WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 23 |

Впоследствии был составлен список организаций, зарегистри рованных согласно приказу Министерства науки и технологий РФ как благотворительные, грантополучатели которых были освобож дены от уплаты налогов. В 2000 г. началось обсуждение новой схе мы регистрации как самих фондов и организаций, оказывающих благотворительную помощь российской науке, так и грантополуча телей таких фондов. Предлагалось обязать грантополучателей, которые хотят получить освобождение от налогов, пройти регист рацию в специальной межведомственной комиссии и при этом проводить экспертизу проектов как на начальном этапе их выпол нения, так и после их завершения на предмет наличия двойных технологий, а также соблюдения прав на интеллектуальную собст венность. Такая идея возникла в связи с тем, что, с одной стороны, на государственном уровне не было достоверной информации да же о том, каковы основные направления исследований в рамках международного сотрудничества. С другой стороны, в этот период времени одним из основных приоритетов политики Министерства науки и технологий была названа «кодификация знаний и техноло гий», означавшая систематизацию в виде баз данных описаний имеющихся в научных организациях разработок и результатов НИР. Стремление к упорядочиванию информации о работе зару бежных структур было, по видимому, отражением этой политики.

Однако данный механизм так и не был введен, а перечень зару бежных организаций, оказывающих техническую и гуманитарную помощь и потому имеющих налоговые льготы, стал определяться распоряжением правительства РФ.

В 2001 г. зарубежные благотворительные организации столкну лись с новой для себя проблемой, которая была достаточно опера тивно решена. Министерство по налогам и сборам издало разъяс нение в отношении единого социального налога, который должны выплачивать благотворительные организации. Согласно методи ческим рекомендациям министерства налогообложению подлежа ли выплаты, «осуществляемые благотворительными организация ми в рамках благотворительной деятельности». Руководство зару бежных благотворительных фондов предположило, что это поло жение распространяется «по умолчанию» и на них, и немедленно выразило протест. Суть его сводилась к тому, что если зарубежные благотворительные организации должны платить 35,9% налога с выделяемых ими в форме грантов средств, то им проще прекра тить свою деятельность на территории России, поскольку иначе они столкнутся с нормативно правовыми проблемами в своих странах. Поэтому выплаты в некоторых фондах, таких, например, как Институт «Открытое общество», были временно приостановле ны. Одновременно фонды, Министерство промышленности, науки и технологий РФ, а также отдельные ученые обратились в Мини стерство по налогам и сборам, Госдуму и правительство РФ с просьбой отменить дополнительные взимания с иностранных ор ганизаций, оказывающих благотворительную помощь российской науке и образованию и соответствующим образом аккредитован ных. Их просьба была удовлетворена, однако и сегодня законода тельство допускает возможность неоднозначного толкования по ложений о налогообложении зарубежных фондов.

Еще один экономический аспект связан со спецификой финан сирования проектов зарубежных фондов. Со временем все боль шее число фондов стало выдвигать России требование софинан сирования из средств государственного бюджета как условие реа лизации своих программ. При этом важными были два условия:

выделение государством какого либо объема финансирования должно было продемонстрировать важность программы для рос сийской стороны; соблюдение обязательств по финансированию характеризовало бы российскую сторону как надежного партнера.

Соблюдение этих условий могло бы, в свою очередь, привлечь до полнительные инвестиции в страну.

К сожалению, опыт большинства зарубежных фондов, рабо тающих в России, свидетельствует, что эти два условия, как пра вило, не выполнялись. После распада СССР российское государ ство не было в состоянии софинансировать зарубежные инициати вы, особенно в начальный период реформ, и зарубежные фонды в ту пору не выдвигали такого требования. Однако затем, по мере улучшения экономического положения, зарубежные фонды стали обсуждать возможность минимального софинансирования (на уровне 10–15%) с российской стороны. В ряде случаев обещания были даны и подписаны соответствующие договоренности. Однако за исключением нескольких программ по созданию инфраструкту ры науки такое софинансирование практически никогда не было выделено в обещанном объеме. В качестве примера можно при вести программы совместных исследований CRDF, NWO, а также софинансирование Международной Соросовской программы об разования в области точных наук. Так, распоряжением правитель ства РФ данной Программе должно было быть выделено финанси рование на 1997 г. в размере 10,5 млн долларов. Вместо этого Программа получила 4,25 млн долларов за три года (1997–1999 гг.)29.

Руководство Общества Макса Планка также отмечало сложности ведения переговоров с российской стороной в лице РАН, в резуль Сойфер В. Интеллектуальная элита и филантропия: Десять лет Соросовской об разовательной программы. М.: ДДД Фаундейшн, 2005. С.538.

тате чего нередко планируемые совместные мероприятия так и не были реализованы30.

Эта ситуация разительным образом отличается от государст венной политики в ряде других стран СНГ. Таким образом, несо блюдение государством принятых на себя обязательств по финан сированию, нежелание участвовать в разделении затрат, а тем бо лее выделять паритетное финансирование на реализацию про грамм зарубежных фондов способствовало формированию нега тивного имиджа государства в его отношении к отечественной нау ке. Отказ от финансового участия означал также самоустранение государства от того, что делали зарубежные фонды в России, и по тому – потерю инициативы по возможной корректировке и согла сованию содержания программ в интересах реформирования рос сийского научного комплекса.

Одним из препятствий в расширении программ зарубежных ор ганизаций и фондов по поддержке инновационной деятельности и коммерциализации технологий была и остается правовая неодно значность в вопросах об интеллектуальной собственности (ИС), созданной полностью или частично за счет бюджетных средств.

Новый Патентный закон, принятый 7 февраля 2003 г., был допол нен нормами, регулирующими отношения, связанные с правами собственности на промышленные объекты, созданные с использо ванием государственных средств, в том числе при выполнении ра бот для федеральных государственных нужд и нужд субъектов РФ по государственным контрактам и при выполнении работ по дого ворам. Однако неурегулированными остались случаи финансиро вания НИОКР из средств бюджета посредством субвенций или субсидий. Далее, Патентный закон не устанавливает порядка пе редачи ИС от государства к организациям исполнителям в случа ях, когда такое решение принимается, и таким образом не стиму лирует вовлечение ИС в хозяйственный оборот. Другие норматив но правовые акты в этой сфере противоречат друг другу, а подза конные акты и инструкции, выпускаемые отдельными ведомства ми, еще более усложняют ситуацию. Пока в нормативно правовой Интервью проф. Лорена Грэма (Loren Graham) с Анжеликой Ланге Гао (Angelika Lange Gao), Подразделение международных отношений, Общество Макса Планка, Мюнхен, 23 июня 2004 г.

документации доминирует позиция «закрепления за государст вом» результатов интеллектуальной деятельности, созданных за счет бюджетных средств. Данная позиция является тупиковой, по скольку государство как владелец ИС не имеет адекватных ресур сов и навыков для последующей коммерциализации интеллекту альной собственности.

Нерешенность вопроса о распределении прав на объекты ИС и отсутствие механизмов вовлечения их в хозяйственный оборот, являясь одним из значимых факторов, сдерживающих инвестиции в инновационную сферу, стимулирует также неконтролируемую передачу охраноспособных результатов научно технической дея тельности зарубежным партнерам (в виде разовой продажи ин формации, ноу хау и в других формах).

Зарубежный опыт регулирования прав на ИС, созданную за счет бюджетных средств, свидетельствует о возрастающей роли ниже стоящих звеньев системы – университетов и научных организаций – в осуществлении прав на результаты научно технологической дея тельности. Основная тенденция состоит в том, что для ускорения процессов вовлечения ИС в хозяйственный оборот государство пошло на уступки прав на результаты финансируемой из госбюд жета научно технической деятельности в пользу исполнителей ра бот (университетов, государственных НИИ, частных фирм). Вторая важная тенденция – распространение государственно частного партнерства на доконкурентной стадии. Такие партнерства ис пользуют права на ИС как механизм, стимулирующий фирмы со трудничать с государственными исследовательскими структурами.

Собственность, принадлежащая университетам и НИИ, в отли чие от ИС, принадлежащей отдельным исследователям или госу дарству в целом, обеспечивает большую прозрачность для фирм, которые заинтересованы в коммерциализации результатов НИР.

Это также снижает трансакционные издержки для партнеров и способствует более формализованной и эффективной передаче знаний и технологий31. Опыт стран Запада показывает, что, получив права, руководители университетов и других научно технических Turning Science Into Business: Patenting and Licensing at Public Research organiza tions. OECD, 19 Feb. 2003, DSTI/STP (2003)22. P.5.

организаций смогли добиться существенных успехов в сфере коммерциализации. При этом в случае государственно частной кооперации партнер из частного сектора подключается к работе на возможно более ранней стадии, что ускоряет процесс освоения новой технологии. При таком механизме осуществляется не только быстрая передача технологий, но и создаются устойчивые парт нерства с частным сектором. Особенностью регулирования прав на ИС является соблюдение баланса интересов при распределе нии доходов между сторонами: если одна сторона (государство или исполнитель) получает права на коммерческое использование результатов государственных НИР, то вторая сторона (исполни тель или государство) – право на доход.

Таким образом, главными принципами стимулирования интере са частного сектора к процессу коммерциализации изобретений являются ясность (прозрачность) прав собственности на ИС, соз данную за счет федеральных средств, а также перенос права рас поряжения объектами ИС с государственного на локальный (ин ституциональный) уровень управления. К сожалению, в настоящее время в России не действуют оба принципа.

Далее, во всех развитых в научно техническом отношении стра нах действует четкая многоуровневая система регулирующих пра вил, определяющих механизм реализации прав на ИС. Так, в США существует четыре уровня регламентации:

1) общие положения, содержащиеся в законах, определяющие разделение прав на интеллектуальную собственность;

2) документы, регламентирующие поведение государственных учреждений, финансирующих исследования и разработки из средств государственного бюджета. При этом учитывается специ фика организаций и характер поддерживаемых ими работ, поэто му положения, регулирующие деятельность, например, НАСА, от личаются от положений, регулирующих ННФ;

3) положения, регулирующие взаимоотношения между органи зацией (министерством, университетом) и отдельным ученым;

4) регламенты, объясняющие права, обязанности и возможно сти каждого отдельного ученого в области прав на ИС.

В России нормативно правовые документы, относящиеся к пп. 2, 3, практически отсутствуют, а регламентации, относящиеся к деятельности отдельного ученого (п. 4), имеют существенные про белы.

Поэтому зарубежные организации и фонды, которых все боль ше стали интересовать возможности коммерческого использова ния результатов российских НИОКР в интересах частного бизнеса, в том числе через реализацию специальных инновационных про грамм, а также инициатив по формированию элементов инноваци онной инфраструктуры (например, отделов по передаче техноло гий), столкнулись с данной проблемой. Неопределенность общей законодательной среды препятствует эффективной реализации инновационных проектов. Это, в свою очередь, усложняет созда ние современных «демонстрационных моделей», а тем более их тиражирование на территории России.

Для обеспечения возможности равноправного сотрудничества между Россией и рядом зарубежных стран были заключены согла шения, определяющие поведение участников научно технических работ и правила, регулирующие отношения в области ИС. Следует отметить, что до 1991 г., когда международное научно техническое сотрудничество осуществлялось в основном на базе межправи тельственных соглашений, предусматривающих раздельное фи нансирование, противоречий по вопросу ИС между сторонами не возникало. Как правило, если изобретение в рамках международ ного сотрудничества было сделано в России, то права на его ис пользование в любых странах мира принадлежали России. Если изобретение было сделано в зарубежной стране, аналогичное пра вило применялось по отношению к данной стране.

После распада СССР одним из первых документов по регулиро ванию ИС стало принятое в 1993 г. Соглашение между правитель ством РФ и правительством США о научно техническом сотрудни честве. Это Соглашение носило, по сути, рекомендательный ха рактер: для российской стороны оно служило ориентиром, по скольку ученые и научные институты не имели опыта по заключе нию контрактов и договоров. Для американской стороны это Со глашение оставляло возможность выбора: согласно ст. 3 данного Соглашения организации могли руководствоваться Соглашением, но не были обязаны это делать. Однако стимулом для применения Соглашения являлась возможность получения налоговых, тамо женных и иных льгот32. Развитием данного документа стали Реко мендации по контрактам и соглашениям в области науки и техники, принятые в июле 1996 г. после двух совещаний российско американской группы экспертов по интеллектуальной собственно сти (в рамках Комиссии «Черномырдин–Гор»). Рекомендации по контрактам уточнили положения Соглашения 1993 г. и были рас пространены помимо государственных организаций на частный сектор. Текст Рекомендаций был дополнен положениями о пред шествующей собственности, о приоритетах подачи патентных зая вок, об экспортном контроле, о текстах контрактов (с этого момен та тексты контрактов обязательно должны были составляться не только на английском, но и на русском языке). На практике Согла шения 1993 г. и 1996 г. стали основой работы в России ряда зару бежных организаций и фондов.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.