WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 23 |

Как отмечено, в метафизике возможные трактовки знания (как веры или как аподиктического знания) зависят от того, насколько строго обосновывается непротиворечивость данной области знания. Если обратиться к положительной теоретической метафизике, то вопрос о конституировании ее в статусе знания окажется в значительной степени риторическим. На самом деле никакого выбора у нас нет, коль скоро мы признали наукой математику, в отсутствие метатеоретического доказательства непротиворечивости формальной аксиоматической системы, адекватной для формализации арифметики натуральных чисел. Разумеется, нужно понять основания, по которым мы имеем право придать математическому знанию статус научного знания. Я считаю, что эти основания заключаются в том, что содержательные доказательства теорем в математике обладают интерсубъективной значимостью: как необходимо-истинные высказывания они удовлетворяют самым высоким критериям строгости. Иначе говоря, мы можем утверждать, что современная математика, ориентируясь на идеалы научного познания, руководствуется в своих исследованиях реальными нормами научного познания. При этом с идеалами научного познания в математике, очевидно, связывается достижение метатеоретического доказательства непротиворечивости формальной аксиоматической системы, адекватной для формализации арифметики натуральных чисел, доказательство полноты этой системы, достижение дедукции всех законов элементарной теории чисел, возможности сведения всех разделов математики к теории натуральных чисел. С реальными нормами научности - интерсубъективные содержательные доказательства теорем математики с учетом осознания содержательной непротиворечивости всех понятий и высказываний, употребляемых в доказательствах этих теорем.

Сравнивая математику и положительную теоретическую метафизику, мы, несмотря на различия применяемых языков, с помощью которых формулируются законы математики и могли бы формулироваться положения метафизики, должны также отметить глубокий параллелизм между ними.

1. Как в математике, так и в положительной теоретической метафизике есть семейство относительно самостоятельных концепций, находящихся друг к другу в различных "плоскостях дедукции", соединенных описательными переходами.

2. Как предметная область арифметики, так и предметная область положительной теоретической метафизики представлены множествами сверхчувственных сущностей, о которых в каждом конкретном рассуждении возможно априорное необходимо-истиное знание.

Ввиду глубокой аналогии между арифметикой, которая лежит в фундаменте всего математического знания, и положительной теоретической метафизикой, которая, как мы покажем далее, лежит в основе всего философского знания, есть все основания утверждать, что реальной нормой научности для положительной теоретической метафизики есть также содержательная непротиворечивость всех ее понятий и высказываний, развертываемых в некотором конкретном акте метафизической аргументации.

ГЛАВА III ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ МЕТАФИЗИКИ, ФИЛОСОФИИ И ТЕОЛОГИИ: ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ Жизнь коротка, а религия - сложна.

Августин Все сущее эмманирует из одной причины, из первой.

Прокл В истории философии известны различные, в том числе и взаимоисключающие, принципы философской систематизации мира. И проблема заключается в том, какую из существующих систем считать наиболее соответствующей человеческим понятиям об устройстве мира. Так, в истории философии уже имеется философская система, построенная на принципе материалистического монизма - диалектический материализм, не содержащий в себе метафизического раздела, исключающий какое-либо описание конечных сверхчувственных нефизических оснований бытия. Это обстоятельство побуждает нас поставить вопрос о возможности построения философской системы, адекватно описывающей мир и в то же время исключающей метафизический аспект.

Ответ на этот вопрос начнем с анализа уже имеющихся в истории философии концепций.

1. Множественность чисто философских систематизаций мира как историко-философский факт В истории философии известны монистические, дуалистические и плюралистические систематизации мира.

Монистические системы (от латинского mono - один) в объяснении мира исходят из какой-либо одной субстанции. Если в основе мира усматривают материальную субстанцию (материальное первоначало), то, как известно, такие системы называются системами материалистического монизма, если идеальную субстанцию (мысль, сознание, идею, дух), то такие системы называются системами идеалистического монизма. Элементы непоследовательного материалистического монизма, как принято считать, содержатся уже в наивных представлениях древнегреческих философов (Фалес, Анаксимен, Анаксимандр) Милетской школы - VI век до н.э., западное побережье Малой Азии, и в философских воззрениях Гераклита88.

Фалес считал субстанцией мира воду, Анаксимен - воздух, Гераклит - огонь, Анаксимандр в качестве первоосновы мира считал апейрон, т.е. некое извечное и бесконечное правещество. К направлению материалистического монизма в древнегреческой философии относятся также Левкипп и Демокрит с их представлениями об атоме как материальной субстанции мира (действительное существование Левкиппа как исторической личности оспаривается некоторыми исследователями)89. В современной философии наиболее разработанной системой материалистического монизма является диалектический и исторический материализм - марксистская философия. Исходный постулат этой системы: в мире ничего не существует, кроме постоянно движущейся и развивающейся материи, ее форм, свойств и отношений. При этом материя в диалектическом материализме также понимается как субстанция типа cause sui, которая в плане решения основного вопроса марксистской философии - вопроса об отношении материи к сознанию - является причиной и основой возникновения сознания.

В качестве исторически первой системы идеалистического монизма в греческой философиии можно рассматривать систему объективного идеализма Платона90. Наиболее развитой системой идеалистического монизма Нового времени, несомненно, является система объективного идеализма Г.-В. Гегеля.

В дуалистических систематизациях мира (от лат. dualis - двойственный) исходят из двух равноправных и независимых друг от друга материального и идеального начал91. Дуализм противоположен как материалистическому, так и идеалистическому монизму. Термин "дуализм" был введен в философию немецким философом Христианом Вольфом (16791754)92.

Представителем классического дуализма в истории философии был Р. Декарт (1596-1650), усматривавший в основе мира две субстанции: идеальную и материальную. Атрибутом идеальной субстанции Декарт считал мышление, а атрибутом материальной - протяжение. Подобная трактовка этих субстанций создавала так называемую психофизическую проблему:

мышление и протяжение как совершенно разнородные атрибуты не могут иметь точки соприкосновения. Разрешение этой проблемы состоит в допущении в конечном счете существования более глубокой первопричины мира - Бога, который "удерживает" материальную и духовную субстанции в состоянии психофизического параллелизма и коррелирует их соотношение93.

В плюралистических (от лат. pluralis - множественный) систематизациях мира исходят из более чем двух независимых друг от друга субстанций в объяснении качественного многообразия мира (термин "плюрализм" также введен в философию Х. Вольфом94). На мой взгляд, следует различать материалистический и идеалистический плюрализм. Характерным представителем материалистического плюрализма в древнегреческой философии был, как мне представляется, Эмпедокл (ок. 490 - ок. 430 до н.э.).

Его натурфилософия - "синтез ионийской физики, элейской метафизики бытия и пифагорейского учения о пропорции" - включает четыре традиционные стихии - огонь, воздух, воду и землю, - которые получили статус элементов (Эмпедокл называл их "корнями всех вещей"), т.е. несводимых, самотождественных, количественно и качественно неизменяемых субстанций; органические вещества образуются из сочетания их в определенной пропорции"95.

Примером реализации принципа идеалистического плюрализма, на мой взгляд, можно считать метафизические представления Лейбница. Согласно Лейбницу, мир состоит из метафизической и физической реальности. Метафизическая реальность, в свою очередь, состоит из бесчисленных психически деятельных субстанций, неделимых первоэлементов бытия, - монад, которые не зависят друг от друга, находятся друг к другу в отношении предустановленной гармонии и в конечном счете порождают физические феномены96.

Однако рассмотренные примеры, на мой взгляд, можно назвать дуалистическими и плюралистическими системами лишь относительно. При дальнейшем углублении в них обнаруживается, что в конечном счете и две субстанции Декарта, и четыре первоэлемента Эмпедокла, и бесконечное множество монад Лейбница производны от абсолютной божественной субстанции. Она единственно может быть субстанцией типа cause sui, т.е.

такой субстанцией, которая является причиной как самой себя, так и всего отличного от нее, в то время как перечисленные могут быть названы субстанциями лишь относительно. Таким образом, в конечном счете и данные систематизации мира являются частными случаями теологического монизма.

Возможность материалистической систематизации мира основывается на принципе, аналогичном принципу теологического монизма. Очевидно, что если творческое созидание нового в мире в системах теологического монизма приписывается Богу, то в материалистическом монизме созидательная сила приписывается материальной субстанции. Однако здесь возникает сложность: что есть материальная субстанция В истории философии известна промежуточная между материализмом и идеализмом форма систематизации мира, называемая пантеизмом, - философское учение, отождествляющее бога и природу (термин "пантеизм" был введен нидерландским теологом Й. Фаем). Принято считать, что в форме пантеизма могут реализовываться две тенденции в систематизации мира:

материалистическая (растворять Бога в природе) и идеалистическая или религиозно-мистическая (растворять природу в Боге).

В историко-философской литературе отмечается, что реализация той или иной тенденции зависит от господствующего в обществе состояния общественного сознания. Так, доминирование религиозности вызывает реализацию материалистической (натуралистической) формы пантеизма;

напротив, при преобладании в обществе светского настроения в форме пантеизма может реализовываться религиозно-мистическое осмысление мира. Принято считать, что пантеистические идеи в виде материалистической тенденции содержались в древнеиндийской философии (особенно в брахманизме, индуизме и веданте), в древнекитайской философии (даосизм), в древнегреческой философии (Милетская школа).

В качестве особой формы пантеизма в истории философии рассматривается панентеизм - религиозно-мистическое учение, согласно которому природа, мир не растворяются, а пребывают в Боге как личности. Термин введен в философию немецким философом Краузе (1828) для отличения своей религиозно-мистической системы от системы натуралистического пантеизма, выражающего материалистическую тенденцию. Наиболее яркими представителями панентеистической мистики в Германии XVI-XVII вв. были С. Франк, В. Войгель, Я. Беме, И. Шефлер97.

В эпоху Возрождения философская мысль развивается в форме пантеизма с натуралистической тенденцией и находит выражение в трудах Н. Кузанского, Дж. Кардано, Ф. Патрици, Т. Кампанеллы, Дж. Бруно.

К направлению натуралистического пантеизма принадлежал нидерландский философ Спиноза (1632-1677). Центральный пункт философии Спинозы - тождество Бога и природы, которую он понимал как единую, вечную и бесконечную субстанцию, исключающую существование какоголибо другого начала, и тем самым - как причину самой себя (cause sui).

Признавая реалистичность бесконечного многообразия единичных телесных вещей, Спиноза понимал их как совокупность модусов, т.е. отдельных проявлений единой природной субстанции. Качественная характеристика субстанции раскрывается у Спинозы в понятии атрибута как неотъемлемого свойства субстанции. Число атрибутов у субстанции в принципе бесконечно, хотя конечному человеческому интеллекту открываются только два из них - протяжение и мышление. Так, в противоположность Декарту, стоявшему на позициях дуализма, Спиноза строит систему материалистического монизма под знаком пантеизма.

Описанные систематизации мира, как мы видели, противоположны друг другу, исключают одна другую и, если мы за каждой из них одинаково признаем равновозможный уровень объяснения мира, то это означает, что мы просто не имеем адекватной философской систематизации мира.

Очевидно, что ни одно из семейства этих учений не удовлетворяет принципу конкретной содержательной непротиворечивости, который мы рассматриваем в качестве основополагающей нормы научности всякого знания. Сторонник материалистического монизма, например, будет считать высказывание: "Материя есть субстанция мира" - истинным, а сторонник идеалистического монизма будет считать его ложным. Аналогичным образом обстоит дело с высказыванием: "В основе мира лежат две независимые друг от друга субстанции". Очевидно, что дуалист признает его истинным, а плюралист - ложным.

В то же время мы знаем, что в подлинно научных теориях, например, в математике, каждое высказывание является истинным для любого человека независимо от личных симпатий, антипатий, амбиций, интересов и склонностей - при условии предъявления его доказательства. Следовательно, до тех пор, пока мы не покажем, что лишь одна из этих систематизаций мира является наиболее обоснованной, отвечающей требованиям научности, все они должны рассматриваться нами всего лишь как равноправные гипотезы, претендующие на адекватное миропонимание. Разумеется, в философском познании мы будем иметь дело с более либеральными (в силу того, что философия излагается естественным языком) критериями строгости и точности, нежели в математическом познании, однако, очевидно, что эти критерии должны быть вполне достаточными, чтобы освободить философскую систему от разрушительного скептицизма.

Такими критериями, на мой взгляд, могут быть следующие принципы:

1) целостное объяснение мира в диахроническом аспекте. Этот принцип означает, что, во-первых, в анализируемой систематизации мира должна быть определена конечная субстанция типа cause sui и, во-вторых, для каждой сущности (объекта), любого уровня реальности может быть описан путь ее последовательного становления от абсолютной субстанции cause sui до ее актуального состояния;

2) целостное объяснение мира в синхроническом аспекте, который означает нахождение общего признака у объектов на каждом этапе их последовательного становления.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.