WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 24 |

вдоль движения, введенного Пуанкаре в качестве программного в свою теорию, последняя зависимые признаки классификации одной и той же предметной области несовместима с теорией Эйнштейна (между ними возникает конкуренция, несмотря на их кооперативные связи). Также можно проследить эти связи и отношения в становлении — историко-научного материала, иначе говоря, признаки общности сходматематического аппарата СТО — преобразований Лоренца: уже в 1887 г. задолго до ства и совпадения (тождества) в метаобъяснении этими концепциями поЛоренца В. Фогт получил их, также независимо от них их получил и Лармор. Следовательно, следнего2. Вместе с тем, в них можно выявить независимые признаки здесь наблюдаем независимые (почти одновременные) открытия, которых можно назвать когерентными кооперативными эффектами в отличие от зависимых, т.е. некогерентных.

Однако, кроме того, в термине “картина мира” отражена преемственность старого и нового Открытие групповых свойств этих преобразований А. Пуанкаре нельзя отнести к последним.

теоретического знания, т.е. она в самом деле незаконно отождествляет принципиально новое А. Пуанкаре и Эйнштейн получили преобразования Лоренца независимо друг от друга.

теоретическое знание с модификацией старого теоретического знания, так как ФКМ строится Когерентные кооперативные эффекты можно наблюдать при выдвижении “контракционной на основе старых теорий. Таким образом, посредством ФКМ создается своеобразная иллюзия гипотезы” (гипотезы сокращения) Лармором, Д.Ф. Фицджеральдом и Лоренцем, а преемственности между старой и новой теориями, подменяющая принцип соответствия некогерентные — сигнального определения одновременности Пуанкаре и Эйнштейном.

Н. Бора. Стало быть, термин “картина мира” в конкретнонаучном смысле является Отношения конкуренции между тремя учеными возникают при интерпретации этих неудачным, и во избежании ассоциации с этим термином отождествления всякого нового преобразований. Здесь сыграла решающую роль в разрешении этих отношений теоретического знания с модификацией старого, его целесообразно изъять из методологии и эвристическая селективная функция философских принципов (Подробно см.: главу философии науки. “Методология А. Эйнштейна и реконструкция выбора СТО” данного исследования). Такой Сами синтетические концепции — результат кооперативных “эффектов” так называемых же анализ можно провести по отношению к другим физическим теориям, прежде всего, к аналитических концепций, в рамках которых разрабатывались отдельные методологические ОТО Эйнштейна. Но это еще впереди.

65 функции ФКМ, а последняя является, в свою очередь, частным случаем ЧАСТЬ II. ОТ МЕХАНИКИ ГАЛИЛЕЯ ДО КВАНТОВОЙ ТЕОРИИ:

селективной эвристической функции философских принципов). Из сказан- ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ного следует, что концепция В.С. Степина является промежуточной, транзитивной (переходной) от неонатурфилософской концепции М.В. После того как в процессе анализа ведущей тенденции Мостепаненко к концепции В.П. Бранского. Отсюда становится ясным взаимодействия (и взаимовлияния) философии и физики эвристическая наш выбор последней как наиболее адекватно объясняющей процесс фор- функция философских принципов установлена1, необходимо выяснить мирования физической теории и раскрывающей ее подлинную природу, о какие именно философские принципы сыграли в свое время которой ранее уже мы писали. По аналогичной причине она найдет “прак- эвристическую, т.е. селективную роль в процессе формирования тическое” применение во второй части нашего исследования, т.е. выявле- фундаментальных теорий классической (механики Галилея и но ее прикладное значение: данная концепция будет нами положена в ос- электродинамики Максвелла) и неклассической (релятивистской и нову адекватной историко-методологической реконструкции формирова- квантовой) физики. Последние выбраны нами по “рекомендации” Р.

ния теории классической (механики Галилея и электродинамики Максвел- Фейнмана, утверждавшего, что в историко-физическом плане наибольший ла) и современной физики (релятивистских и квантовых теорий). интерес представляют собой способы генерации, четырех наиболее значительных “конструктов” в истории физики: фундаментальных понятий классической механики, классической электродинамики, теории относительности и квантовой механики2. Поэтому структура второй части нашего исследования совпадает с последовательностью формирования (генерации) ниже перечисленных наиболее значимых конструктов:

“инерции” в механике Галилея, “электромагнитного поля” в электродинамике Максвелла, “псевдоевклидового пространственно временного многообразия” в специальной теории относительности и “квантового объекта” в нерелятивистской квантовой механике и проверки их.

В дальнейшем исследовании мы будем исходить из следующей установки. Методологический анализ названных выше теорий должна опираться на историко-научный анализ формирования каждой из них, исходя из того, что между ними существует определенная взаимосвязь, служащая объективной основой их синтеза. Такой синтез в форме историко-методологического анализа позволяет представить историю развития научного знания как закономерный процесс формирования, функционирования и развития (смены) фундаментальных научных теорий (ибо, напомним, последняя — основная единица научного знания). При изучении закономерностей развития физического знания обнаруживается тесная взаимосвязь философско-методологических и историко Эта функция носит селективный характер, а селективной функцией обладают отдельные (весьма конкретные) философские принципы, а не вся философская система в целом.

Фейнман Р. Характер физических законов. – М.: Мир, 1968. С. 178–180. Также эту точку зрения, на наш взгляд, разделяет и В. Гейзенберг. Он в своей книге “Физика и философия” выделяет в истории физики “четыре замкнутых системы понятий”: 1) механику Галилея-Ньютона; 2) теорию теплоты (термодинамику) вместе со статистической интерпретацией её; 3) электродинамику Максвелла, специальную теорию относительности, оптику, магнетизм и 4) нерелятивистскую квантовую механику (См.: Гейзенберг В. Физика и философия. С. 74–75).

67 физических исследований, которая была правильно подмечена, но (“метаобъяснению”), а второй — по преимуществу, метаэмпирическому неверно истолкована постпозитивистами (К. Поппер, И. Лакатос, Т. Кун, описанию (“метаописанию”). Таким образом, первый объясняет, а второй П. Фейерабенд и др.). Методологический анализ структуры физической — излагает.

теории позволяет по-новому взглянуть на её историю, а исследование Очевидно, “феноменологический” подход историка-исследователя и последней решающим образом влияет на формирование “эссенциальный” подход методолога-исследователя к проблеме методологической концепции. Поэтому не будет оригинальным становления фундаментальной теории в целом страдают следующее наше утверждение о том, что если история физики без односторонностью и исчерпывающе не раскрывают внутренний механизм методологии физики слепа, то методология физики без истории физики этого становления.

пуста1. Преодоление недостатков как феноменологического, так и Под методологической реконструкцией научной теории имеется в эссенциального подходов приводит к синтетическому подходу (синтезу виду процесс воспроизведения главных моментов научного исследования, метаэмпирического описания формирования фундаментальной теории с ее когда выделяются из неё необходимые, существенные признаки и стадии. методологической реконструкцией): адекватной историкоОни представляют собой закономерную последовательность необходимых методологической реконструкции научной теории.

методов и процедур исследования и форм знания. Таким образом, Таковы основные моменты нашей исходной позиции, с которой мы абстрагируясь от сопутствующих научному исследованию приступаем к исследованию (вернее, метаисследованию) формирования несущественных обстоятельств как бы затемняющих последнее, фундаментальных физических теорий и эвристической роли философских исследователь-методолог получает естественную закономерную принципов в нем, т.е. “способов генерации” (Р. Фейнман) наиболее последовательность стадий исследования и познавательных процедур, т.е. значительных конструктов этих теорий. При этом в качестве совокупность методологических законов, необходимых для становления синтетической методологической концепции формирования физической истинной научной теории. Оно предполагает движение знаний от явления теории, позволяющей осуществить адекватную историкок сущности, от эмпирических фактов к теоретическим обобщениям. методологическую реконструкцию последних, нами выбрана (по итогам Адекватность методологической реконструкции формирования первой части нашего исследования) концепция В.П. Бранского. В ней фундаментальной научной (физической) теории обеспечивает физическая теория, напомним, рассматривается как: 1) единство метаэмпирическое исследование текстов первоисточников, воспоминаний эмпирического и умозрительного знания; 2) представляющая собой (мемуаров), писем, интервью и др. документов (то, что называют “из некоторую систему (селективно-аксиоматическую по своей природе); 3) первых рук”) творцов теории. Стало быть, в качестве основных обладающей функцией объяснения прежнего эмпирического знания и 4) источников используются историками-исследователями (Ф. предсказания нового эмпирического знания и 5) форма достоверного, а не Розенбергером, М. Лауэ, М. Льоцци, Б.И. Спасским, П.С. Кудрявцевым, вероятного знания.

Я.Г. Дорфманом, М. Джеммером, Н.А. Любимовым, А. Койре, Л.С.

Полаком, А. Пайсом, У.И. Франкфуртом) и названные выше источники ГЛАВА 1. ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ историко-научной информации, но и результаты исследований друг РЕКОНСТРУКЦИЯ ФОРМИРОВАНИЯ КОНСТРУКТА друга2. Также поступают и методологи-исследователи (о чем мы писали в «ИНЕРЦИЯ» В МЕХАНИКЕ Г. ГАЛИЛЕЯ первой части этого исследования). На этом их сходство кончается. А различие между исследователем-методологом и исследователем- Мировоззренческо-методологические предпосылки научной историком заключается в том, что первый подвергает классические тексты революции XVI-XVII вв. Имя Галилео Галилея неразрывно связано с и др. ранее упомянутые здесь источники методологическому объяснению научной революцией XVI-XVII вв., положившей начало современной науке и техногенной цивилизации. Механистическое мировоззрение Нового времени выросло из понятия инерции, обоснованного Г. Галилеем.

Перефразировка известного изречения И. Канта, а вслед за ним Эйнштейна и Лакатоса. Собственно Эта революция имеет предшественников. Прежде всего это Роджер Бэкон, говоря, касаясь второй части этого изречения можно заметить, что история науки (физики) является который боролся против средневековой схоластики, утверждая, что своеобразным полигоном для испытания или проверки (конечно, косвенной) адекватности различных источником знаний является только опыт. В числе предшественников, чье методологических концепций как метаэмпирических конструкций.

Здесь проявляются моменты кооперации (и конкуренции) в их историко-научных исследованиях.

69 учение явилось мировоззренческо-методологической предпосылкой эвристической роли математических средств в построении научной революции, был Николай Кузанский. пантеистической онтологии и космологии Николаем из Кузы, которая Николай Кузанский — представитель ренессансной философии. заключалась не только в идее максимально бесконечного и предельно Поэтому он во многом опирался на традицию неоплатонизма. Однако при единого бога, но и в представлении о мире как об огромной космической этом он исходил в своем учении из положения, что «единому ничто не машине1. Он считал, что «машина мира как бы имеет свой центр повсюду, противоположно»: «единое есть все». Переосмысление Кузанским а свою окружность нигде, ибо бог есть окружность и центр, так как он античной традиции дуализма единого и многого, предельного и везде и нигде»2. Здесь бог олицетворяет космическую машину и в боге беспредельного произошло на основе христианского монизма. Если совпадают противоположности — максимум и минимум. В подвергнуть мировоззрение Кузанского метаисследованию, то получится онтологическом плане бог замещает потенциально бесконечный и следующая картина: перед ним стояла задача сделать выбор между двумя одновременно единый целостный мир. Такое представление о боге и мире названными выше метатеоретическими принципами. Выбор в пользу, что является методологическим знанием, объясняющим старые «единому ничто не противоположно» им сделан с помощью селективного методологические принципы (тождество противоположностей Гераклита, критерия, воплощенного в христианском монизме, которого Кузанский например) и предсказывающим новые методологические принципы разделял как деятельный иерарх-кардинал католической церкви. Из (совпадение противоположностей Н. Кузанского). На фоне этого метатеоретического, т.е. философского утверждения, что единому ничто утверждения, попытки дедуцировать из метатеоретических (философских) не противоположно, Кузанский выводит дедуктивно следующее принципов естественнонаучные законы являются натурфилософской положение: единое тождественно беспредельному, бесконечному. На спекуляцией. Общеизвестно, чтобы обосновать открытый им основе этого положения, т.е. используя его как селектор, он выбирает, методологический принцип совпадения противоположностей Кузанский противоречащее христианскому теизму, пантеистическое мировоззрение. обращается к “математическим мысленным экспериментам”: при Воззрения Кузанского формировались под глубоким влиянием мысленном увеличении радиуса круга до бесконечности окружность мистического пантеизма Мейстера Экхарта и др.1 Стало быть, на первый превращается в бесконечную прямую или одну из сторон треугольника — взгляд кажется, что этот выбор ничего не прибавил тому, что было в до бесконечности, то образовавшаяся бесконечная линия есть и мировоззрении Н. Кузанского. Но это на первый взгляд. В отличие от треугольник, и круг, и шар. Стало быть, из этих рассуждений Кузанского предшественников, он как гуманист был приверженцем античной легко придти к дедуктивному заключению о том, что любая точка философской мысли (Пифагора, Платона, Прокла и др.). Отсюда пантеизм бесконечной линии является одновременно и центром, и окружностью, и Кузанского имеет натуралистическую, естественнонаучную, более того, шаром. Если идти дальше в наших рассуждениях, то придем к математическую ориентацию. Вместе с тем, можно предположить, что следующему выводу: исчезает представление о “привилегированной” пантеистический выбор Кузанского определялся не столько указанным точке — центре окружности или шара. Воистину, “…бог есть окружность выше селектором, но и гуманистической ориентацией в целом его и центр, так как он везде и нигде”.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.