WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 25 |

Именно бессознательное и является общим методологическим фокусом названных концепций, их скрепой, именуется ли оно установкой в теории сторонников отечественной школы (ее родина – советская Грузия) Д. Узнадзе, идентичностью в теории американского психоисторика Э. Эриксона, габитусом в социологической концепции француза П. Бурдье или социальным характером в психоаналитической теории американца Э. Фромма. Принципиально важно, что бессознательное в них интерпретируется и анализируется как упорядоченная всем стилем жизни общества социальнопсихологическая матрица установок в поведении людей, формирующаяся контекстом исторического опыта поколений, социальных групп и отдельных личностей. Бессознательное в рамках данных концепций предстает как система, включающая не только глубинные или природные структуры человеческой психики, но и накопленный культурный багаж стереотипов, сформировавшихся при непосредственном участии сознания, однако в силу целого ряда причин существующих и действующих в границах данной системы в режиме неосознаваемости.

Именно фокусирование предлагаемой исследовательской стратегии на таким образом понимаемой природе бессознательного позволяет объединить познавательные ресурсы названных концепций в поисках точек взаимопроникновения материальных и ментальных структур исторического бытия человека. Нелишне напомнить, как формулировал эту задачу еще в начале 60-х гг. А.Я. Гуревич: “Между объективной материальной причиной и ее действием, выразившимся в поступках людей, существует не механическая и не непосредственная связь. Весь комплекс обстоятельств, подводимых историком под понятие причин данного события, не воздействует на людей просто как внешний толчок, а посему исследователю надлежит выяснить, как в каждом конкретном случае изученная им общественная жизнь отражалась в головах людей, откладывалась в их понятиях, представлениях и чувствах, как, подвергшись соответствующим субъективным преобразованиям, эти факторы предопределяли поступки людей, побуждали отдельных индивидов, а равно социальные группы и массы совершать те или иные действия”66.

В выявлении пластики названных трансформаций каждая из предлагаемых концепций имеет вполне определенные возможности. Но ресурс каждой из них ограничен. Их синтез может быть осуществлен с помощью того принципа, которым пользовался Дж. Леви, один из крупных авторитетов в изучении экономической истории. Он первым попытался приложить к объекту исследования сразу несколько теорий, в отличие от обычной практики социальных наук, когда одна теория прикладывается ко многим объектам. Этот принцип позволяет не только верифицировать полученные результаты, полученные с помощью одной из теорий, но и увидеть те лакуны, те проблемные ракурсы анализируемого объекта, которые недоступны для исследовательского взгляда ученого, работающего с помощью какой–либо единственной научной стратегии67.

Встает вопрос – с чего начать Истоки исторической динамики любых явлений невозможно понять, минуя тот пласт, который на профессиональном языке именуется “историей повседневности”. Каждый человек в непрерывном потоке своего исторического бытия каждодневно сталкивается со своей “еще не разрешенной задачей”. На языке теории установки, механизм потребности, “осуждающий” его на непрерывную постановку все новых и новых задач, в каждой конкретной ситуации служит своеобразным спусковым крючком для приведения в “боевую готовность” так называемой первичной, не фиксированной и не реализованной “здесь” и “сейчас” унитарной установки личности. Она представляет собой неосознаваемую готовность к осуществлению той или иной предстоящей актуальной Гуревич А.Я. Некоторые аспекты изучения социальной истории // Вопросы истории. 1964. № 10. С. 55.

См. об этом: Полетаев А.В., Савельева И.М. Микроистория и опыт социальных наук // Социальная история: Ежегодник. М., 1998/99. С. 110.

деятельности. Она предпосылочна, в том смысле, что детерминирована прошлым опытом личности.

Можно предположить, что схожесть микроисторических ситуаций и задач способствует фиксации установок, отвечающих за такой важный регулятивный механизм жизнедеятельности личности, как автоматизмы сознания и поведения. Как говаривал Лейбниц, мы все на три четверти автоматы. В процессе осуществляемой “здесь” и “сейчас” деятельности эти фиксированные установки носят неосознаваемый характер, хотя их структура содержит в себе реализовавшиеся ранее установки, рационализированные в соответствии с возможностями понятийного аппарата общества. Под влиянием определенной неудовлетворенной потребности человек неосознанно “извлекает из себя” свои старые знания, весь свой прошлый опыт, куда входят и реализовавшиеся ранее установки, выступающие как “шаблоны” деятельности68. Эти шаблоны или автоматизмы, еще раз подчеркнем, рационализируются на языке сформировавшихся данной культурной средой понятий (если задуматься, то последние представляет собой не что иное, как багаж фиксированных установок, представляющих ценностные ориентации людей). Неудивительно, что логика и язык этих ценностных ориентаций будут существенно отличаться в разных временных и историко-географических средах (напомним, что эту проблему отличий коллективных представлений, правда в более узком ключе, имея в виду лишь различия психологических механизмов, формирующих мыслительные процессы современного человека и человека “архаического”, одним из первых поднял еще Л. Леви-Брюль).

Сама по себе теория установки, конечно бессильна в реконструкции этой матрицы человеческого сознания. Ее эвристический потенциал может быть использован, если применяющий ее исследователь будет опираться на материал, который может дать история. Именно она с помощью разного рода дисциплин может определить ту систему бытийственных координат, в которых происходит формирование потребности в Шерозия А.Е. Психоанализ и теория неосознаваемой психологической установки: итоги и перспективы // Бессознательное.... С. 53.

решении той или иной конкретной задачи. Именно она с помощью соответствующих методик с относительно большой степенью точности может определить, насколько устойчивым был тот или иной комплекс фиксированных установок, определявших латентную картину мира человека данной культуры.

Одной из таких фиксированных установок сознания европейца классической эпохи средневекового Запада была идея чистилища, родившаяся в ХII в. как образ большой регулятивной и компенсаторной силы в ответ на определенную потребность.

Ж. Ле Гофф в своем блестящем историческом исследовании возникновения этого образа показал, что именно изменившийся алгоритм жизни латинского Запада эпохи городов, с развитием торговли и индивидуализма, породил острую потребность в моральном санкционировании этих явлений, которые не находили оправдания в рамках традиционной католической ортодоксии69. Опять же именно история может помочь понять, почему в восточной православной традиции этот образ не сформировался – отсутствие комплекса аналогичных исторических условий будет тому ответом.

Здесь же уместно поднять вопрос о том, насколько корректной может быть работа историка по выявлению фиксированных установок. С одной стороны, гарантом корректности может быть работа с источниками, основанная на центонном принципе. Сошлюсь на ход рассуждений И.Н.

Данилевского, который убедительно доказывает, что текстологический анализ скрытых смысловых уровней, основанный на теории центона, верифицируем, что его принципиально отличает от постмодернистских “интерпретаций интерпретаций”70.

С другой стороны, эта верификация обретает дополнительную силу опять-таки благодаря некоей исторической процедуре, подразумевающей выявление смысловых и сравнительноисторических параллелей между выявленными фиксированными Le Goff J. La Naissance du Purgatoire. P., 1981. Р. 515.

См. об этом: Данилевский И.Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII – XIV вв.). М., 2000. С. 12–13.

установками и системой координат, в которых они родились.

Скажем, анализ доисламской традиции позволяет зафиксировать, что понятие судьбы (сабр) включало в себя идеал мужественного, исполненного гордости терпения бедуина перед лицом превратностей судьбы71. А древнегерманские тексты зафиксируют нечто отличное – повторяющийся мотив некоего “избыточного мужества”, “выращивание” своей судьбы варваром, подразумевавшее максимальную героическую вовлеченность индивида в предначертанный судьбой (вплоть до разрыва отношений с богами) путь72. Выносливость и безразличие к бедам, заложенные в идее сабра, отчасти акцентировали значимость нотки вызова судьбе, превратностям мира. Но как отлично это понимание противостояния древнегерманскому пафосу героического напряжения всех сил. Понять различное психологическое интонирование одной и той же регулятивной для двух разных варварских обществ ценностной установки опятьтаки невозможно, не прибегая к помощи истории. Именно она поможет понять, каким образом в условиях большей, чем на Востоке, рыхлости западноевропейских социальных структур, в частности общины, при низкой демографической плотности населения, обилии незаселенных земельных пространств в эпоху Великого переселения народов и других факторов у германца выработалась устойчивая готовность к активной мобилизации всех своих психоэмоциональных и физических ресурсов, что и зафиксировало германское понятие судьбы.

Еще более тонкие срезы в анализе системы фиксированных установок может дать привлечение теории габитуса П. Бурдье.

Габитус формируется в системе взаимосвязанных и взаимозависимых полей, в которых протекает жизнь людей (поле экономики, поле политики и т.д.). П. Бурдье, как и сторонники теории установки, рассматривает его как некую ментальную матрицу, обеспечивающую целостность личности.

Вместе с тем требование выделения структур взаимозависимых полей как фактора, формообразующего системную Пиотровский М.Б. Ислам и судьба // Понятие судьбы в контексте различных культур. М., 1994. С. 92–97.

Гуревич А.Я. Диалектика судьбы у германцев и древних скандинавов // Там же. С. 148–155.

организацию габитуса, является существенным методологическим коррективом к концепту установки в междисциплинарном анализе.

Пояснить это можно на примере генезиса образа чистилища.

Представляется неслучайным, что в формировании этого образа сыграли свою роль как обыденные представления мирян, так и клира. И светские, и церковные слои оказались перед одной и той же проблемой снятия страха перед традиционными табу (к примеру: “Христос изгнал торгующих из храма”), которые блокировали потребность в большем пространстве свободы торговой и частной жизни. В народной среде эта потребность дала о себе знать в появлении целого ряда образов и представлений, послуживших своеобразным строительным материалом в формировании законченного образа. Ле Гофф указывает на определенные повторяющиеся темы фольклорной традиции (рассказы о видениях и путешествиях в загробный мир, о появлении среди живых душ умерших, пришедших просить одобрения и поддержки, представления о дыре святого Патрика в Ирландии, где якобы находится вход в чистилище и т. д.73).

Давление мирских настроений и параллельные по смыслу мирским поиски решения сходных проблем клира определили тот корпус элементов католической доктрины, которые внесли свою лепту в этот образ (эволюционирует отношение к молитвам за умерших как в похоронной эпиграфии, так и в литургии, акцентируется эффективность молитв, месс и пожертвований за грешные души усопших, происходит отказ от представлений о первом воскрешении праведных перед Страшным судом и тем самым фиксируется время чистилища – период между телесной смертью и воскресением тела, время, на которое можно воздействовать с помощью соответствующих религиозных практик, ранжируется сама категория греховности, на место жесткому разделению святой праведности и непростительной виновности “абсолютных” грешников приходит представление о существовании легких, простительных См.: Le Goff J. La Naissance du Purgatoire. P.,1981. Р.515; Зайцева Т.И.

Проблема смерти в современной французской историографии. Дис.... канд.

ист. наук. Томск. 1995. С. 137–150.

грехов и т.д.). Однако несмотря на то, что “работа над образом” осуществлялась, что называется “в четыре руки”, обладание церковной элитой большим информационным и политическим капиталом сыграло решающую роль в том, что в среде клира эти установки получили более систематизированный и рационализированный (опять-таки в понятиях своего социума) характер. Догмат о нем был утвержден “отцами церкви” на соборах в Лионе в 1274 г., во Флоренции в 1438 г., и, наконец, в Триенте в 1563 г.Взаимодополняемость инструментария теории установки и габитуса видна также в том, что если понятие габитуса лишено динамического измерения (Бурдье не ставит вопрос о механизмах его трансформации), то теория установки позволяет отчасти снять эту проблему, открывая путь к пониманию динамики ментальности и ее структурированию. Авторы теории установки наряду с фиксированными установками выделяют актуально-моментальные или диспозиционные, которые, в отличие от первых, являющихся “независимой переменной” человеческого поведения, представляют собой “промежуточные переменные” такового75. Именно они в первую очередь “ответственны” за новизну ответа, который дает личность на вызов среды. Степень их рационализации гораздо менее значительна, особенно в примитивных обществах, чем установок фиксированного характера. Они возникают в ситуации субъективного переживания некоей неудовлетворенности при “встрече” потребности и наличествующих средств ее удовлетворения. По-видимому, причиной неудовлетворенности является бессознательно переживаемая невозможность разрешить задачу привычным образом, неадекватность тех автоматизмов поведения, которые сложились на базе фиксации прежнего опыта. Возникающие в процессе непосредственного решения стоящей перед индивидом “здесь и сейчас” задачи, эти установки, если использовать психоаналитическую терминологию, действуют в режиме “инсайт”, то есть своеобразных мгновенных Там же.

Надирашвили Ш.А. Закономерности формирования и действия установок различных уровней // Бессознательное…. С. 112.

озарений. В силу их первоначальной несовместимости со сложившейся на базе фиксированных установок структурой личности актуально-моментальные установки имеют тенденцию “уходить” в область подсознания, служа при необходимости и благоприятных условиях строительным материалом для формирования новых фиксированных установок.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.