WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

Полагая, причем справедливо, что, участвуя в фальсификационной кампании, он приобщается к священному таинству власти, кандидат совершает «онтологическую ошибку»: пытается «перетащить» власть в сферу состязательности и конкуренции. Помятуя о советских временах, он считает необходимым пройти все этапы негласного «праймериза», утвердив себя в инстанциях власти и получив заочно «мандат» как искусный переговорщик. Наконец, пренебрегая командными принципами сегодняшней политики, кандидат следует древнему как мир архетипу, что в храм Власти входят поодиночке. Поэтому очень часто команда и ближайшее окружение не знают об участии кандидата в фальсификационной кампании. Хотя на нашей памяти наиболее честные кандидаты признавались в том, что считают распространение информации о готовящейся фальсификации вредным. Знание о фальсификационной кампании расслабляет коллектив: если «вброс» направлен «против» команды кандидата, то появляется дух обреченности, если «за» - дух беззаботности.

В связи с «гарантиями на вброс» существует еще один интересный феномен. Раз есть фальсификации и масштабы их ширятся, то можно выдвинуть предположение о существовании избирательных кампаний, работающих не столько на получение голосов, сколько на фальсификацию или ее оправдание. Система круговой поруки хоть и стала давать сбой на общероссийских выборах, привлекающих внимание всей страны, но на региональных и местных выборах до сих пор непривычным выглядит массированная агитация кандидата. Есть эффект «ненастоящности» такой кампании и бутафорности этих выборов вообще. Эффектные ходы конкурентов могут стать булавочными уколами для шкур штабов, работающих на «вброс». Кажется, что осуществляется «мойка «вброса», когда люди объясняют победу кандидата топорной рекламой и дорогими акциями, хотя в глубине души сожалеют о том, что основная масса населения купилась на дешевые ходы. И таких сожалеющих - большинство.

Логически справедливо и обратное. То есть когда не кулуарный праймериз, а массированная и богатая агитация кандидата может указывать, что получены гарантии под «вброс». С точки зрения обывателя кандидат, встречающийся с местной элитой в режиме non-stop, может добиваться как гарантий «честных выборов», так и гарантий фальсификации «под себя». На этом фоне богатая и тупая кампания другого кандидата свидетельствует только о том, что он уже однозначно получил гарантии направленного в свою пользу «вброса». В этой связи людей раздражает богатая кампания не только в связи с выброшенными деньгами: транжиря средства, кандидат за свои деньги убеждает людей в своем исключительном злодействе и предрасположенности к фальсификациям. Транжиря «черный» избирательный фонд, кандидат лишает избирателей веры в честность выборов. Может, поэтому многие богатые кандидаты начинают избирательную кампанию с одобрения власти, а заканчивают беспощадной критикой То есть можно предположить, что избиратели верят в честность выборов только тогда, когда спровоцируют противостояние богатого кандидата с местной властью (при этом голосовать будут чаще всего за другого кандидата). Реалии политической борьбы и публичных дискуссий сыпятся, словно песок, обнажая незыблемость человеческих страстей над процессом голосования.

Таинственность кандидатов в вопросе фальсификаций связана с глубинными психологическими основами власти. Придание гласности священной тайны власти не приветствуется - на уровне подкорки кандидат знает этот принцип. Молчанием он как бы оставляет себе возможность на «вход» во власть - как бы жестоко власть с ним ни поступила. Также есть эффект «психологического круга власти» в механизмах самосознания и самооценки: кандидат не может оценить в терминах «подготовка» и «достижение результата» собственное участие в фальсификационной кампании, так как последняя сама по себе исключает личностную состязательность. Идеологическая основа «вброса» «растворяет» личностные ориентиры. Кандидат на время побыл властью, поэтому чаще всего не может предъявить к ней и к себе какой-то счет. Говоря более общо, соучастие в мега-машинах власти делает его похожим на представителя власти, лишает кандидата самости, цельности как таковой - именно поэтому собрать собственный опыт работы во власти и направить его на нечто другое не может практически ни один из памятных нам старожилов чиновничьей машины Российского государства. Политтехнологи знают эффект «разобранного кандидата» после его долгого общения с представителями власти. В связи с этим кандидаты не только не хотят, порой они не могут рассказать, вербализовать собственное участие в фальсификациях.

Поэтому когда самые отчаянные из них вдруг хотят добиться справедливости, способствовать прекращению практики фальсификаций, они становятся какими-то неубедительными. После таких «войн», кончавшихся провалом «правдолюбцев», лезут в голову всякие грустные мысли о тотальности и вездесущности власти в ее антиницшеанском (скорее, кафкианском) проявлении.

Терапия избиркомов «Выжившими» на грани столкновения идеологий - властвования и предвыборного состязания - являются члены избирательных комиссий. Именно они могут свободно ориентироваться в языках той и другой стороны, ставить цели и достигать результатов. Конечно, избиркомы не заинтересованы в предотвращении и разоблачении фальсификаций - тень падет на всю избиркомовскую вертикаль, и они могут лишиться работы. Но не это главное. Конечно, члены избирательных комиссий по своим убеждениям больше демократы, чем даже многие кандидаты, - работая на выборах, волей-неволей пропитаешься духом состязания. Но не только это обрекает избиркомы на бездействие и даже соучастие в фальсификациях. Власть породила множество критиков внутри себя, среди избиркомовцев практически нет кающихся или «правдолюбцев». Помимо всем известных методов аппаратной борьбы, когда нижестоящие комиссии могут подставлять вышестоящие, члены избиркома подставлять своего председателя, неожиданно проявлять собственные идеологические убеждения во время выборов - вся та аппаратная классика, суть которой - в закрытости, существует еще одна причина самоустранения избиркомов в деле борьбы с фальсификациями.

Приемы и методы фальсификаций на выборах являются «ответом Чемберлена» всем участникам предвыборной гонки со стороны избирательных комиссий. Действительно, несмотря на низкие зарплаты и законы, нацеленные на обновление составов избиркомов, система избирательных комиссий нередко удивляет постоянством своих членов. Сидит в комиссии от выборов к выборам какой-нибудь мудрый дедушка или энергичная и умная женщина. Общественники - они горячо болеют за судьбу родного города, региона, страны. Не дай Бог попадет государство в руки проходимцев и негодяев. Будь они не связаны служебными обязанностями, они подсказали бы нормальным кандидатам, как надо побеждать на выборах (и научили бы уму-разуму безмозглых политтехнологов, обманывающих избирателей и обирающих кандидатов). Но работа в комиссии заставляет их быть объективными. Но вот последний день разрешенной агитации прошел, и полными хозяевами выборов становятся избиркомы. Они и показывают, кто в доме хозяин, - ради такого счастливого мига работники комиссий порой готовы быть воплощением учтивости и объективности на любых выборах, какими бы тяжелыми и длительными последние ни были.

Избирательные комиссии - по составу и полномочиям - один из интереснейших институтов современной России. В избиркомах сохранился и продолжает жить социологически особый класс людей, глядя на которых понимаешь: что выборы, что власть - все они являются достаточно чуждыми, искусственными образцами политической самоорганизации наших граждан.

Существующая вертикаль избиркомов практически не может быть улучшена - и это благодаря тому, что ее члены проходят от выборов к выборам самый эффективный способ терапии: полностью и практически бескорыстно самореализовываться в реальных драмах и событиях нашего общества. «Машины желания» власти и предвыборной борьбы, «растворяя» и разрывая любого другого участника фальсификаций, предоставляют возможность осуществить «сборку» своей личности, реализовываться и испытывать катарсис только одному субъекту - избирательным комиссиям.

Эффект допинг-контроля Фальсификации непредотвратимы не только в связи с описанными выше причинами. Пожалуй, уместна аналогия с олимпиадами и спортивными соревнованиями: спортсмен может лишиться победы после теста на допинг-контроль. Все оказывается напрасным: мастерство, тренировки, режим и психологическая подготовка натыкаются на неумолимость медицинского диагноза. Вся команда, включая политтехнологов и кандидата, «наращивает мускулы» во время выборов - и тут вдруг подает знак Запредельное, обратная сторона предвыборной борьбы. Это похоже на вердикт невидимого Судьи, снявшего спортсмена с соревнований и отменившего его победу.

Глава третья.

Кто фальсифицирует (характерные признаки) -Дайте мне, бюллетень, пожалуйста.

- А какой вам, бабушка - За Иванова хочу проголосовать.

- Есть только бюллетень за Петрова.

За Иванова все бюллетени кончились.

Из разговора на избирательном участке в день выборов Избиркомы Мало кто вспоминает о том, что на выборах, особенно глав местного самоуправления и субъектов федерации, избиркомы являются, по сути, единственной властной вертикалью в городе или регионе. Они могут распоряжаться всеми ресурсами федеральной и местной власти. Задумайтесь над этим.

Избирательные комиссии составляют гвардию фальсификаций. Идеологические принципы их работы мы отметили выше. Добавим к этому настоящую японскую учтивость, дисциплину (основной костяк комиссий не пьет спиртного даже в день выборов), выдержку и умение ладить со всеми: кандидатами, их представителями, журналистами, новенькими членами комиссий (с правом решающего и совещательного голосов от партий и кандидатов). Идеальные служащие - таких бы ЖЭКами посадить руководить. Порядка было бы не больше, но тишины и спокойствия прибавилось.

Комиссии всегда имеют возможность «вброса», но не всегда к ней прибегают. Зачастую бывает так, что работа членов комиссии - особенно председателей и секретарей - не выходит за пределы прямого исполнения должностных обязанностей. Но тогда и вознаграждение за их работу редко превышает установленные нормы - при такой жизни честный самурай давно бы сделал себе харакири.

К началу досрочного голосования власть, представитель бизнеса или оппозиция должны определиться с организацией фальсификаций.

Если этого не происходит, тогда комиссии начинают работать «в розницу». Интересно то, что вышестоящие комиссии, зная о возможностях «розничной продажи» участковых избиркомов, не поощряют, но и не препятствуют ей. Возможности фальсификаций «заряженных комиссий» на участках мы рассмотрим ниже. Сейчас же остановимся на «оптовой» покупке услуг комиссии, характеризуя согласованную деятельность всей вертикали.

Несмотря на то, что комиссии наиболее подготовлены как к организации честных выборов, так и к организации фальсификаций, реализовать «право на вброс» им приходится довольно редко. Можно сказать, что оно им дается только тогда, когда в списке кандидатов появилась бесспорно значимая кандидатура - типа бывшего премьер-министра или действующего члена правительства РФ. Тогда местные власти, боясь конфликтов, равно как и подчинения свите VIP-персоны, состоящей из политтехнологов и чиновников, вкупе с силовиками, охраной, представителями генерального инвестора и т.д., выставляют избиркомы в качестве щита. При этом даже выборы действующего главы исполнительной власти (президента республики, губернатора, мэра крупного города) не прибегают к услугам комиссий «под ключ». Из общефедеральных кампаний, как нам кажется, с достаточной «чистотой» план комиссий реализовался во время референдума года («ДА», «ДА», «НЕТ», «ДА») - если вспомнить, сколько было критики со стороны политиков-демократов: мол, и вопросы сформулированы длинными, и «правильные» ответы трудно запомнить. Сторонники и противники Ельцина говорили о том, чтобы ответы были одного логического порядка: ответив в первый раз «ДА», участник референдума должен был и дальше отвечать только «ДА». И наоборот, при ответе «НЕТ» смысл сформулированных вопросов привел бы к однообразному «НЕТ» для всех остальных позиций. Надо отметить, что Центризбирком отстоял собственную концепцию формулировок, сам выступил основным организатором референдума (тогдашние представители Президента в регионах практически не вмешивались). Хотя в дальнейшем ЦИК никогда не рисковал подобным образом, пример референдума вспомнить полезно как реализованную возможность комиссий в чистом виде, чтобы было с чем соотносить степень их реальной вовлеченности в процесс.

Фальсификации, организованные вертикалью комиссий, всегда делятся на две части:

• прикрытие (маскировка);

• реализация (осуществление фальсификаций).

ПРИКРЫТИЕ Эта часть работы избиркомов не менее важна, чем сама фальсификация. Прикрытие также бывает двух видов:

• Праздник просвещения;

• Сонное царство.

Первый сценарий применяется, когда определен кандидат-фаворит, при этом задача «не пустить врага» чаще всего не ставится. Второй сценарий, напротив, предполагает как минимум не пустить во власть неугодного кандидата.

Во время Праздника просвещения в комиссиях царит дух гласности и открытости. Ощущение, что перестройка вернулась. Выборы начинаются с семинаров по повышению правовой культуры избирателей, с участием прессы. На внутренние заседания комиссии, посвященные правилам вежливости сотрудников, репортеров допускают тоже. Журналистам потихоньку говорят об аккредитации - СМИ напрягаются - но тут же аккредитируют всех желающих. Редакции в восторге. В открытой печати объявлен конкурс на лучшие материалы о выборах, о работе комиссий, об отдельных сотрудниках. Заявлен тендер среди рекламных агентств на лучшее изготовление рекламно-агитационной продукции избиркомов. И, о чудо, тендер выигрывает малоизвестная рекламная компания, в руководстве которых нет родственников чиновников. Апофеозом может стать репорПраздник просвещения таж с места события - изготовления и печатания бюллетеней в солидной типографии по низкой цене (комиссия не транжирит бюджетные деньги), а председатель избиркома рассказывает прессе о степенях защиты избирательного бюллетеня. Наконец, высокопоставленные ревизоры из Центризбиркома проверяют работу местной комиссии и убеждают всех, что документы строгой отчетности (бюллетени) упакованы в пачках, приняты по акту и хранятся в количестве, предусмотренном законами и инструкциями. Интервью представителя ЦИКа можно увидеть на всех местных телеканалах.

Сомнений быть не может - начался великий Праздник просвещения.

Кандидаты, их команды, простые избиратели могут воочию убедиться в том, какая все-таки тяжелая работа у членов комиссии. Держать в голове столько информации, отвечать за столь важное дело - не каждому дано.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.