WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 23 |

Очевидно, что в этой ситуации аналитические суждения в кантовском смысле будут истиными. В классической логике предикатов они посредством А-постулатов сводятся к общезначимой формуле вида x ((P1(x)... Pn(x)) Pi(x)), где 1 i n, а “” - знак материальной импликации. Они будут истинными когда (1): антецедент и консеквент импликации (P1(x)... Pn(x)) Pi(x) одновременно истинны, когда (2): антецент ее, т.е. P1(x)... Pn(x), ложен, а консеквент Pi(x) - истинен; когда (3): и антецедент и консеквент этой импликации являются одновременно ложными. При этом случай одновременной истинности антецедента P1(x)... Pn(x) и ложности консеквента Pi(x) исключается самой структурой данной формулы.

Но, что значит истинность аналитического суждения в случаях (2) и (3) Это значит, что оно может быть истинным при пустоте субъекта аналитического суждения, т.е. при несуществовании в непустой области D объекта, удовлетворяющего условиям, сформулированным в антецеденте импликации P1(x)... Pn(x). Так, например, если в D существуют только натуральные числа и мы имеем истинное аналитическое суждение “все крылатые лошади - крылаты”, то ясно, что это истинное суждение не несет информацию ни о крылатых лошадях, ни о натуральных числах, хотя оно является истинным во всех описаниях состояния, возможных для него.

Следовательно, теория описания состояний Карнапа и Бар-Хиллела адекватно обосновывает тезис о неинформативности законов классической логики, а также аналитических суждений в смысле Канта в рамках классической пропозициональной логики и в классической логике предикатов.

Тем не менее исходя из здравого смысла каждый согласится, что истинное аналитическое суждение в кантовском смысле с непустым субъектом, например, “все мудрые люди - мудры”, хотя и не расширяет наше познание, однако дает нам сведения о том, что мудрый человек обладает свойством мудрости. Конечно, здесь нет сведений и о наличии у мудрых людей каких-либо других свойств. Иными словами говоря, это суждение о мудрых людях в соответствии с обычным пониманием информации как меры упорядоченности чего-либо имеет основания квалифицироваться в качестве сообщения о некоторой фактической данности. Парадокс относительно квалификации аналитических суждений в терминах информативности и неинформативности разрешается средствами релевантной логики (см. следующий параграф, где признается фактическая информативность аналитических суждений с непустыми субъектами в положительной теоретической метафизике).

2. Понятие “истина” в положительной теоретической метафизике.

Фактическая информативность аналитических суждений метафизики с непустыми субъектами В связи с проблемой информативности аналитических суждений с непустыми субъектами на первый план выдвигается вопрос о характере истины вообще. Кант в своей “Логике”68 склоняется к мысли, что в познании мы всегда имеем дело с формальной, говоря современным языком, когерентной истиной, согласно которой некоторое суждение является истинным, только если оно не противоречит всем другим суждениям; в противном случае оно ложное. Полагаю, что такое понимание истинности и ложности в отношении суждений положительной теоретической метафизики в предпосылке пустоты ее предметной области как бы узаконивает тезис о неинформативности аналитических суждений метафизики.

Напротив, как известно, классическое понимание истины, идущее от Аристотеля и лежащее в основе классической формальной логики, утверждает в качестве истины соответствие того, что утверждается либо отрицается в суждении, положению дел в мире. Под ложностью имеется в виду несоответствие того, что утверждает либо отрицает суждение положению дел в мире. Данное определение, соответствующее классической концепции истины, позволяет ставить вопрос об информативности аналитических суждений в положительной теоретической метафизике и, следовательно, убедиться в ее научности либо ненаучности. Выше я обосновал непустоту предметной области положительной теоретической метафизики. Тем самым можно утверждать, что концепция классической истины приложима к суждениям положительной теоретической метафизики и, следовательно, есть все предпосылки для обоснования информативности ее базисных аналитических суждений относительно сверхчувственных метафизических сущностей.

Здесь имеются в виду аналитические суждения в кантовском смысле с непустыми субъектами, которые в языке классической логики предикатов первого порядка имеют вид (1): x (A(x) Pi(x)).

Для дальнейшего их анализа примем A-постулат: A(x) df P1(x)...

Pn(x), где 1 i n, а P1(x)... Pn(x) есть непротиворечивый сложный предикат, определенный на некотором множестве сверхчувственных метафизических сущностей. На основе данного A-постулата элиминируем A(x) из (1) и получаем (1):

x ((P1(x)... Pn(x)) Pi(x)).

Для простоты анализа рассмотрим аналитическое суждение данного типа для n=2 и i=2. Оно будет иметь вид:

x ((P1(x) P2(x)) P2(x)), где P1(x) P2(x) есть непротиворечивый сложный предикат, определенный на множестве некоторых сверхчувственных метафизических сущностей. Отсюда по условию существования сверхчувственных сущностей имеем: х (P1(x) P2(x)).

Если учесть, что {x (P1(x) P2(x))} D, где D есть предметная область положительной теоретической метафизики, то очевидно, что х (P1(x) P2(x)) обеспечивает непустоту предметной области D и всегда, когда x в (P1(x) P2(x)) P2(x), принимает значение из {x (P1(x) P2(x))}, то все выражение x ((P1(x) P2(x)) P2(x)) будет истинным, т.е. все это выражение выполняется во всех описаниях состояния, в которых x принимает значение из {x (P1(x) P2(x))}, так как при этом условии антецедент P1(x) P2(x) и консеквент P2(x1) импликации (P1(x1) P2(x1)) P2(x1) окажутся истинными и, следовательно, все выражение окажется истинным. Но, с другой стороны, если учесть, что предметная область D может содержать и другие метафизические сущности, отличные от x /P1(x) P2(x), и то, что в суждении (1) знак “” есть знак материальной импликации, то окажется, что импликация (P1(x) P2(x)) P2(x) окажется истинной в тех описаниях состояния, в которых x примет значение из подмножества сущностей, отличного от {x /P1(x) P2(x)}, но входящего в D. При этом здесь будут возможны два случая: 1) импликация будет истинной, если антецедент P1(x) P2(x) ложен и консеквент P2(x1) также ложен; 2) когда антецедент P1(x) P2(x) ложен, а консеквент P2(x) имеет значение истины. Как известно, в соответствии со смыслом материальной импликации выражение (P1(x) P2(x)) P2(x) также окажется истинным во всех описаниях состояния как случая 1 так и случая 2. В итоге получается, что аналитическое суждение вида (1) оказывается истинным на всей области D, т.е. является истинным во всех описаниях состояния, возможных для него.

Известно, что в логической теории информации вероятность суждения А, т.е. P(A) определяется отношением числа описаний состояний мира, в котором А истинно, к общему числу состояний мира, возможных для суждения А. Известно, что P(A)=m/n, где m - число описаний состояний мира, в котором А истинно, а n - общее число возможных для А описаний состояний мира. Также известно, что в ней имеет место 0 P(A) 1.

Если теперь учесть, что информативность некоторого суждения А, т.е.

Y(A) определяется по следующей формуле, предложенной Карнапом и Бар-Хиллелом: Y(A)=1-P(A) и то, что вероятность аналитического суждения вида (1)1 в рассмотренном случае равна 1, так как в данном случае m=n, то Y((1)1)=0. Аналитическое суждение вида x (P1(x) P2(x)) P2(x) и, как нетрудно видеть, аналитическое суждение вида x ((P1(x)...

Pn(x)) Pi(x)) в общем случае, не сообщают нам информацию о мире. Аналогичная ситуация, как нетрудно понять, возникает и в случаях аналитического суждения метафизики вида x (A(x) А(x)).

Наш анализ одновременно проливает свет на причину данного парадокса. По существу мы имеем дело с известным парадоксом материальной импликации: из ложного высказывания следует любое - как истинное, так и ложное. Для устранения данного парадокса я предлагаю заменить в формулировках аналитических суждений с непустыми субъектами в положительной теоретической метафизике материальную импликацию релевантной импликацией. При этом использовать в процессах дедукции в рамках теории положительной теоретической метафизики правила релевантной логики, исключающей возможность вывода из ложного суждения любого и истинного суждения из любого.

Очевидно, что использование релевантной импликации в аналитических суждениях с непустыми субъектами в положительной теоретической метафизике с чисто технической точки зрения означает ограничение предметной области D множеством существующих метафизических сущностей.

Эти множества должны удовлетворять условию x /P1(x1) P2(x1), заданному непротиворечивым A-постулатом (постулатом аналитичности): : A(x) df P1(x1) P2(x). Иными словами, запись аналитического суждения с непустым субъектом при использовании релевантной импликации в виде x ((P1(x) P2(x)) => P2(x)) в положительной теоретической метафизике означает, что переменная x пробегает в этой формуле только по множеству объектов D1, где D1 = {x /P1(x) P2(x)} и D1 D. Релевантность данной ситуации становится вполне очевидной, если пользоваться языком логики предикатов и записывать эти суждения с помощью понятийных форм, применяя односортные специфицированные переменные.

Релевантным аналогом записи аналитического суждения вида x (P1(x) P2(x) => P2(x)) в языке логики предикатов будет запись:

x (P1(x) P2(x)) P2(x (P1(x) P2(x))).

Эта запись недвусмысленно ставит под запрет подстановку вместо специфицированной переменной, в роли которой фигурирует понятийная форма x (P1(x) P2(x)), какие-либо объекты из непустой области D, отличные от объектов, принадлежащих подмножеству {x (P1(x) P2(x))} множества D.

Проведенный анализ показывает, что аналитическое суждение вида x (P1(x)... Pn(x)) => Pi(x) выполняется не во всех возможных описаниях состояний, определяемых всеми существующими в D предметами, а только в тех, которые определяются предметами, существующими в D1 и мыслимыми в суждениях данного вида. Но тогда в соответствии с критерием Карнапа (суждение несет фактическую информацию о мире, если оно не выполняется во всех описаниях состояния, возможных для него), следует признать, что аналитические суждения положительной теоретической метафизики с непустыми субъектами вида (1) несут информацию о метафизической реальности, они являются экспликатами в современной логике аналитических суждений, описанных Кантом. Это становится вполне очевидным, так как при m0.

Познавательное значение единичных аналитических суждений теоретической метафизики требует определенного доказательства. Например, как классифицировать в познавательном отношении единичное (сингулярное) аналитическое суждение: “Этот возможный невозможный мир невозможен”. Прежде чем установить его познавательный статус в положительной теоретической метафизике, необходимо сначала ной теоретической метафизике, необходимо сначала установить непротиворечивость либо противоречивость его субъекта, т.е. смысла единичного описательного имени “этот возможный невозможный мир”.

Очевидно, здесь могут иметь место два случая. Первый: квалифицировать это выражение как непротиворечивое описательное единичное имя, придавая слову “возможный” смысл “как возможный” (в мыслях). Слову же “невозможный” - “как невозможный” (в действительности). В этом случае необходимо признать реально существующим “этот возможный невозможный мир”, а все это аналитическое суждение - необходимо-истинным фактически информативным суждением, которое имеет познавательное значение в рамках положительной теоретическое метафизики.

По иному, на мой взгляд, будет обстоять дело во втором случае. При квалификации выражения “этот возможный невозможный мир” в качестве противоречивого выражения: “этот возможный (в действительности) невозможный (в действительности) мир” - согласно критерию мыслимой противоречивости, который я сформулировал выше, следует признать несуществующей сущность, описание которой дается в субъекте данного суждения. Тогда встает вопрос: не будет ли в данном случае это суждение ложно или же оно вообще не имеет и не может иметь никакого истинностного значения Я считаю, что это суждение не имеет и не может иметь никакого истинностного значения. В согласии с классическим пониманием истины суждение, где утверждается либо отрицается (не)соответствие положению дел в мире, предпологает, что объект суждения существует. А поскольку в данном случае предмет мысли реально не существует, то мы не имеем возможности установить как соответствие, так и несоответствие нашей мысли об объекте самому этому объекту и, следовательно, это суждение нельзя считать ни истинным, ни ложным. Оно в принципе не может иметь истинностное значение. Я полагаю, что данный критерий может быть положен в основу различения суждений и высказываний, тем более что оно существует объективно: высказывание - это суждение, которое имеет истинное значение69. Отсюда следует, что все высказывания являются суждениями, но не все суждения являются высказываниями, а также и то, что суждение это более ментальное, более субъективное образование по сравнению с высказыванием. Последнее имеет статус интерсубъективного образования и должно употребляться в научном познании в качестве формы представления знания.

С другой стороны, следует иметь в виду, что сама процедура установления (не) соответствия суждения действительности должна быть достаточно эффективной и в научном познании, и, особенно, в положительной теоретической метафизике, которая имеет дело со сверхчувственными нефизическими сущностями. В этой связи полезно описать “механизм” вторичного установления данного (не) соответствия в положительной теоретической метафизике. Для его лучшего понимания опишем сначала механизм установления истины (ложности) для синтетических суждений a posteriori эмпирического естествознания, затем для синтетических суждений a priori и наконец механизм вторичного установления истинности аналитических суждений положительной теоретической метафизики с непустыми субъектами. Хотя истинность аналитических суждений с непустыми субъектами устанавливается a priori, полезно представлять, как можно осмыслить установление истины этих суждений по схеме эмпирического естествознания, поскольку, как я показал, объекты положительной теоретической метафизики есть объекты возможного опыта).

Итак, допустим, что мы имеем синтетическое суждение a posteriori:

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.