WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

2. «Логический» стиль мышления отвечает задаче выявления универсальных законов мышления и проявляет себя в критике языка, «недоверии» к слову, обусловливающем обязательную верификацию вводимых понятий соотнесением их с реальностью, примате означаемого, абсолютизации условности связи между означающим и означаемым и вследствие этого отождествлении систематизации терминов с процедурой дифференциации концепций: не существует единой системы терминов науки, существует совокупность терминосистем.

3. «Лингвистический» стиль мышления сформировался под влиянием лексикографических задач и проявляет себя в апологии языка, «доверии» к слову, проявляющемся в стремлении обосновывать саму реальность ссылкой на языковые факты, проблематизации условного характера связи между означаемым и означающим, примате означающего, отождествлении систематизации терминосистем с классификацией.

4. Разность стилей мышления обусловливает различия в содержании одноименных терминов (язык науки, искусственный и естественный язык, понятие, значение, однозначность, многозначность, точность, интеллектуальная чистота, системность), что создает препятствия к взаимопониманию и подмену реальных научных проблем псевдопроблемами, индуцирующими метафизические, «чисто терминологические» споры, вызванные смешением понятий.

5. Устранению ряда проблем научной коммуникации может способствовать разработка системно-генетического подхода к описанию терминологии, основывающегося на понимании термина как элемента в структуре научной теории и полагающего в качестве принципов принятие в качестве исходной точки анализа тип практическо-познавательной задачи, а в качестве основной процедуры анализа выявление способов образования понятий.

6. Применение системно-генетического подхода к анализу базовой лингвистической терминологии, представленной в парадигмальной теории Ф. де Соссюра, расширяет взгляды на характер логических связей между терминами в терминосистеме и способах создания языкового каркаса теории; дает основания для отождествления или различения научных концепций, способствует прояснению ряда спорных вопросов соссюроведения.

Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры общего языкознания Московского педагогического государственного университета (январь 2005, январь 2006), освещались в докладах на международных научных конференциях (Москва, 2004; Москва 2005; Нижний Новгород, 2006; Елец 2006); всероссийских научных конференциях (Москва 2007, Москва, МПГУ, 2005; Москва МГЭИ, 2005; Стерлитамак, 2005; Барнаул, 2003).

По теме исследования опубликована 27 работ общим объемом 35,8 п.л., в числе которых – монография (22,8 п.л.), статьи, тезисы (13 п.л.) Структура работы определяется спецификой поставленных задач.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка, включающего 296 источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи исследования, раскрывается его теоретическая и практическая значимость, аргументируется научная новизна, указываются методы исследования.

В первой главе «Проблема термина в истории логико-философской мысли» реализуются задачи систематизации и популяризации терминологических идей, сформированных в рамках логико-гносеологического и науковедческого направлений философской мысли и фундирующих методологию терминоведческих исследований; выявляются узловые проблемы, предопределившие принципиальные подходы к термину, сформулированные в виде требований однозначности, определенности, интеллектуальной чистоты, ясности, системности.

История термина – это история человеческих попыток сделать слово совершенным орудием мысли. К источникам терминологических идей можно отнести три направления философской мысли: а/ формальную логику (силлогистику), б/ гносеологию (классическую и неклассическую), в/ философию науки.

Первый параграф посвящен аристотелевской логике, где проблема термина была поставлена впервые. Появление логики связано с осознанием того факта, что наше мышление может быть либо ошибочным, либо верным. Логика относится к разряду нормативных наук, поэтому признаки, составляющие содержание понятия «термин», одновременно выступают как требования, которым должно подчиняться любое слово, чтобы не нарушать законы правильного мышления. Логическая проблематика формировалась в практике обучения ораторскому искусству и в противоборстве Аристотеля с релятивистами и софистами, которые достигли изрядных высот в искусстве вести спор и побеждать в нем. В отличие от софистов Аристотель учит не только искусству побеждать в споре, но и искусству распознавать истину и отличать ее от лжи, тем самым давая понять, что рассуждение может быть весьма искусным, но неправильным. Условия правильности рассуждения были сформулированы в виде трех известных логических законов: тождества, непротиворечия (противоречия), исключенного третьего. Поскольку у Аристотеля мышление еще неотделимо от рассуждения, которое всегда имеет вербальную форму, данные логические законы одновременно представляют собой требования к языковому оформлению мысли.

Главной единицей рассуждения для Аристотеля является силлогизм – дедуктивное умозаключение, в котором из двух суждений (посылок) выводится третье (умозаключение). Истинность умозаключения при условии истинности посылок зависит от соблюдения правил вывода, которые формулируются по отношению к фигурам силлогизма. Фигуры силлогизма отличаются друг от друга расположением элементов, которые и получили название термин. Правильное рассуждение (силлогизм) предполагает наличие в своей структуре только трех терминов, из которых меньший – соответствует субъекту заключения, больший – предикату заключения, средний – присутствует в посылках, но отсутствует в заключении. Поскольку позицию термина в структуре силлогизма обычно заполняют слова и словосочетания, то применительно к ним данное правило формулируется как требование однозначности. Оно было призвано контролировать соблюдение закона тождества в процессе рассуждения и было вызвано к жизни осознанием несимметричности отношений именования (когда с одним именем соотносятся разные понятия и когда одно и то же называется разными именами). Таким образом, требование однозначности термина предполагает, что на протяжении разговора о том или ином предмете последний должен оставаться тождественен себе, нарушение данного требования влечет за собой подмену понятия (ошибка в результате учетверения терминов).

Однако для того, чтобы слово в структуре рассуждения употреблялось в одном и том же значении (то есть однозначно), необходимо было указать четкие границы последнего, иначе говоря, определить, отделив от других возможных значений. Определенность, таким образом, является условием однозначного употребления. Требование определенности предполагает, что предмет разговора должен быть известен, в противном случае отсутствует предмет спора.

Во втором параграфе проблема термина рассматривается в связи со становлением проблематики научного познания. В Новое время проблема познания разрабатывалась в основном как проблема научного познания, поэтому вопрос о термине становится частью задачи разработки научного метода.

Поскольку научное мировоззрение оформлялось как критика традиционной логики, которая, по мнению философов, выявляла только условия правильного рассуждения и была слабо связана с действительными познавательными процедурами, то признание ограниченности «познавательного» потенциала формальной логики сместили акцент с исследования правил рассуждения (как связи понятий и суждений) на исследование способов познания действительности как источника появления самих понятий и суждений.

Развитию представлений о термине способствовало создание гносеологической доктрины, которая в оценках современных философов носит название классической теории познания. В основе последней лежит известная субъект-объектная модель познания, в которой познание предстает как связующее звено между окружающей действительностью (в форме объекта) и человеком (познающим субъектом). Сам процесс познания интерпретирован с помощью метафоры отражения. Объекты отражаются субъектом познания в гносеологических образах (понятиях). Цель познания – получение истинных знаний. Истинность – это соответствие гносеологического образа объекту познания (так называемая корреспондентная теория истины), в свою очередь несоответствие гносеологического образа объекту расценивается как заблуждение. Источником заблуждений выступает человеческая субъективность, от которой следует избавляться и которая создает на пути познания ряд препятствий. Задача устранения «субъективного фактора» в процессе формирования идей (понятий) вызвала к жизни такое требование к содержанию понятий, как независимость от субъективных пристрастий (впоследствии известное как требование «интеллектуальной чистоты»).

В картезианской философии частью вопроса о научном методе является требование опираться в рассуждениях на очевидно истинные (ясные) понятия. Получившее название фундаментализма стремление отыскать очевидно истинные (ясные) понятия, которые должны быть положены в основание любого теоретического построения, являлись своеобразным фундаментом науки и из которых логическим путем выводились все прочие понятия, породило требование ясности термина. Реализация данного требования способствовала бы решению не только познавательной, но и коммуникативной задачи.

Поиск базовых очевидностей, явившийся результатом стремления к ясности привел к постановке вопроса об источниках понятий, в зависимости от его решения философы разделились на рационалистов и эмпиристов.

Доктрина рационализма утверждает наличие всеобщих и необходимых самоочевидных истин разума, существующих независимо от опыта и имеющих врожденный характер. Процесс извлечения этих идей из разума осуществляется при помощи интеллектуальной интуиции (Р. Декарт).

Согласно эмпиристской схеме источником всякого знания является опыт, что свидетельствует об исключительной благоприобретенности знания.

Это в свою очередь требует постановки вопроса о способах такого приобретения. В сенсуализме – самой ранней форме эмпиризма, трактующем опыт как формы чувственности, решение данного вопроса привело к стремлению вскрыть психологический механизм получения знания и созданию (Дж. Локком) в результате этого теории абстракций. Последняя исходила из онтологической предпосылки о существовании многообразия вещей, у которых путем сравнения усматриваются некоторые общие признаки, составляющие в отвлечении от индивидуальных различий содержание общих понятий.

Обсуждение вопроса о научном методе в аспекте форм языкового выражения знания стимулировало идею создания идеального языка науки. Импульсом создания идеального языка науки явилось осознание недостатков естественного языка, орудия обыденного познания и общения. Выражения естественного языка в универсальном языке науки предполагалось заменить компактными, наглядными, хорошо обозримыми и однозначно понимаемыми знаками, составляющими своеобразный алфавит человеческой мысли. Правила оперирования этими знаками должны однозначным образом определять последовательности выполнения действий над ними и сами эти действия, с помощью чего предполагалось устранить разногласия. Это направление логико-философской мысли явилось прологом программы создания языков символической логики.

В третьем параграфе освещается эволюция представлений о научном стиле мышления в XVIII - XIX веках. В это время проблема научного метода получает новое звучание в связи с переосмыслением границ науки как специфической формы духовной деятельности, которое приняло форму размежевания науки с характерной манерой философствования, получившей название метафизики. Под метафизикой понималась традиционная и распространенная манера философствования, как и схоластика, оторванная от практических нужд и реальных проблем, а, по Гегелю, недиалектическая и догматичная.

Особую роль в борьбе против метафизики сыграла ранняя форма философии науки – позитивизм, противопоставивший новую – позитивную – манеру философствования и придавший критике метафизического мышления предметную форму обсуждения конкретных вопросов научного языка.

Опирающееся на метод научной индукции, позитивное мышление определялось, во-первых, установкой на поиск ближайших, а не конечных причин явлений, во-вторых, трактовкой причины как явления, а не некой абстрактной сущности, являющейся по сути фикцией и продуктом принятия за причину явления самого явления (удвоением сущностей).

В четвертом параграфе характеризуются основные философские направления в рамках аналитической философии, так или иначе затрагивающие проблемы языка науки: логический позитивизм, философия обыденного языка, прагматизм и инструментализм, научный реализм, критический рационализм Карла Поппера и сменяющие его историцистские концепции науки.

Здесь же представлен обобщенный взгляд на проблему термина, характерный для неклассической гносеологии.

Неклассическая гносеология ХХ века, формировавшаяся под влиянием идей философии науки, изменяет классические представления о процессе познания, основанные на субъект-объектной гносеологической схеме и теории «отражения», что сказывается на подходах к пониманию термина. Ключевыми моментами, определившими характер терминологической работы, являются следующие идеи.

А/ Идея активности познающего субъекта. Если в классической теории познания акцент делался на объекте познания, а целью познания считалось получение истинных знаний, соответствующих объекту, то неклассическая теория познания признанием активной роли субъекта в познавательном процессе вызывает изменение представлений об объекте, который толкуется уже не как реальность в «чистом виде», существующая до и независимо от субъекта и фиксируемая в актах созерцания, а как ее определенный срез, задаваемый через призму теоретических и операциональных средств и способов ее освоения субъектом. В результате реализации принципа активности субъекта -понятие ‘реальность сама по себе’ было отнесено к разряду метафизических и легитимировано понятие ‘научная реальность’ - результат конструктивной деятельности интеллекта;

- подверглась критике теория отражения за пассивный взгляд на процесс познания, за чересчур упрощенную трактовку знания, за игнорирования в нем субъективно-конструктивного момента;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.