WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Следующим этапом является мысленное отделение языка (langue) как общего для языкового коллектива от индивидуальных реализаций – речи (parole). Для определения понятия «язык» (langue) понадобилось противопоставить ему столь же определенное, как и он сам, смежное явление, обладающее противоположными свойствами. Для этих целей вводится новый термин – речь (parole). Определение понятия «язык» (langue) строится методом от противного (язык для него это то, что не речь), однако благодаря этой противопоставленности понятие «язык» приобретает конкретный признак. Основание для противопоставления данных понятий достаточно прозрачно изложено в тексте «Курса…» и фактически никем из исследователей не оспаривается: язык и речь противопоставлены как общее (социальное) и индивидуальное (психическое).

Два обозначенных различения в соссюровской систематике призваны указывать на то, что следует изучать: то, что в принципе поддается изучению (явления тождественной природы), изучать общее, игнорируя индивидуальное.

Введение терминов синхрония, диахрония, система – о них идет речь в последних двух параграфах – подчинено решению задачи, как это изучать.

Указанные термины являются гносеологическими предикатами. Это положение диктует исследователю понимать синхронию и диахронию не как свойства самого языка, т.е. онтологически, а как разные точки зрения, каждая из которых создает свой объект. Введение данных терминов является следующим шагом в построении объекта лингвистики. Следуя заявленному принципу – отделять ненужное от своего объекта, Соссюр исключает из области рассмотрения проблематику языковых изменений (маркируя это направление исследований термином диахрония) и тем самым сужает свою языковую модель до синхронии.

Соссюровское противоположение синхронии и диахронии не следует истолковывать как противопоставление изучения живых языков изучению мертвых языков или настоящего – прошлому. Синхрония и диахрония у Соссюра противопоставлены как два возможных подхода к изучению языка на основании: а/ различий в принципах отбора материала (синхронный подход предполагает изучение фактов одного языка, совпадающих по времени своего существования; диахронный подход не имеет таких ограничений: здесь возможно сопоставлять факты различных языков и различных эпох); б/ различий синхронических и диахронических фактов, которые являются продуктом определенной точки зрения и которые обнаруживаются за одной и той же языковой материей; в/ различия используемого типа объяснения (типа причинности): в рамках диахронного подхода – генетического объяснения, в рамках синхронного – структурного объяснения.

Термин система также имеет гносеологический смысл, он вводится для экспликации структурного объяснения (в противовес генетическому) и указания на иной – антисубстанционалистский – принцип выделения языковых единиц. Дососсюровская лингвистика, включая младограмматиков, в основном ориентировалась на изучение звуковой материи, устанавливая закономерности ее изменения (фонетические законы). Соссюр привлекает внимание к тому, что выделение единиц языка основывается на принципе не материального тождества, а единства структурной позиции независимо от того, какие именно материальные элементы заполняют валентности, образовавшиеся в системе оппозиций и различий.

Использование системно-генетического метода анализа терминологии позволяет прояснить некоторые спорные вопросы соссюроведения.

А/Уточнить представления об идейных источниках соссюровского учения путем обоснования идеи о непосредственном влиянии на соссюровскую концепцию немецкой философской традиции (неокантианства), что проявляется у Соссюра в подходе к интерпретации и определению объекта науки.

Б/ Уточнить характер новаторства Ф.де Соссюра.

Опираясь на философские идеи, впоследствии определившие облик гносеологии ХХ века, Ф. де Соссюр реализовал центральную установку неклассической гносеологии о зависимости объекта познания от познающего субъекта, что обнаруживает себя в идее точки зрения, которая создает объект, предвосхитившей тезис Дюгема – Куайна о зависимости факта от теории. Кроме того, историческая заслуга Ф. де Соссюра состоит в адаптации философской идеи к нуждам конкретной науки и создании первой научной (не философской) теории языка.

Ломка лингвистической традиции (в лице младограмматизма) была связана с обоснованием Соссюром принципиально иного (антисубстанционалистского) подхода к выделению языковых единиц, основанного не на принципе материального (звукового) тождества, а на принципе единства структурной позиции независимо от того, какие именно материальные элементы заполняют валентности, образовавшиеся в системе оппозиций и различий.

В/ Представив непротиворечивое толкование базовых абстракций, способствовать разрешению споров о их содержании и соотношении.

Базовые термины (язык, речь, синхрония, диахрония, система) не обозначают некую наблюдаемую реальность, они носят сугубо инструментальный характер и имеют прежде всего операциональный смысл. Переводя соссюровскую модель на язык операциональных определений, можно придать ей вид последовательности процедур: отбирай явления тождественной природы (смысл отделения языка от речевой деятельности), отбирай общее, игнорируя индивидуальное (смысл отделения языка от речи), различай за материальным явлением факты разной природы и используй соответствующее этой природе объяснение (смысл разведения диахронной и синхронной точек зрения), используй антисубстанционалистский принцип выделения языковых элементов (суть системного подхода).

Критика соссюровских дихотомий, сводившаяся к указанию на недопустимость «разрыва» языка и речи, синхронии и диахронии, осуществлялась без учета соссюровского способа построения понятий и опиралась на представление о языке как о неком организме, существующем до и вне исследовательской задачи, в результате чего разграничение языка и речи, синхронии и диахронии истолковывалось как расчленение органического целого, искажение реальности.

Разность исходных философских позиций предопределила различия в истолковании базовых терминов. Критики Соссюра исходили либо из понимания синхронии как современного состояния языка, а диахронии как прошлого, истории в узком смысле (рис. 4), либо из соотношения синхронии и диахронии как части и целого, при этом диахрония отождествлялась с историей в широком смысле (как процесс бытия, развертывающийся во времени), а синхрония – с ее фрагментом (рис. 5).

история диахрония=история Диахрония = синхрония= прошлое= настоящее история синхрония синхрония синхрония Рис.Рис.Каждое из истолкований связано с определенной задачей: первое исходит из стремления легитимировать проблематику языковых изменений в рамках исследования современного языка (утверждения о динамичности синхронии, о проникновении диахронии в синхронию); второе принадлежит историкам, оспаривающим сужение проблематики до анализа единичностей и представляющим диахронию (историю) как совокупность синхроний.

И в том и в другом случае критики Соссюра опирались на иное содержание данных понятий. Подмене понятий способствовало буквальное истолкование метафор статики и динамики, которые использовались в качестве аналогий для придания наглядности абстракциям.

2/Реализация системно-генетического метода расширяет представления о характере логических связей между терминами в терминосистеме и способах создания языкового каркаса теории.

А/ Анализ соссюровского способа построения теории является подтверждением тому, что терминологическая система научной теории не является классификацией с ее вертикалью родо-видовых связей, а образование понятий не исчерпывается двумя логическими операциями – делением родового понятия и обобщением единичных и видовых понятий до родового, а предполагает иные виды логической работы.

Б/ При определении языка Соссюр исходит из представления о нем как явления, единственного в своем роде, и потому не могущее быть определенным через род и видовое отличие. Соссюровское определение языка основывается на апофатическом принципе, который предполагает отграничение языка от того, что им не является («принцип скульптора»).

Данный принцип реализуется в ряде последовательных разделений и отождествлений: 1/ языка как феномена (langage), в своем многообразии проявлений не поддающегося изучению, и языка – как теоретического конструкта (langue), абстрагированного из этого многообразия; 2/ мысленное отделение языка (langue) как общего для языкового коллектива от индивидуальных реализаций – речи (parole); 3/ мысленное отделение проблематики диахронии и отождествление теоретического конструкта (langue) с синхронией и системой. Обозначенные операции призваны указывать на принцип отбора наблюдаемых явлений (отбирать явления тождественной природы, общее, а не индивидуальное) и принцип определения единиц языка.

3/ Использование системно-генетического метода анализа терминологии научной теории, опирающегося на исследование способов образования понятий дает основание для отождествления или, напротив, различения научных концепций. Так, различия в способах конструирования понятий не дают основания говорить о тождестве соссюровского и бодуэновского подходов к построению теории языка или заимствовании идей. Сходство обозначенных концепций исчерпывается тем, что оба исследователя обращались к разработке общих вопросов о природе языка и способах его исследования, однако предлагаемые ими решения имели принципиальные отличия, несмотря на то, что подчас использовались сходные в материальном плане термины и высказывания.

В заключении обобщены итоги работы и намечены перспективы дальнейших исследований.

Установка на междисциплинарность научных исследований является реакцией на дисциплинарный принцип устройства науки как социального института, оформившийся в XVIII в. в связи с институционализацией все возрастающей специализации научного знания. С одной стороны, специализация научного знания не является чем-то противоестественным, а, напротив, находится в русле общей исторической тенденции к дифференциации духовной жизни: синкретичное пространство духа в разное время «исторгало из себя» философию, религию, науку, искусство и т.д., которые оформлялись как социальные институты, профессиональные и конфессиональные сообщества. С другой стороны, специализация научного знания способствует обособлению наук, поддерживающемуся обособлением их концептуальных аппаратов, что затрудняет научную коммуникацию и становится препятствием к рациональному использованию интеллектуального потенциала научного сообщества. Представляется, что призыв к междисциплинарности, преследующий цель преодоления разрывов в коммуникативном пространстве науки, отвечает мировым культурным тенденциям (см. работы Н.С. Автономовой, К. Ажежа, У. Эко).

В свете решения данной задачи междисциплинарность интерпретируется как объединение, интеграция наук. В рамках этой трактовки следует различать два аспекта, две программы, смешение которых влечет негативные последствия и приводит к обратному эффекту.

Во-первых, междисциплинарность как стремление к интеграции наук можно рассматривать в качестве организационной идеи, реализация которой предполагает создание общего коммуникативного пространства, поиск эффективных способов организации научной деятельности путем создания «смешанных» научных коллективов, практики совместных обсуждений научных проблем в рамках научных конференций и семинаров. Во-вторых, наблюдается стремление трактовать интеграцию научного знания как объединение содержания знания и, как следствие, концептуальных аппаратов различных наук. Реализация данной задачи невозможна без учета ряда условий.

Прежде всего необходимо искоренение эпистемологической позиции, в соответствии с которой одноименные объекты различных наук рассматриваются как подходы к одному и тому же феномену с различных сторон, а их совмещение как будто обеспечивает всесторонность знания. Этот мыслительный ход основывается на «реалистической» трактовке объекта науки (объект существует в реальности) и поддерживается «языковым аргументом» - тождеством номинации. Данная эпистемологическая позиция в значительной степени имплицирована нашим повседневным опытом, в рамках которого мы чаще всего имеем дело с дискретным миром предметов, а также практикой некоторых естественных наук, имеющих дело с объектами материального мира. Эта эпистемологичесая привычка создает почву для некритического совмещения в рамках исследования различных концептуальных аппаратов под маркой междисциплинарных исследований. В результате реализация междисциплинарных проектов путем введения в сложившуюся понятийную систему новых научных понятий, порожденных неспецифической проблематикой, может обернуться эклектицизмом, противоречиями, путаницей понятий и, как следствие последнего, подменой реальных проблем псевдопроблемами.

Противоположная эпистемологическая позиция требует рассматривать объекты наук как теоретические конструкции, неотделимые от прагматических и интеллектуальных условий их порождения («точка зрения создает объект»). Свойственные различным наукам различия в точках зрения, обусловленных разностью исходных познавательных задач, предопределяют также разность стилей мышления, которые находят свое воплощение в ценностных позициях научного сообщества, типичных способах рассуждения и интерпретации терминов. Эта разность столь значительна, что даже близкие науки, исследующие внешне тождественную феноменологическую область, каковыми, к примеру, являются лингвистика и логика, занятые решением проблем терминологии, приходят к различным, подчас противоречащим друг другу заключениям.

Таким образом, условием интеграции наук в плане синтеза их терминологических аппаратов является предварительное согласование исходных оснований различных наук и готовность к выходу за пределы привычных мыслительных схем, который, хотя и крайне затруднителен, но отнюдь не невозможен. В целом, междисциплинарный подход не создается сложением двух наук и их терминологических каркасов, он возможен лишь как третья точка зрения. Можно сказать, что новая дисциплина создается не «между» и не «на территории» разных наук, а на новом проблемном поле, разрабатываемом в связи с необходимостью решения тех или иных практических задач.

Занять эту третью позицию можно не иначе, как через выход на новую проблематику, и само существование междисциплинарных проектов оправданно в том случае, если известные науки не имеют наличных средств для решения новых проблем.

Острота проблемы научной коммуникации, с одной стороны, и установка на методологическое обновление языкознания, – с другой, требуют основательной проработки вопросов языкового представления научного знания и расширения терминоведческой проблематики.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.