WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |

p 1 - p A = {y1; y2}, A0 = {z1; z2}, P =, < p 1. Содержа1 - p p тельно, результат деятельности агента в большинстве случаев (так как p > ) «совпадает» с соответствующим действием.

Обозначим затраты агента по выбору первого и второго действия c1 и c2 соответственно, c2 c1; ожидаемый доход центра (стимулирование) от выбора первого и второго действия – H1 и H2 ( и ) соответственно; целевую функцию центра, представляющую собой разность между доходом и стимулированием –, целевую функцию агента, представляющую собой разность между стимулированием и затратами – f.

Задача центра заключается в назначении системы стимулирования, которая максимизировала бы ожидаемое значение его целевой функции3 E при условии, что выбираемое агентом действие максимизирует ожидаемое значение Ef его собственной целевой функции.

Допустим, что агент нейтрален к риску (то есть его функция полезности, отражающая отношение к риску, линейна), и рассмотрим какую систему стимулирования центр должен использовать, чтобы побудить агента выбрать действие y1. В предположении равенства нулю резервной полезности задача поиска минимальной системы стимулирования, реализующей действие y1, имеет вид На деятельность предприятий и, следовательно, на величину заработной платы, оказывают влияние как внешние макропараметры (сезонные колебания, периоды экономического спада и подъема, мировые цены и т.д.), так и такие параметры как состояние здоровья работника и др.

Быть может, именно важностью этого вывода обусловлено то, что в работах по теории контрактов рассматриваются практически только модели с внешней вероятностной неопределенностью (в детерминированном случае, или в случае неопределенности при нейтральном к риску агенте, эффекты страхования, естественно, пропадают и фактическая заработная плата равна эффективной).

Символ «E» обозначает оператор математического ожидания.

(первое ограничение является ограничением согласованности стимулирования, второе – ограничением индивидуальной рациональности агента):

(15) p + (1 – p) min1 0, 1 (16) p + (1 – p) – c1 p + (1 – p) – c1 2 2 (17) p + (1 – p) – c1 0.

1 Задача (15)-(17) является задачей линейного программирования.

Множество значений стимулирования, удовлетворяющих условиям (16) и (17), заштриховано на рисунке 6, его подмножество, на котором достигается минимум выражения (15), выделено жирной линией (линия уровня функции (15), отмеченная на рисунке пунктирной линией, имеет тот же наклон, что и отрезок1 А1B1). Для определенности в качестве решения выберем из отрезка B1C1 точку С1, характеризуемую следующими значениями:

(18) = [p c1 – (1 – p) c2] / (2p – 1), (19) = [p c2 – (1 – p) c1] / (2p – 1).

Aс1 /(1-p) C(c2 - с1)/(2p-1) Bс1 /p Рис. 6. Реализация центром действия yпри нейтральном к риску агенте Отметим, что наличие множества решений при нейтральных к риску центре и агенте является характерной чертой задач теории контрактов. В то же время, введение строго вогнутой функции полезности агента (отражающей его несклонность к риску) приводит к единственности решения.

Легко проверить, что ожидаемые затраты центра на стимулирование E (y1) по реализации действия y1 равны c1, то есть (20) E (y1) = с1.

Предположим теперь, что центр хочет реализовать действие y2. Решая задачу, аналогичную (15)-(17), получаем (см. точку С2 на рисунке 7):

(21) = [p c1 – (1 – p) c2] / (2p – 1), (22) = [p c2 – (1 – p) c1] / (2p – 1), (23) E (y2) = с2.

На втором шаге центр выбирает, какое из допустимых действий ему выгоднее реализовать, то есть какое действие максимизирует разность между доходом и ожидаемыми затратами центра на стимулирование по его реализации. Таким образом, ожидаемое значение целевой функции центра при заключении оптимального * контракта равно = max {H1 – c1, H2 – c2}.

Aс2 /p C(c2 - с1)/(2p-1) Bс2 /(1-p) Рис. 7. Реализация центром действия yпри нейтральном к риску агенте Исследуем теперь эффекты страхования в рассматриваемой модели. Пусть агент не склонен к риску, то есть оценивает неопределенные величины в соответствии со строго возрастающей строго вогнутой функцией полезности u( ). Так как от случайной величины – результата деятельности агента – зависит его вознаграждение (значение функции стимулирования), то предположим, что целевая функция агента имеет вид:

(24) f( ( ), z, y) = u( (z)) – c(y).

Обозначим1 v1 = u( ), v2 = u( ), u-1( ) – функция, обратная к 1 функции полезности агента, и предположим, что функция полезности неотрицательна и в нуле равна нулю. Пусть центр заинтересован в побуждении агента к выбору действия y1. Задача стимулирования в рассматриваемой модели примет вид (первое ограничение является ограничением согласованности стимулирования, второе – ограничением индивидуальной рациональности агента):

(25) p u-1(v1) + (1 – p) u-1(v2) minv1 0, v(26) p v1 + (1 – p) v2 – c1 p v2 + (1 – p) v1 – c(27) p v1 + (1 – p) v2 – c1 0.

Заметим, что линейные неравенства (26)-(27) совпадают с неравенствами (16)-(17) с точностью до переобозначения переменных. На рисунке 8 заштрихована область допустимых значений переменных v1 и v2. Линия уровня функции (25) (которая является выпуклой в силу вогнутости функции полезности агента) обозначена пунктиром.

В случае строго вогнутой функции полезности агента (при этом, очевидно, целевая функция (25) строго выпукла) внутреннее решение задачи условной оптимизации (25)-(27) единственно и имеет следующий вид (в качестве примера возьмем функцию полезности u(t) = ln(1 + t), где и – положительные константы):

(28) v1 = c1 + (c1 – c2) (1 – p) / (2p – 1), (29) v2 = c1 + (c2 – c1) p / (2p – 1).

Легко проверить, что в рассматриваемом случае при использовании системы стимулирования (28)-(29) ожидаемая полезность агента от выплат со стороны центра равна затратам агента по выбору первого действия, то есть (30) Ev = c1.

Подобная замена переменных, позволяющая линеаризовать систему ограничений, используется в двушаговом методе решения задачи теории контрактов.

vAс1 /(1-p) C(c2 - с1)/(2p-1) vBс1 /p Рис. 8. Реализация центром действия yАналогично можно показать, что, если центр побуждает агента выбирать второе действие, то ожидаемая полезность агента от выплат со стороны центра в точности равна затратам агента по выбору второго действия.

Из (28)-(29) видно, что в случае несклонного к риску агента, побуждая его выбрать первое действие, центр «недоплачивает» в случае реализации первого результата деятельности (v1 c1) и «переплачивает» в случае реализации второго результата деятельности (v2 c2), причем при предельном переходе к детерминированному случаю1 (чему соответствует p 1) имеет место: v1 c1, v2 c2.

Отметим, что все модели с неопределенностью должны удовлетворять принципу соответствия: при «стремлении» неопределенности к «нулю» (то есть при предельном переходе к соответствующей детерминированной системе) все результаты и оценки должны стремиться к соответствующим результатам и оценкам, полученным для детерминированного случая. Например, выражения (28)-(29) при p = 1 переходят в решения, оптимальные в детерминированном случае.

v ua() un( ) B vD E F cv1 A C E E 1 a n Рис. 9. Эффект страхования при реализация центром действия yГрафически эффект страхования в рассматриваемой модели для случая реализации первого действия отражен на рисунке 9, на котором изображены линейная (определенная с точностью до аддитивной константы) функция полезности агента un() и его строго вогнутая функция полезности ua(). Так как отрезок AB лежит выше и/или левее отрезка CD, а ожидаемая полезность агента в обоих случаях равна c1, то при несклонности агента к риску ожидаемые выплаты E меньше, чем ожидаемые выплаты a E, соответствующие нейтральному к риску агенту (см. точки E и n F на рисунке 9). • Завершив рассмотрение примера, иллюстрирующего эффекты страхования в моделях теории контрактов, перейдем к описанию задачи синтеза оптимального трудового контракта в терминах теории контрактов.

Пусть целевая функция несклонного к риску агента f( ( ), y, z) представляет собой разность между полезностью u( (z)) от стимулирования (z), получаемого от центра и зависящего от результата деятельности агента, и детерминированными затратами c(y), то есть (31) f( ( ), y, z) = u( (z)) – c(y).

Целевая функция нейтрального к риску центра ( ( ), y, z) представляет собой разность между детерминированным доходом H(y) и стимулированием:

(32) ( ( ), y, z) = H(y) – (z).

Задача синтеза оптимального контракта, описываемого корте* * жем ( ( ), y*), заключается в поиске такой зависимости ( ) вознаграждения агента от результатов его деятельности, которая максимизировала бы ожидаемое значение целевой функции центра при условии, что агент в рамках заключенного страхового контракта выбирает действие y*, максимизирующее ожидаемое значение его собственной целевой функции, то есть:

(33) E ( ( ), z, y*) max, () (34) y* = arg max Ef( ( ), z, y).

yA Для решения задачи (33)-(34) в случае конечных множеств допустимых действий агента и допустимых результатов его деятельности возможно использовать двушаговый метод1, заключающееся в следующем. На первом шаге для фиксированного действия агента ищется минимальная (в смысле ожидаемых затрат центра на стимулирование) система стимулирования, реализующая это действие. На втором шаге ищется оптимальное реализуемое действие агента.

Недостатком данного метода является, во-первых, возможность его использования только для дискретных задач, во-вторых, высокая вычислительная сложность (если возможны k действий агента, то необходимо решать k задач выпуклого программирования), в-третьих, отсутствие возможности анализа зависимости оптимального контракта от параметров модели.

Завершив рассмотрение основных подходов к задаче стимулирования, используемых в теории управления, перейдем к обсуждению этой задачи с точки зрения экономики труда.

Если и центр, и агент нейтральны к риску, то решение задачи (33)-(34) неоднозначно, что качественно объясняется бессмысленностью перераспределения риска между субъектами, одинаково к нему относящимися.

4. ПРОБЛЕМА СТИМУЛИРОВАНИЯ В ЭКОНОМИКЕ ТРУДА Экономика труда – раздел экономической теории, изучающий функционирование рынка в сфере труда, то есть поведение работодателей и работников в ответ на действие общих факторов:

заработной платы, цен, условий труда и т.д. В контексте исследования задач стимулирования нас будет интересовать индивидуальное поведение на рынке труда (точнее, те его составляющие, которые определяются действующими на этом рынке механизмами и системами стимулирования), то есть принципы принятия решений агентом, являющимся субъектом рынка труда. Поэтому в настоящем разделе описывается модель взаимодействия агента и центра (соответственно, работника и предприятия), то есть в основном рассматривается эффективная, а не рыночная заработная плата.

Прерогативой агента – стороны, предлагающей рабочую силу на рынке труда, является, в частности, определение (совместно с работодателем) продолжительности рабочего времени, понимаемой в широком смысле – и как продолжительность рабочего дня, и как возможную работу в течение неполного рабочего дня и т.д. Для простоты будем считать, что единственной альтернативой рабочему времени является время, затрачиваемое на досуг, поэтому предложение труда эквивалентно спросу на досуг [17].

Опять же для упрощения изложения, пока не будет оговорено особо, будем считать, что совокупный доход пропорционален количеству отработанных часов, то есть, предположим, что на рынке труда используются только пропорциональные (повременные) системы стимулирования, в которых ставка оплаты постоянна и не зависит от суммарного количества отработанных часов.

Проанализируем поведение агента на рынке труда, то есть, исследуем его предпочтения в дилемме «труд – досуг», в рамках которой характеристикой предложения труда является желаемая продолжительность рабочего времени. Анализ будем проводить, последовательно усложняя описание модели поведения – от качественного вербального обсуждения к графическому анализу и, наконец, к формальной математической модели1.

В экономике труда считается, что индивидуальное поведение на рынке рабочей силы определяется двумя эффектами – дохода и замещения [17]. Опишем модель принятия агентом решения относительно продолжительности рабочего времени.

Пусть полезность агента u(q, t) зависит от его дохода q и продолжительности ежедневного свободного времени (времени досуга) t [0; T], где свободное и рабочее время [0; T] связаны условием2 t + = T. В некоторых работах зарубежных авторов полезность определяется на множестве пар «время досуга агента количество товаров и услуг, которые он может приобрести». Понятно, что если цены на товары и услуги фиксированы, то такое представление эквивалентно введенному выше.

Предположим, что функция полезности u(q, t) непрерывно дифференцируема, частично строго монотонна и имеет убывающие и выпуклые кривые безразличия.

Если у агента отсутствуют нетрудовые доходы (non-wage income), то его доход равен заработной плате и однозначно определяется продолжительностью рабочего времени, то есть q(t) = ( ).

Функция полезности u( ) ставит в соответствие каждой альтернативе – паре (q, t) – действительное число, интерпретируемое как полезность этой альтернативы. Считается, что чем выше полезность альтернативы, тем «лучше» она с точки зрения данного агента.

Предположим, что u( ) – монотонная непрерывная функция своих переменных, то есть как увеличение дохода при фиксиро Все выводы, получаемые в рамках качественного анализа, остаются в силе и при графическом анализе. То же самое соотношение справедливо для графического и формального анализа. При этом чем более «формализованное» описание используется исследователем, тем более детальные и конструктивные (в рамках модели) выводы он может сделать.

Обычно в экономике труда считается, что продолжительность рабочего дня не может превышать T = 16 часов (как минимум 8 часов в сутки человек должен тратить на сон, прием пищи и т.д.), то есть рабочее время [0; T]. Если t – свободное время (время, которое тратится на досуг), то выполнено: + t = T.

ванном времени досуга, так и увеличение времени досуга при фиксированном доходе, приводят к увеличению полезности1.

Некоторому фиксированному значению полезности может соответствовать целое множество альтернатив, имеющих эту полезность: {(q, t) | u(q, t) = }. Если изобразить это множество в координатах (t, q), то получим кривую безразличия (изокванту), которую также обозначим. Кривые безразличия функции полезности агента в рассматриваемой модели обладают следующими свойствами:

1. Если и – две кривые безразличия, и >, то кривая 1 2 2 расположена выше и правее кривой (см. рисунок 10)2.

q > 2 T A t t* T Рис. 10. Кривые безразличия и бюджетное ограничение 2. Кривые безразличия не имеют общих точек.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.