WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 25 |

Исторический материал, на котором базируется работа, это судьба двух поздних правительниц династии Тюдоров: Марии I и Елизаветы I. В какой мере и почему системы личных приоритетов сыграли роль в формировании двух различных по своим последствиям стилей правления Достаточно очевидно, что условия правления Елизаветы и Марии, те политические, религиозные и экономические проблемы, которые обеим приходилось решать, имели много общего.

В области внешней политики: судьбы островного королевства во многом зависели от баланса сил между Францией и Испанией на континенте. Англии было крайне важно не допустить ситуации, когда континентальные державы могли бы выступить единым фронтом, но решающей силой на международной арене страна не была: тлеющий конфликт с Шотландией, нестабильная внутренняя ситуация, чреватая восстаниями и заговорами, не позволяли пускаться в крупные авантюры.

В области политики внутренней: существовала абсолютная монархия, но с сильной зависимостью от парламента, с одной стороны, и Королевского Совета, с другой. Страну со времен царствования Генриха VIII терзала религиозная нестабильность.

Католичество было отвергнуто, но нормы англиканства были еще далеки от полной разработки и окончательной формулировки подвергались постоянной правке. Кроме того, существовали и радикальные протестантские секты, чьи религиозные взгляды были неприемлемы для престола. Формировалась "новая" знать, джентри. Одновременно шел процесс "огораживаний", отсюда – пауперизация части сельского населения, дисбалансы в экономике – и, как следствие, частая угроза голода, отсутствие стабильности в обществе, разгул преступности111.

Англия в эпоху абсолютизма (Статьи и источники) / Под ред. Ю.М.

Сапрыкина. М., 1984; Сапрыкин Ю.М. Народные движения в Англии. М., 1978;

Личные качества Марии и Елизаветы также имели много общего: обе были умны, образованны, свободно говорили на нескольких европейских языках и на латыни, однако образование принцесс никоим образом не было нацелено на подготовку их к управлению страной, в этом смысле опыт у них был крайне малый. Обе, однако, прошли школу интриг и обмана. Обе сталкивались с серьезными государственными проблемами и ответственно относились к их решению.

Даже повороты судьбы во многом были одинаковы у обеих:

они родились наследницами престола, а затем, из-за разводов короля Генриха, потеряли этот статус и превратились в бастардов.

Обе пережили связанные с этим унижения, и даже жизнь их порой оказывалась под угрозой. Обе долгое время выступали как не желанные для правящей группировки наследницы. Обе взошли на престол едва ли не чудом, при ликовании народа. Обе оказались в ситуации "женщина на троне", очень сложной в ту эпоху. Обе одинаково стремились поддержать внешнее величие и престиж своей власти, причем использовали схожий набор пропагандистских средств.

Но эти две женщины, последовательно занимавшие английский престол, две дочери одного отца, в исторических трудах часто выглядят антиподами, поскольку совершенно различным оказался исход их правления: Мария за пять лет царствования потеряла весь свой "политический капитал", в истории получила прозвище "Кровавая" и репутацию фанатички, а елизаветинская эпоха прославляется как период процветания страны, как основа будущего ее величия.

Может ли использование социо-психологических теорий бросить дополнительный свет на этот парадокс Прежде всего, возникает необходимость ознакомиться с процессом складывания личности королев, который привел их к выбору тех или иных жизненных позиций. В этом ключе наиболее адекватным представляется использование теории Э.

Эриксона. Взрослая, сложившаяся личность, согласно его Савин А.Н. Английская деревня в эпоху Тюдоров. М., 1903; Штокмар В.В.

Экономическая политика английского абсолютизма в эпоху его расцвета, Л., 1962.

концепции, обладает идентичностью – некой системой оценок себя и мира и возможных практик как результата этих оценок.

В частности, в возрасте до четырех лет ребенок решает проблему "доверять" окружающему миру или не доверять. В этот период, Елизавета, видимо, пережила серьезный кризис – в неполные 3 года она лишилась матери. И, что, вероятно, она ощутила гораздо сильнее (поскольку мать и отец мало лично контактировали с дочерью, их роли выполнял штат прислуги и придворных дам), резко изменился ее статус – из наследной принцессы она превратилась в "незаконнорожденную". Отсюда – изменения отношения окружающих и самого качества жизни, которые ощутимы даже для ребенка такого возраста112.

Таким образом, Елизавета получила первый, базисный урок недоверия к миру, настороженности, повышенной бдительности.

Но Эриксон, а также автор концепции установки Д. Узнадзе полагают, что первичный урок "недоверия", должен получить подтверждение на более поздних этапах. Именно это, согласно Узнадзе, позволяет впечатлению закрепиться в качестве фиксированной установки, в противном случае оно уходит на задворки сознания в невостребованное.

И отроческие годы дали такое подтверждение: принцесса Елизавета находилась в числе ближайших наследников короны и, в силу этого, была потенциально опасной соперницей в борьбе за власть. Судьбы Томаса Сеймура, Уайатта, Джейн Грей многократно демонстрировали ей опасность авантюризма, дерзости, необдуманных поступков. Елизавета сумела сохранить жизнь только благодаря проявляемой ею осторожности и осмотрительности, нередко – благодаря умению подчиниться обстоятельствам. В результате складывается личность, чуткая к любым изменениям в окружающем ее мире, с очень мощным комплексом, нацеленным на выживание, на сохранение и жизни, и – впоследствии – статуса. При этом основным оружием ее при борьбе за достижение цели становится лавирование, принятие той манеры поведения, которая, наиболее вероятно приведет к успеху.

См.: Дмитриева О.В. Елизавета I. Семь портретов королевы. М., 1998;

Plowden A. Marriage With My Kingdom. L., 1990.

Почему же личность такого типа оказалась способной к наиболее удачной самореализации в качестве правительницы страны Пользуясь концепцией Узнадзе, можно заметить, что перед нами личность с динамической установкой, личность, без труда объективирующая свои цели и готовая легко переключаться в направлении объективированных целей. Елизавета крайне чутка к настроениям тех, кто ее окружает, тех, от поддержки кого зависит ее жизнь и корона. Это и позволяет подобной личности стать фигурой, наиболее соответствующей периоду трансформаций, новаций (религиозных, социальных) в обществе. Она инстинктивно ухватывает назревающие проблемы, способна выдвинуть "форс-идею". Согласно П. Бурдье, это идея, которая может выразить подспудно существующее раздражение или ожидание, достояние серийного опыта, превратить смутные чаяния масс в понятные лозунги и, таким образом, мобилизовать общество. Подобная гибкость позволяет Елизавете в известной мере "отрываться" от традиционно заданных матриц поведения, если они грозят некой опасностью ее основным установкам.

Королева Мария, видимо, изначально не сталкивалась с ситуациями, порождающими недоверие к миру. В малолетстве она была любимой дочерью короля, ее окружала пышность и всеобщее поклонение. Отец даже сделал ее принцессой Уэльской (естественно, управлением Уэльса ведала не сама девочка, но она играла роль важной представительной персоны). В результате у Марии больше инстинктивного доверия к миру и окружению и отсутствует напряжение всех сил при маневрировании, отсутствует болезненная чуткость на реакцию окружения113.

До 11 лет Мария воспитывалась как наследная принцесса – причем, однако, предполагалось, что сама она править не будет – у Марии появится муж, и самое ответственное дело – это его выбор. Впрочем, и этот выбор от Марии не зависел. Ее обучали покорности в сфере частной жизни и поддержанию статуса принцессы в общественной, что казалось вполне совместимым.

Серьезные потрясения произошли, когда Марии было около 12 лет, из-за назревающего конфликта короля с женой и Эриксон К. Мария Кровавая. М., 2001; Loades D. Mary I. L., 1987.

последующего развода. Согласно Эриксону, на стадии 11–20 лет выкристаллизовываются отношения между установками "как я вижу себя, к чему я готова" и "как меня видят другие, чего от меня ждут". Проверяется пригодность всего багажа, накопленного до этого момента в строительстве последующей жизни. В случае неудачного протекания кризиса может сформироваться личность со спутанной идентичностью – то есть с глубоко укорененными, как правило, бессознательными сомнениями в своей роли, в своем месте в обществе. Видимо, такого рода неразрешимый конфликт возник у Марии между представлением о себе как о принцессе и о себе как о покорной дочери.

Отец, Генрих VIII, объявил брак с Екатериной Арагонской незаконным с самого начала, и, следовательно, Мария также становилась незаконнорожденной и лишалась титула принцессы.

Екатерина же занимала твердую позицию – подчиняясь решениям мужа касательно своего местонахождения, положения и даже своей жизни, она, однако, отказывалась согласиться с тем, что шло против веры и ее совести, – с положением о незаконности брака и унижением ее королевского достоинства114.

Позиция матери во многом повлияла на выбор Марии.

Екатерина опиралась на святость католической веры (несмотря на то, что эта вера также была отменена Генрихом). Мария заняла подобную позицию. С одной стороны, в том, что касается ее земного существования, она – покорная дочь, с другой – по совести и вере она – принцесса, поддерживающая свою родовую честь и требующая признания своего статуса. Догматы веры оказываются единственным, что в состоянии на сознательном уровне примирить две разные роли, которые ей приходится играть. Отсюда – огромная значимость религиозных убеждений Марии, в дальнейшем не раз оказывающаяся решающей.

И, несмотря ни на что, ситуации выбора между двумя традиционными ролями ей всегда даются тяжело: смирение перед мужем и самостоятельность политики, например. Употребляя выражения Д. Узнадзе, Мария являет собой пример статичной установки, когда сущность (идентификация) не совсем нормально структурирована, существует внутренняя противоречивость, и Smith L.B. Henry VIII: The Mask of Royalty, Cambridge, 1993.

объективация позволяет коррегировать эти несостыковки, но трудно и мучительно, с болезненными переживаниями. Отсюда – бесконечные колебания Марии в выборе линии поведения, и окончательный выбор – всегда наиболее оправданный с точки зрения католической доктрины или, иначе говоря, фиксированной установки.

Здесь можно, казалось бы, заметить некое противоречие. На первый взгляд, по манере поведения Мария-правительница была гораздо решительнее королевы Елизаветы. Именно последнюю обвиняли в том, что она бесконечно колеблется, меняет свои мнения, старается оттянуть окончательный ответ. Мария же при необходимости действовала весьма быстро и решительно, например во время мятежа Уайатта. И, приняв решение, никогда не отступала от него115.

Однако для Елизаветы ее нерешительность являлась лишь удобной тактикой поведения, не затрагивая стержневой установки – самосохранения как личности и правительницы – вернее, являясь ее орудием. Неосознанное, но четкое представление о себе, сформировавшаяся идентичность придавали внутреннюю логику противоречивым, казалось бы, поступкам монархини.

Идентичность же Марии можно назвать, вероятно, спутанной.

Подростковый кризис выразился в том, что она так и не решила окончательно – на бессознательном, конечно, уровне – кто она и в каких отношениях с обществом. В таких ситуациях и вступает в действие механизм объективации – недостающую уверенность приходится искать сознательно. В результате принимаются рассудочные, жесткие правила игры.

Хорошей иллюстрацией к вышесказанному является ситуация, когда королевы рассматривали сделанные им брачные предложения. Вновь мы видим две однотипные ситуации.

Необходимость иметь наследника обязывает Марию, которой уже под сорок, завести переговоры о браке с испанским принцем Филиппом. Королева бесконечно перебирает доводы за и против предполагаемого союза: что принесет он ей, стране, вере. После достаточно долгих колебаний Мария дает испанскому послу слово – она выйдет замуж за Филиппа. Политически этот союз Эриксон К. Указ. соч. С. 126–134.

может иметь и выгодные стороны, но большинство воспринимает его с неодобрением: народ боится появления инквизиции, советники – засилья испанцев при дворе и невыгодного для Англии курса внешней политики. Мария видит это недовольство и, тем не менее, поступает по-своему – держит данное слово. В результате "испанский брак" приносит как падение ее популярности, так и мучительные проблемы для нее самой.

Королева вновь и вновь сталкивается с дилеммой: быть самостоятельной правительницей, которая принимает в расчет только интересы своего народа, или послушной супругой. В конце концов, она склоняется ко второму и начинает посылать деньги и войска в поддержку военных кампаний Испании.

Точно так же необходим был наследник и Елизавете, ей тогда было уже за сорок. Вероятным претендентом на руку монархини оказался француз, герцог Анжуйский. Переговоры тянулись долго, Елизавета, как прежде ее старшая сестра, долго колебалась.

Однако, верная своей традиции лавирования, она не давала окончательного ответа, хотя и осыпала милостями как послов герцога, так и его самого, прибывшего в Англию. И окончательное ее решение – отрицательное – было спровоцировано именно тем, чем в свое время пренебрегла Мария – отрицательным отношением к проекту подданных. Елизавета прислушалась к окружению, тогда как Мария – к собственным религиозным убеждениям116.

Разумеется, в условиях английской действительности той эпохи, тип личности Елизаветы должен был оказаться и оказался гораздо успешнее. Трансформация социальных, религиозных, экономических укладов требовала гибкого и чуткого лидера, способного "раствориться" в своем народе, олицетворить себя с ним. Королева Мария с жестко заданной целью в данных условиях не могла стать популярной правительницей.

Мария невольно отражала скорее более традиционные универсалистские тенденции, чем национальные. Ее приоритеты устанавливались через принятие догматов веры. Это привело ее к См.: Дмитриева О.В. Елизавета I. Семь портретов королевы. М., 1998;

Хейг К. Елизавета I Английская. М., 1999.

примирению с папством и союзу с Испанией, даже вопреки политическим и экономическим интересам Англии.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.