WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 25 |

При наложении концепций смежных естественно-математических наук на историческое познание прослеживается тривиальный механический перенос терминологии из одной области в другую. Если мы назовем альтернативную ситуацию бифуркацией, случайность – флуктуацией, нестабильность общества – увеличением энтропии, стихийность во взаимодействии социальных групп – хаосом, прогресс – негаэнтропией, выход из кризиса – самоорганизацией системы, мы не станем вследствие этого лучше понимать и объяснять историческое прошлое. Нетрудно заметить, что М.С. Каган не менее полно мог изложить свой взгляд на развитие общества и без упоминания "бифуркаций". То же самое можно сказать и о статье Ю.М. Лотмана "Изъявление Господне, или Азартная игра". Свою концепцию "взрыва" в развитии культуры Ю.М. Лотман успешно раскрывает и без привлечения термина "флуктуация" в своей книге "Культура и взрыв". Здесь мы сталкиваемся с тем, что игнорируется принцип экономии для абстрактно-теоретических конструкций, названный «Бритвой Оккама»: не следует создавать новые понятия, избыточные по отношению к уже существующим понятиям; или в ином аспекте:

при конструировании интерпретации предпочтительно использовать минимальное количество независимых постулатов.

Конечно, сам по себе перенос терминов из одной исследовательской области в другую не несёт вреда развитию той или иной дисциплины, если, конечно, термины ясно и чётко артикулируются в новой для себя среде и не увеличивают неопределённости и без того весьма уязвимого в этом отношении языка гуманитарных наук.

Новым направлением стало использование историками теории динамического хаоса – одного из ответвлений синергетики. Согласно этой теории, понятие хаоса характеризует структуру систем, где элементы динамичны, но их поведение ни в малейшей степени не согласуется друг с другом216.

Л.И. Бородкин утверждает, что для историка изучение хаотической компоненты в исследуемом динамическом ряду может иметь принципиальное значение – в этом случае можно говорить о внутренней неустойчивости процесса, когда небольшие воздействия или случайные флуктуации способны привести к резкому изменению характера изучаемого процесса217.

Согласно открытиям, которые сделал в сер. 60-х гг. киевский математик Шарковский, хаос выступает как сверхсложная упорядоченность218.

Польский методолог Е. Топольский критиковал с дискурсивных позиций перенос терминов из теории хаоса в историческую науку, как не дающий ничего нового для понимания исторического прошлого219. В отечественной науке исторические исследования с использованием теории хаоса проводила группа учёных под руководством Л.И. Бородкина.

Анализирую критику Е. Топольского, Л.И. Бородкин противопоставляет его аргументам прикладной аспект теории хаоса: алгоритмы выявления наличия хаотических режимов в эмпирических рядах220.

Сачков Ю.В. Вероятностная революция в науке (Вероятность, случайность, независимость, иерархия). М., 1999. С. 25–26.

Бородкин Л.И. История, альтернативность и теория хаоса: Материалы “Круглого стола” «История в сослагательном наклонении» // Одиссей.

Человек в истории. 2000. М., 2000. С. 24.

Левкович-Маслюк Л. На кромке хАоса и хаОса // Компьютерра. 1998. № 47.

Топольский Е. Дискуссии о применении теории хаоса к истории // Исторические записки. 2 (120). М., 1999.

Бородкин Л.И. История и хаос: модели синергетики в дискуссиях историков // Историческое знание и интеллектуальная культура. Материалы научной конференции. Москва, 4–6 декабря 2001 г. М., 2001. Ч. 1. С. 28.

Группа учёных (А.Ю. Андреев, Л.И. Бородкин, М.И.

Левандовский) провела исследование динамики стачечного движения в России 1895–1913 гг. В динамический ряд включались помесячные данные о количестве стачек в России. Для этого ряда вычислялся так называемый показатель Ляпунова: если он принимает положительное значение, значит, система вошла в состояние хаоса. В частности, было обнаружено, что система вошла в состояние хаоса ещё до событий Кровавого воскресенья 1905 года221.

Вряд ли любую модель, применимую для физических процессов, можно использовать и для социальных. Любой числовой ряд можно подвергнуть преобразованиям с помощью бесконечного количества математических моделей, поэтому каждый раз нужны особые аргументы, что используемая модель может иметь отношение не только к числовому ряду, но и к реальным процессам, которые описывает данный числовой ряд.

Если таких аргументов не приведено, то результаты исследования представляются весьма сомнительными. У тех, кто сталкивается с прикладным использованием математики, иногда возникает иллюзия, что любые преобразования над числами обязательно будут иметь интерпретируемый в контексте предмета исследования смысл. Между тем этот смысл вполне может отсутствовать. Следует также отметить, что невозможно проверить, действительно ли описываемые исторические процессы поддаются воздействию флуктуаций, а значит, и нельзя доказать, что модель содержит сведения об изучаемом процессе (в данном случае о стачках в России). Более того, возникает вопрос:

если не указывать конкретно-событийное содержание флуктуаций, то стоит ли вообще говорить о том, могут повлиять флуктуации или нет.

В связи с некорректным использованием концепций синергетики стоит привести предупреждения одного из создателей теории информации К. Шеннона, которые он изложил в своей статье «Бандвагон» ещё в 1956 г. Это будет Andreev A., Borodkin L., Levandovski M. Using Methods of Non-linear Dynamics in Historical Social Research: Application of the Analysis of the Worcer’s Movement in Pre-Revolutionary Russia // Historical Social Research, 1997. Vol. 22.

№ 3/4.

уместным, поскольку кибернетика, теория систем и синергетика имеют одни и те же концептуальные основания.

Слово «bandwagon» состоит из двух частей: «band» (оркестр, джаз) и «wagon» (повозка, карета) – и связано с существовавшим обычаем, по которому победивший на выборах кандидат проезжал по городу в открытой машине с джазом. К. Шеннон писал: «За последние несколько лет теория информации превратилась в своего рода бандвагон от науки. <…> В результате моды значение теории информации было, возможно, преувеличено и раздуто до пределов, превышающих её реальные достижения <…> Очень редко удаётся открыть одновременно несколько тайн природы одним и тем же ключом <…> в сложившуюся ситуацию необходимо внести ноту умеренности <…> основу теории информации составляет одна из ветвей математики, то есть строго дедуктивная система. Поэтому глубокое понимание математической стороны теории информации и её практических приложений является обязательным условием использования теории информации в других областях науки… Поиск путей применения теории информации в других областях не сводится к тривиальному переносу терминов из одной области в другую. Этот поиск должен осуществляться в длительном процессе выдвижения новых гипотез и их экспериментальной проверки»222.

Предупреждения К. Шеннона особенно актуальны для современной науки, когда «флуктуации» и «бифуркации» у всех на устах, особенно у представителей социальных наук в связи с альтернативностью развития. Мода на синергетику в интеллектуальном сообществе может привести к тому, что её потенции для гуманитарных наук останутся нереализованными и «заболтанными», утонут в море некомпетентности. Так же, как это произошло в своё время с надеждами на кибернетику. Заметим при этом, что не отрефлексированное в методологическом отношении нагромождение математических формул в гуманитарном исследовании – это, по сути, тоже форма «забалтывания».

Шеннон К. Статьи по теории информации и кибернетике. М., 1963. С.

667–668.

Разумеется, проведённая здесь критика вовсе не подразумевает полного отсутствия продуктивности в использовании концепций синергетики в историческом познании на современном этапе развития междисциплинарных подходов. Плодотворность таких подходов заключается, на наш взгляд, в перенесении историописания из естественной для него дискурсивной среды в иную среду, что позволяет снять автоматизм восприятия изучаемых фактов, дистанцироваться от предмета исследования, усилить эвристичность, по-новому увидев привычные явления.

*** Альтернативность развития в историческом прошлом часто связывают с созданием контрфактических моделей несостоявшейся истории. Стоит ли обращаться к несостоявшейся истории, если ещё не в полной мере изучена состоявшаяся В ответе на этот вопрос каждый может найти аргументы и за, и против. Это вопрос скорее о личностно-профессиональных предпочтениях, нежели об истине. Мы будем придерживаться позиции, что обращаться к несостоявшейся истории преждевременно и нерационально, если не в полной мере изучена состоявшаяся история. Изучение альтернативности исторического развития в пределах состоявшейся истории подразумевает поиск ответов на вопрос, "могли ли события пойти иначе", а не описание того, что могло бы быть, если бы события пошли иначе. Такой поиск означает изучение исторических вероятностей.

Говоря о вероятности, нельзя не затронуть теорию вероятности, а значит, и проблему использования математических методов в исторических исследованиях. Обратимся здесь к мнению М. Блока, он писал: «Мы не можем избавиться от наших трудностей, переложив их на плечи математиков. Но, так как их наука находится в некотором роде на пределе, не достижимом для нашей логики, мы можем хотя бы просить её, чтобы она со своих высот помогала нам точнее анализировать наши рассуждения и вернее их направлять» 223.

Там же. С. 71.

Заметим, что для математической теории вероятности вопрос о том, как именно были определены вероятности основных исходных событий, не играет роли, в то время как для историка это – решающий вопрос. Содержание теории вероятности составляет совокупность правил, позволяющих по основным вероятностям находить вероятности других событий, зависящих от основных, подобно тому, как предмет геометрии состоит из ряда правил, позволяющих вычислять некоторые расстояния, углы, площади и т.д. по другим, исходным расстояниям или углам, предполагающимся известными. Поэтому здесь речь пойдёт об использовании концепций вероятностной логики, а не аксиом и методов математической теории вероятности. Основанием для такого обращения к иной дисциплине послужило следующее предположение: доказывая, что одно событие было более возможно, чем другое, или, что определённое событие стало невозможным или неизбежным, историк неявно, иногда неосознанно использует процедуры некоей вероятностной логики. Эти процедуры можно сделать явными с целью усовершенствовать их, либо доказать их неправомерность применительно к изучению истории.

Вкладывание того или иного содержания в каждое из понятий триады «количество – событие – неопределённость» порождает различные понимания вероятности.

Источник возникновения частотной или статистической вероятности – реальный (и только реальный) эксперимент, частоты исходов которого обладают статистической устойчивостью. Основным признаком существования статистической вероятности какого-либо события в тех или иных условиях является следующий факт: при многократном воспроизведении указанных условий частота осуществления данного события (то есть отношение числа случаев, в которых событие наступило, к общему числу всех наблюдений) обладает известной устойчивостью, то есть имеет тенденцию группироваться около некоторого определенного числа р, лишь в крайне редких случаях отклоняясь от него сколько-нибудь значительно. Это число р и принимают в таком случае за численное значение вероятности: оно характеризует «степень возможности» события.

По своим исходным посылкам концепция частотной вероятности может пересекаться с пониманием феномена повторяемости в истории. И.И. Минц писал по этому поводу: «В работах зарубежных историков часто повторяется такая мысль:

историк не может, как, например, химик, воспроизвести, экспериментально повторить тот или иной изучаемый им процесс, а раз так, то он не в силах выявить и исследовать объективные закономерности. <…> Повторяемость в истории проявляется иначе, чем в естествознании <…> Повторяемость в истории проявляется, прежде всего, в том, что процессы, происходящие в одной стране, повторяют и подтверждают то, что происходит в другой стране»224.

Использовать частоту повторяемости однотипных исторических событий в разных регионах и социальных системах при вычислении вероятности исторического события мы будем иметь основания, если примем постулат о том, что человечество – это единая система. В этом и только в этом случае корректно будет рассматривать повторение в историческом прошлом как одинаковые «исходы» для разных «испытаний» с одним и тем же объектом. Если же мы примем положение, что каждая цивилизация или этнос – это независимые системы, имеющие свои особые закономерности развития, то о повторяемости в истории можно будет говорить только как о цикличности в пределах одной цивилизации, этноса или государства.

Если при вычислении вероятности исторического события брать в расчёт частоту повторяемости в прошлом событий данного типа в других странах (или в этой же стране), то первое событие из ряда должно иметь вероятность, равную единице (то есть событие будет неизбежным), так как количество всех «испытаний» и «исходов» равно единице (то есть этому же событию). Очевидно, что такой результат будет бессмысленным.

Поэтому в расчёт следует брать все известные повторения какоголибо однотипного события, в том числе и те, которые произойдут в будущем по отношению к историческому событию, вероятность которого вычисляется. Таким образом, историческая вероятность, Минц И.И. О методологических вопросах исторической науки // Вопросы истории. 1964. № 3. С. 34.

вычисленная на основе повторяемости, будет представлять собой отношение количества исторических ситуаций, в которых интересующее нас событие реализовалось, к количеству всех известных подобных исторических ситуаций. Однако здесь встаёт иная проблема – проблема принципиальной неповторимости и индивидуальности исторических событий.

При рассмотрении повторяемости в истории следует учитывать, что в социальном познании практически невозможно использовать строгую аналогию, которая требует точного совпадения сравниваемых признаков и независимости признаков от специфики сравниваемых объектов. Поэтому историку в поиске аналогичных исторических альтернатив приходится ограничиваться нестрогой аналогией225.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.