WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 23 |

Пусть для описания мира в естественном языке мы имеем С-предикаты (предикаты, характеризующие сверхчувственные сущности); Ч-предикаты (предикаты, характеризующие чувственные предметы), а среди Чпредикатов - А-предикаты (предикаты априорного созерцания). Поскольку, как отмечено, объекты в мире могут выделяться либо с помощью единичных описательных имен (единичных концептов), либо с помощью общих описательных имен (общих концептов), т.е. содержаний понятий, а они в свою очередь могут состоять лишь из перечисленных выше предикатов, можно сформулировать следующие критерии существования объектов (сущностей) в мире.

1. Критерий существования сверхчувственных нефизических сущностей. “Нечто нефизическое существует сверхчувственно”, если оно выделяется в сверхчувственном нефизическом мире в качестве его необходимого элемента посредством С-предикатов естественного языка либо с помощью непротиворечивого единичного концепта, либо с помощью непротиворечивого общего концепта, т.е. является содержанием непротиворечивого понятия. В противном случае, т.е. если это нечто в мире выделяется посредством С-предикатов естественного языка с помощью противоречивых концептов, то оно не существует.

Нетрудно понять, что условие непротиворечивости необходимо и достаточно для отделения в сверхчувственном нефизическом мире существующих сущностей от несуществующих, так как сверхчувственные нефизические сущности могут иметь непосредственно лишь мысленные, т.е.

логические, а не чувственно фиксируемые различия. На мой взгляд, этот критерий является более конкретным, более конструктивным по сравнению с другими, предложенными в современной методологии науки, на основе языка классической логики предикатов. Так, например, согласно У.

Куайну, “существовать это значит быть значением квантифицируемой переменной”52. Очевидно, однако, что прежде чем стать значением квантифицируемой переменной, предмет (сущность) должен существовать. Ведь, например, мы не можем выбрать в качестве значений квантифицируемой переменной в языке логики предикатов “круглые квадраты”.

Как известно, определенные трудности, связанные с принятием условий непротиворечивости соответствующих концептов и понятий в качестве критерия существования сверхчувственных нефизических сущностей (предметов), исходят от формализованной аксиомы свертываемости, применяемой в логицистских программах сведения арифметики к логике и выходящей за пределы математики. (По существу, эта аксиома формулирует принципы выделения в мире классов предметов по любому непротиворечиво мыслимому условию). В символическом языке логики предикатов она имеет следующую запись:

y x ((x y) F(x)), где F(x) есть непротиворечиво мыслимое условие, по которому строится определенный класс объектов (сущностей). В теоретико-множественной интерпретации эта аксиома имеет следующее прочтение: существует класс сущностей y такой, что для всякой сущности x тогда и только тогда x принадлежит классу y, когда F(x), т.е. когда x выполняет некоторое непротиворечиво мыслимое условие. Парадоксально, что при непротиворечивом условии x x из этой аксиомы выводимо противоречие, что подтверждает невозможность выделить в мире класс объектов по непротиворечивому условию.

Дедукция противоречия.

1. y x ((x y) ~ F(x)) {акс. сверт.}.

2. y x (x y) ~ (x x) {подст. x x вм. F(x)}.

3. x ((x a) ~ (x x)) {Удал. :2}.

4. (a a) ~ (a a) {Удал. :3}.

Как нетрудно видеть, на шаге 4 возникает противоречие: тогда и только тогда а принадлежит a, когда а не принадлежит а. Однако, как известно, можно избежать этого противоречия, если принять в языке рассуждения теоретико-типовые ограничения, разработанные Б. Расселом. Таким образом, оказывается, что в конечном счете все же можно выделить класс предметов по непротиворечивому условию и есть все основания считать сформулированное выше определение предиката - “нечто нефизическое существует в сверхчувственном мире” - в качестве критерия существования сверхчувственных нефизических сущностей. Данный критерий приложим ко всем непротиворечиво мыслимым в границах теоретического разума сверхчувственным нефизическим сущностям в различных областях познания. Например, если мы относим выражение “субстанция cause sui” к категории единичного понятия и непротиворечиво определяем его как сверхчувственная “сущность, которая причиняет все существующее в мире, а сама ничем не причиняется извне”, то это означает, что субстанция cause sui существует в сверхчувственном мире.

2. Критерий существования предметов априорного созерцания.

“Нечто существует в априорном созерцании”, если оно выделяется в мире посредством Ч-предикатов либо на основе непротиворечиво-мыслимых единичных описательных имен, либо на основе непротиворечивомыслимых общих описательных имен (понятий) и промысливание этих имен вызывает a priori чистое созерцание этого “нечто”. В противном случае, т.е. когда предмет мыслится непротиворечиво, но его образ не возникает в чистом созерцании, то он не существует в априорном созерцании.

Так, например, можно считать, что в мире предметов априорного созерцания существуют крылатые лошади. Во-первых выражение “крылатая лошадь” относится к категории описательных имен; во-вторых можно рассматривать как Ч-предикат; в-третьих, это выражение мыслится непротиворечиво и вызывает соответствующее данному имени чистое созерцание a priori крылатой лошади. Напротив, круглые квадраты не существуют как предметы чистого созерцания, так как выражение “круглый квадрат” хотя и можно рассматривать как выражение, предназначенное для выделения в мире предметов созерцания, т.е. как Ч-предикат, но он мыслится как противоречивое описательное общее имя (понятие). В силу этого его промысливание не вызывает в сознании познающего субъекта априорное созерцание мыслимого предмета.

На мой взгляд, следует различать объекты априорного созерцания и объекты априорного конструирования. Это различие у Канта четко не проводится. Как уже отмечалось, конструировать понятие, по Канту, означает изобразить a priori соответствующее ему созерцание.

На первый взгляд слово “изобразить” имеет тот же самый технологический смысл, что и слово “конструировать”. Однако это предположение опровергается, как только мы познакомимся с разъяснением Канта. Согласно Канту, изобразить чистое рассудочное понятие (Ч-предикат в нашей терминологии) значит представить его в связи с предметом возможного опыта53. Но ведь представить в связи с предметом возможного опыта можно и понятие “многолетнее растение, имеющее корни, ствол и крону”54. Промысливание этого понятия познающим субъектом, несомненно, вызывает a priori чистое созерцание дерева, которое является единичным обобщенным представителем всех элементов объема данного эмпирического понятия. Вряд ли эту процедуру, однако, следует назвать конструированием понятия, несмотря на то, что в результате этой процедуры мы получаем объект априорного созерцания. С другой стороны, в текстах сочинений Канта можно найти примеры действительного конструирования из области геометрии. Например, мысленное построение чертежа для доказательства теоремы: для всякого треугольника верно, что сумма его внутренних углов равна 180 градусам и его вторичное, эмпирическое изображение на бумаге55.

Таким образом, на мой взгляд, под конструированием понятий следует понимать возникновение в сознании некой сложной геометрической фигуры, скомбинированой из более простых или исходных базисных геометрических фигур на основе понятия о данной фигуре. При этом под исходными базисными геометрическими фигурами следует понимать те геометрические фигуры, преобразование которых приводит к построению более сложной геометрической фигуры, а объектом с абсолютными исходными качествами, видимо, следует считать точку. От нее можно повести различные ветви конструирования фигур эвклидовой геометрии. Например, движение точки в пространстве образует линию, движение линии в пространстве в направлении, перпендикулярном к ней, образует плоскость, движение плоскости в направлении, перпендикулярном к ней, образует объем.

Другой путь конструирования геометрических фигур: созерцание трех точек, не лежащих на одной прямой и соединенных друг с другом линиями, образует треугольник, соединение двух сторон треугольника под прямым углом образует прямоугольный треугольник, вращение прямоугольного треугольника вокруг одного из своих катетов образует “конус” и т.д.

Возьмем теперь понятие “крылатая лошадь”. Ясно, что промысливание этого общего имени (понятия) автоматически порождает a priori в сознании человека образ крылатой лошади.

Однако промысливание данного понятия нельзя назвать его конструированием. Во-первых, образ крылатой лошади возникает в сознании познающего субъекта, а не строится в процессе чистого созерцания крылатой лошади; во-вторых, хотя крылатая лошадь имеет свою “геометрию” в том смысле, что она есть сложная объемная фигура, образованная в результате соединения двух других сложных объемных фигур - лошади и крыльев, однако они не являются базисными геометрическими фигурами, т.е. треугольниками, окружностями, четырехугольниками и т.д. Конечно, этот процесс промысливания, в результате которого автоматически возникает a priori чистое созерцание предмета, являющегося обобщенным представителем всех элементов объема данного понятия, можно назвать процессом изображения. Однако очевидно, что конструирование понятия есть частный случай его изображения, а предметы априорного конструирования суть подмножества множества предметов априорного созерцания.

2). Критерий существования предметов априорного конструирования (АК-предметов). Нечто существует в мире как АК-предмет, если его можно выделить среди существующих АС-предметов на основе операции конструирования соответствующего ему понятия. В противном случае нечто не существует в качестве АК-предмета. Отсюда следует, что всякий АКпредмет есть одновременно и АС-предмет, но обратное неверно.

3). Критерий существования в мире эмпирических предметов. “Нечто существует в мире эмпирически” (как эмпирический объект), если оно выделяется в мире посредством языка Ч-предикатов либо на основе непротиворечиво-мыслимых единичных описательных имен, либо на основе непротиворечиво-мыслимых общих описательных имен (понятий) и может фиксироваться органами чувств субъекта познания. В противном случае нечто не существует в качестве эмпирического предмета, а только существует в сознании познающего субъекта лишь как мысль о таком предмете.

Между понятиями, описывающими эмпирические предметы и понятиями априорного чистого созерцания, которые согласно подходу Канта, видимо, следует относить к понятиям теоретического разума, существует определенная связь. Эта связь заключается в том, что некоторые эмпирические понятия одновременно являются понятиями априорного чистого созерцания. Так, например, понятие “голубая ель”, несомненно, является эмпирическим, в то же время оно является и понятием априорного чистого созерцания, так как его промысливание a priori вызывает у субъекта познания образ голубой ели. Эмпирическое же понятие “колокольный звон” не является понятием априорного чистого созерцания, как и не всякое понятие априорного чистого созерцания является одновременно эмпирическими. Например, понятие “крылатая лошадь” является понятием априорного чистого созерцания, но не является эмпирическим понятием. Таким образом, эмпирические понятия находятся в отношении пересечения с понятиями априорного чистого созерцания. Очевидно, что эмпирические понятия и понятия априорного чистого созерцания составляют понятийный базис теории экспериментального естествознания и эвклидовой геометрии и косвенно могут использоваться, как мы покажем далее, в теории положительной теоретической метафизики, где понятийный базис составляют понятия о сверхчувственных нефизических сущностях.

Описанная типология понятий позволяет уточнить базисные понятия критической философии Канта - “теоретический разум” и “практический разум”. Теоретический разум - это разум, оперирующий объективно непустыми понятиями, т.е. понятиями, в объеме которых мыслятся реально существующие объекты (сущности). Практический разум - это разум, оперирующий понятиями, непустота объема которых постулируется практической целесообразностью в жизнедеятельности людей.

В теории онтологического существования объектов (сущностей), в том числе и относящихся к области теоретической положительной метафизики, особый познавательный интерес имеет проблема единства мира. Каким образом связаны между собой сверх- чувственные нефизические сущности, предметы априорного созерцания и эмпирические предметы Сформулированные выше критерии их существования, показывают, что названные сущности могут мыслиться непротиворечиво. Это обстоятельство наводит на постановку еще более значимой метафизической проблемы: не скрывается ли за л о г и ч е с к и м признаком единства мира его о н т о л о г и ч е с к о е единство в статусе существования его структурных частей Ведь только в случае положительного ответа на данный вопрос можно говорить о действительном единстве мира. В свою очередь последнее следует признать существующим лишь в том случае, если удается показать, что все описанные сущности (предметы) находятся либо в границах опыта, либо по меньшей мере в границах возможного опыта. Согласно Канту, как известно, все сущности (предметы), которые находятся в границах опыта либо в границах возможного опыта, во-первых, существуют, а во-вторых, находятся в орбите научного познания.

При этом все эмпирические объекты суть объекты действительного опыта, все объекты априорного созерцания суть объекты возможного опыта, а все сверхчувственные сущности находятся за границами возможного опыта. Встает вопрос: все ли сверхчувственные сущности находятся за границами возможного опыта, являются недосягаемыми для него Я утверждаю, что н е в с е; это вытекает из доказательства в теории онтологического существования следующего принципиально важного тезиса: (1) тогда и только тогда нечто чувственно представимо непосредственно либо опосредовано, когда оно мыслится непротиворечиво. Обоснуем этот тезис.

Допустим, мы имеем непротиворечивое эмпирическое понятие “крупное растение, имеющее корни, ствол и крону”. Промысливая это понятие, мы возбуждаем в своем сознании обобщенный образ элементов его объема, т.е. начинаем чувственно их представлять. Теперь, наоборот, допустим, что мы имеем образы некоторых деревьев, т.е. наблюдаем их в опыте. Тогда на основе данных наблюдений мы можем составить их непротиворечивое описание: “крупное растение, имеющее корни, ствол и крону”.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.