ряд авторов исходит из существования «широкого консенсуса относительно следующего суждения: институты контрактного права во многих случаях оказывают лишь предельно малое (marginal) влияние на функционирование хозяйственных контрактов» (Deakin, Lane, Wilkinson, 1997, p. 105). Отношения доверия, складывающиеся на основе устойчивых контрактных норм, как показывают исследования, в большой степени способствуют преуспеванию крупнейших фирм (см. (Kumar, Rajan, Zingales, 1999)), которые, кстати говоря, больше других нуждаются в подобной стабильности.

Указанные соображения, однако, отнюдь не в полной мере могут относиться к условиям постсоциалистической экономики. Начнем с того, что на исходной стадии перехода к рынку лишь формируется состав участников последующих «повторяющихся игр». Каждой фирме чаще обычного приходится вступать в отношения с новыми партнерами. Отнюдь не всегда отношения между частными компаниями оформляются особыми, тем более корректно составленными, контрактами. И наконец, в переходной экономике ставится под сомнение главная исходная посылка моделей репутационного равновесия – установка на поддержание жизнеспособности, а следовательно, и репутации рассматриваемой фирмы.

Некоторые участники не склонны к особым заботам относительно своей репутации: в ходе «первоначального накопления» предприниматели могут нарушать свои обязательства перед многими партнерами по контрактам, выводя все большую часть ресурсов за пределы досягаемости совладельцев, оставляя без денег наемных работников, поставщиков и других участников хозяйственных операций (stakeholders) и тем самым вполне преднамеренно обрекая рассматриваемый банк на банкротство, а крупную промышленную компанию, которую труднее обанкротить, на длительную «рациональную атрофию». Подобная стратегия нередко встречается в ситуации недостаточно решительной ликвидации мягких бюджетных ограничений. Результаты многочисленных обследований свидетельствуют о том, что в тех случаях, когда в качестве участника соглашений выступает государство (центральное правительство, а особенно региональные и местные органы власти), чаще обычного приходится сталкиваться с прямыми нарушениями контрактных обязательств со стороны отдельных частных партнеров. Отказ от платежей обычно сопровождается организованным давлением на власти, требованиями о дополнительной финансовой и прочей помощи.

В переходной экономике «российского типа» обнаруживаются тем не менее и некоторые факторы, способствующие движению в сторону репутационных равновесий. Речь идет о длительном сохранении, особенно в обстановке закрытой экономики, неконкурентной общей структуры коммерческих отношений. С этой точки зрения, определенный интерес могут представить результаты опросов, проведенных во второй половине 1990-х годов в ряде стран Центральной и Юго-Восточной Европы. На вопрос: «Сумеет ли Ваша фирма меньше чем за неделю найти альтернативный источник, поставляющий нужную Вам продукцию» – в Словакии утвердительно ответи ли 60% всех фирм, в Польше – 61%, в Румынии – 77%, тогда как в России удельный вес положительных ответов составил 24%, на Украине – лишь 14% (Johnson, McMillan, Woodruff, 1999a, p. 42). При сохранении монополистических структур хозяйственных связей и отсутствии доступных рыночных альтернатив некоторые частные корпорации (те фирмы, в жизнеспособности которых заинтересованы руководители, осуществляющие фактический контроль над ними) стремятся с самого начала наладить сравнительно более прочную – саморегулируемую – систему взаимных соглашений.

Тем не менее в целом в подобных условиях регулирование контрактных отношений третьей стороной должно играть особенно важную роль. Четкий инфорсмент контрактных прав предполагает достаточно надежную защиту контрактных прав и, что представляется одним из главных условий функционирования системы, неизбежность более или менее серьезных санкций в случаях нарушения условий контракта. Формирование сети контрактных отношений между участниками хозяйственного процесса может вести к оптимальной аллокации ресурсов (например, в моделях Коуза) лишь при условии, что в тех случаях, когда не срабатывает принцип «самоподдерживающихся» контрактов, инфорсмент контрактных прав и обязательств может реализоваться в судебно-правовом порядке. Чем короче история рыночных взаимодействий между предпринимателями и чем менее привычны договорные отношения, предполагающие согласованные и приспособленные к специфическим ситуациям механизмы адаптации (relational contracting), тем значительнее при прочих равных условиях оказывается роль регулирования, осуществляемого третейскими инстанциями.

Параллельно публично-правовому инфорсменту большое распространение в некоторых странах с переходной экономикой получают системы частного инфорсмента. Частный инфорсмент всегда присутствовал на разных ступенях развития рыночной экономики. В ситуации двусторонних и многосторонних взаимодействий частных предпринимателей деятельность групп (либо отдельных лиц), занимающихся инфорсментом контрактных обязательств, направлена на поиск эффективного решения, на то, чтобы обеспечить достижение или поддержание устойчивого равновесия в сфере контрактных отношений (см. (Greif, 1996)). Особенно глубоко укоренились механизмы частного инфорсмента в российской экономике, в которой до настоящего времени, как отмечалось выше, официально предоставляемые сведения насчет (контрактных) обязательств даже у крупнейших корпораций недостаточно информативны.

Важная роль системы инфорсмента в переходной экономике «российского типа» может рассматриваться как одно из проявлений более общей тенденции, отмечаемой социологами: в российском обществе функция легитимированного принуждения в большой мере осуществляется частными (во многих случаях – криминальными) структурами. В рассматриваемом случае легитимный инфорсмент хозяйственных прав в большой степени реализуется в рамках заведомо неправового пространства. Совершенно очевидно, что частная система инфорсмента требует сравнительно больших затрат. И хотя в некоторых случаях частные организации могут довольно эффективно решать задачи инфорсмента, ясно, что повсеместное распространение таких систем не может считаться желательным ни с социальной, ни с экономической точек зрения. Сами процедуры частного инфорсмента могут вступать в прямой конфликт с законами и моралью. Все дело в том, однако, что именно недостаточность публичноправовой системы инфорсмента вызывает к жизни частный инфорсмент, поэтому в переходной экономике государственная и частные системы инфорсмента как бы органично дополняют друг друга. Более того, в качестве частного агента, осуществляющего функции защиты и инфорсмента прав собственности, могут выступать не только криминальные группировки, но и служащие государственных организаций.

Эффективное и законодательно оформленное саморегулирование, включая цивилизованные нормы медиации (третейского посредничества), в этой связи могло бы стать важным компонентом институциональной системы, ориентированной на обеспечение экономического роста.

3.1.2. Прикладные определения саморегулирования Основная цель саморегулирования – регулирование отношений в отдельных сферах деятельности людей на основе самоорганизации, т.е. без непосредственного вмешательства государства. Оперативное вмешательство государства заменяется нормативным правовым регулированием и контролем за соблюдением законодательства саморегулируемыми организациями (далее – СРО). При этом общество и государство достигают нескольких положительных эффектов (см.

(Лазарко, Кирдяшкин, 2000)):

- сокращаются государственные расходы на регулирование и контроль в соответствующих сферах деятельности;

- повышается эффективность государственного управления за счет замены оперативного контроля за предпринимательской деятельностью на законодательное регулирование и уменьшения управленческих связей – субъектом регулирования и контроля является одна или несколько СРО, а не множество субъектов предпринимательства;

- формируется механизм предотвращения коррупции государственных чиновников, так как устраняется необходимость непосредственного взаимодействия предпринимателей с чиновниками по вопросам повседневной хозяйственной деятельности;

- у предпринимателей появляется возможность влиять на деятельность регулятора (путем избрания органов СРО и контроля за их деятельностью, контроля за расходованием членских взносов).

При этом снижаются трансакционные и иные издержки, исключаются взятки чиновникам. В отличие от налогов, уплачиваемых в государственный бюджет, расходование которого их плательщики проконтролировать не могут, членские взносы в СРО имеют адресный характер и их расходование может контролироваться ее членами. Целевой характер членских взносов в СРО делает их похожими на налоги, уплачиваемые не всем населением, а лишь теми, кто пользуется соответствующими услугами СРО;

- дисциплинарное воздействие со стороны СРО к своим членам – нарушителям действующих правил и прав клиентов – позволяет оперативно устанавливать и поддерживать порядок в соответствующей сфере.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.