WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 23 |

“Это яблоко - красное”. Очевидно, что при промысливании этого суждения у познающего субъекта возникает чистое априорное созерцание красного яблока, которое можно назвать с психологической точки зрения созерцанием-ожиданием. Рассматривая реальное яблоко, обозначенное словом “это”, исследователь получает вторичное эмпирическое подтверждение соответствия суждения положению дел. Назовем это рассмотрение созерцанием-верификатором. Мысленная констатация этого факта свидетельствует об истинности суждения “Это яблоко - красное”. В терминах теории отражения это означает, что чистое априорное созерцание красного яблока, т.е. созерцание-ожидание, является в данном случае гносеологическим образом эмпирического созерцания красного яблока, т.е. гносеологическим образом созерцания-верификатора.

При установлении ложности данного суждения исследователь получает в качестве вторичного эмпирического созерцания созерцание-фальсификатор. Им может, например, быть эмпирическое созерцание зеленого яблока. При этом, разумеется, исследователь мысленно констатирует несоответствие того, что утверждается в суждении: “Это яблоко - красное”, - реальному созерцанию и заключает о ложности данного суждения. В терминах теории отражения это означает, что в данном случае созерцаниеожидание не является гносеологическим образом эмпирического созерцания, т.е. созерцания-фальсификатора.

Ситуация установления истинности (или ложности) синтетического суждения a priori на основе процедуры конструирования входящих в него понятий, применяемой в элементарной геометрии, отличается от описанной тем, что в этом случае и созерцание-ожидание и созерцаниеверификатор (или фальсификатор) являются чистыми априорными созерцаниями.

Механизм вторичного установления истинностного значения аналитических суждений положительной теоретической метафизики с непустыми субъектами, как мы покажем далее, отличается в свою очередь от предыдущего. Метод символизирования сверхчувственных сущностей в положительной теоретической метафизике принимает вид условного изображения сверхчувственного в чувственном и, как и созерцание-ожидание и созерцание-верификатор, является чистым априорным созерцанием, имеющим условный характер. Из этого следует необходимость предварительной формулировки условий истинности этих суждений относительно графической модели сверхчувственных метафизических сущностей, т.е. относительно кругов, или диаграмм Эйлера.

Рассмотрим соответствующие примеры. Так, случай установления истинности синтетического суждения a priori “для всякого треугольника верно, что сумма его внутренних углов равна 180 градусам”70 (рис. 2, 3).

а b Рис. 2. Схема изображения созерцания-ожидания На рис. 2 а суть изображения углов треугольника, а b есть изображение развертки углов треугольника. Соответственно в результате конструирования смысла всего суждения получаем созерцание-верификатор следующего вида:

Рис. 3. Схема изображения созерцания-верификатора Далее: в конструкции созерцания-верификатора мы узнаем в качестве его элемента созерцание-ожидание, что в итоге позволяет заключить: суждение “для всякого треугольника верно, что сумма его внутренних углов равна 180 градусам” является истинным.

Наконец, рассмотрим процесс вторичного установления истинности аналитического суждения положительной теоретической метафизики с помощью метода символизирования на кругах Эйлера. В данном случае символизируем на кругах соответствующие классы сверхчувственных метафизических сущностей, выделяемых данным суждением субъектом S и предикатом P при экстенсиональном истолковании данного суждения. В соответствии с этим методом исходное множество реально существующих объектов, или универсальное множество, на котором выделяются объемы S и P изобразим в виде прямоугольника и обозначим буквой U. Соответственно, классы существующих объектов (сущностей), входящих в объемы S и P, будем изображать кругами, а отдельные предметы в U будем обозначать точками. При формулировании условий истинности общеутвердительного суждения A, общеотрицательного суждения E, частноутвердительного суждения Y, частноотрицательного суждения О будем понимать их как категорические суждения, т.е. как атрибутивные суждения, у которых точно выяснено их качество и количество71. В соответствии с уточнением категорического суждения будем понимать кванторное слово “все” как “для всякого”, а кванторное слово “некоторые” как “по меньшей мере один, а может быть, и все”, т.е. как “по крайней мере некоторые, а может быть, и все”.

Тогда условия истинности (ложности) суждений A, E, Y, O можно сформулировать в следующих определениях:

1). Суждение вида A истинно, если и только если объем его субъекта S полностью включается в объем предиката P; и ложно в противных случаях.

2). Суждение вида E истинно, если и только если объем его субъекта S полностью исключается из объема его предиката P; и ложно в противных случаях.

3). Суждение вида Y истинно, если и только если объем его субъекта S по меньшей мере частично включается в объем его предиката P; и ложно в противных случаях.

4). Суждение вида О истинно, если и только если объем его субъекта S по меньшей мере частично исключается из объема его предиката P; и ложно в противных случаях.

Изобразим на кругах Эйлера фактически возможное соотношение объемов терминов S и P для суждений вида A, E, Y, O с учетом отношений между объемами имен и понятий, которые могут стоять на местах S и P.

Рис. 4. Схема семантических моделей Очевидно, что суждение вида A будет истинным в случаях 1, 3 и ложным - в 2, 4, 5, 6, 7; E будет истинным в 5, 6, 7 и ложным - в 1, 2, 3, 4; Y будет истинным в 1, 2, 3, 4 и ложным - в 5, 6, 7; О будет истинным в 2, 4, 5, 6, 7 и ложным - в 1, 3.

Теперь рассмотрим процесс вторичного установления истинности аналитического суждения позитивной теоретической метафизики с непустым субъектом. (1) “Все ноумены суть сверхчувственные сущности”. На основе A-постулата: “Ноумен есть сверхчувственная нефизическая сущность” - имеем (1): “Все сверхчувственные нефизические сущности суть сверхчувственные сущности”. Так как понятие “сверхчувственная нефизическая сущность”, стоящее в данном суждении на месте субъекта S, мыслится непротиворечиво, то в соответствии со сформулированным выше критерием существования сверхчувственных сущностей сверхчувственные нефизические сущности существуют. Следовательно, их можно символизировать на кругах Эйлера.

Аналогичным образом обстоит дело с понятием, стоящим на месте предиката P в данном суждении, т.е. с понятием “сверхчувственная сущность”. Следовательно, объем данного понятия также можно символизировать с помощью круга. Если учесть, что сверхчувственные сущности могут быть как нефизическими, так и физическими, т.е. сущностями, которые аффицируют чувственность человека, но не преодолевают порог его чувствительности, то становится ясным, что объем понятия “сверхчувственная нефизическая сущность” полностью входит в объем понятия “сверхчувственная сущность”. Вот как это можно изобразить в диаграмме Эйлера.

2 U Рис. 5. Схема конструирования суждения на кругах Эйлера:

U - объем общего имени "сущность"; 1 - объем понятия "сверхчувственная нефизическая сущность"; 2 - объем понятия "сверхчувственная сущность" В согласии с классическим пониманием истины как соответствия суждения положению дел в действительности процесс вторичного установления истинности данного суждения осуществляется субъектом познания в следующем порядке. Сначала исследователь (субъект познания), исходя из условия истинности категорического суждения вида A, мысленно в чистом априорном созерцании строит созерцание-ожидание следующего вида:

S Р Затем на основании содержания субъекта S и предиката P данного суждения строит вторичное фактическое изображение на кругах Эйлера отношения между объемами субъекта S и предиката P; и снова получает a priori созерцание-верификатор вида:

S Р На этом основании познающий субъект заключает, что суждение (1'):

"Все сверхчувственные нефизические сущности суть сверхчувственные сущности" является истинным и, следовательно, исходное аналитическое суждение "Все ноумены суть сверхчувственные сущности" также является истинным.

Тем самым показывается, что, оперируя в положительной теоретической метафизике понятиями "истинное" и "ложное", мы находимся в границах возможного опыта и одновременно в границах теоретического разума в смысле Канта.

3. Истина и гносеологическое отражение.

Познаваемость мира в позитивной теоретической метафизике Осуществленный в предшествующем параграфе анализ позволяет утверждать, что во всяком истинном суждении вообще и во всяком истинном суждении (синтетическом суждении a priori, аналитическом суждении с непустым субъектом), в частности в суждениях положительной теоретической метафизики, мы имеем дело с ситуацией г н о с е о л о г и ч е с к о г о о т р а ж е н и я, так как во всех этих случаях созерцание-ожидание является образом созерцания-верификатора. Напротив, в ложном суждении априорное созерцание-ожидание не является образом созерцания-фальсификатора и, следовательно, в данном случае нет оснований говорить о ситуации гносеологического отражения.

Мне представляется необходимым в философском анализе отличать гносеологическое отражение от механического, физического и в общем случае от онтологического отражения. Например, отпечаток какого-либо предмета на пластине из воска или гипса можно рассматривать как образ предмета и даже вполне уместно утверждать, что этот отпечаток предмета на воске или гипсе есть отражение самого предмета и что он может иметь в познании определенное значение. В данной ситуации субъект познания одновременно созерцает эмпирический образ предмета и эмпирическое отражение оригинала, т.е. самого предмета.

Однако, если более пристально рассмотреть случаи употребления понятия "отражение" в гносеологических контекстах, то можно обнаружить, что в них слово "отражение" приобретает смысл, заданный отрицательной теоретической метафизикой Канта. Можно ли считать вещи для нас, т.е.

вещи как они нам являются, отражениями вещей самих по себе (в себе), т.е.

отражениями вещей, какими они существуют вне нашего восприятия С точки зрения наивного реализма это означает, что, например, красное яблоко будет красным и в нашем восприятии, когда мы его рассматриваем как вещь для нас, и остается красным как “вещь” в себе, т.е. вне нашего восприятия. Однако, по Канту и его критической философии, этого заключить нельзя. Когда красное яблоко никем чувственно не воспринимается, оно, конечно, не исчезает, но, находясь за границами чувственного восприятия, оказывается неким объективным предметом, о котором нельзя высказать ни один чувственный предикат. Иначе говоря, оно есть объективное нечто, о котором нельзя утверждать, что оно круглое, твердое и т.д. тело красного цвета. Оно есть реально существующая сверхчувственная сущность, аффицирующая нашу чувственность и порождающая в нас представления о вещи для нас, т.е. оно есть “вещь в себе” (сама по себе).

На первый взгляд определение данной сверхчувственной сущности в качестве "вещи в себе" представляется некорректным, так как мы знаем определенные перечисленные выше ее признаки и, следовательно, получаем о ней определенную информацию. Однако внимательный анализ кантовской концепции показывает, что в системе его критической метафизики данная терминология употребляется вполне корректно. Ведь, согласно Канту, информацию о вещах в себе мы имеем в границах практического разума, следовательно, эта информация имеет статус веры, а не знания.

Знание же, как известно, традиционно характеризуется в философии как достоверная информация, т.е. как эпистема в отличие от доксы (мнения).

Кант считал, что мы, люди, можем знать мир таким, каким он нам является, и не можем знать его таким, каким он является сам по себе, без нас.

Этот вывод, безусловно, содержит в себе элементы агностицизма, однако было бы недоразумением считать, что отрицательная теоретическая метафизика Канта полностью исключает познание мира. Ведь, согласно Канту, чувственный фрагмент мира как в эмпирической ипостаси, так и в ипостаси объектов чистого априорного созерцания познаваем, что следует из его положительных ответов на вопросы: 1) возможно ли чистое естествознание 2) возможна ли математика как наука72 Если исходить из понимания "вещи в себе" как некоего объективно существующего предмета, аффицирующего чувственность человека и вызывающего в его сознании образ предмета (явления), то очевидно, что под "вещью в себе" Кант понимал физические макрообъекты, существующие сами по себе, вне наших познавательных способностей. Но это означает, что физические микрообъекты, такие как элементарные частицы (электроны, позитроны, нейтрино и др.), оказываются за пределами рассмотрения в кантовских метафизиках (отрицательной теоретической и положительной практической в моей терминологии). Эти элементарные частицы нельзя назвать "вещью в себе", поскольку они не вызывают в сознании человека образов предметов (явлений), хотя, несомненно, аффицируют чувственность человека, однако не преодолевают порог его чувствительности. Их также нельзя отнести к ноуменам, поскольку под ноуменами традиционно понимаются сверхчувственные нефизические сущности, которые не аффицируют органы чувств человека (хотя и определяют его эмоциональное состояние, видимо, через механизмы человеческого интеллекта) и не вызывают в его сознании определенных образов. Аналогичные рассуждения приложимы и к мегаобъектам - к звездным галактикам, метагалактикам и Вселенной в целом, а также к определенным физическим средам, например физическим полям.

Как известно, Кант считал, что его метафизика, подобно общей (формальной) логике, является полностью развитой, законченной научной дисциплиной. Наш анализ показывает, что это не так, что кантовские метафизики границу между познаваемым и непознаваемым не устанавливают с достаточной определенностью. Ведь если признавать успехи современного естествознания, а для этого, на мой взгляд, есть все основания, то следует согласиться, что для познавательных способностей человека оказывается возможным познание природного мира не только на уровне явлений, но и на уровне сверхчувственных физических объектов, т.е. на уровне микро- и мегаобъектов природы.

То же самое, как очевидно, можно сказать и о сверхчувственных нефизических сущностях - о ноуменах, а именно: они познаваемы в структуре интеллектуальных познавательных способностей человека.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.