WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 23 |

Как известно, в современной философии науки различают динамические и статистические законы и закономерности. Динамические и статистические законы суть формы упорядочивания бесконечного многообразия мира. Динамические законы характеризуют функционирование объектов в относительно изолированных системах, состоящих из небольшого числа элементов, в которых фактор случайности равен нулю. Поэтому предсказания на основе динамических законов имеют точно определенный, однозначный характер. Так, в механике, если известен закон движения тела и заданы его координаты и скорость, то по ним можно точно определить положение и скорость движения в любой другой момент времени. Такие законы имеют 100-процентную степень неотвратимости последующих состояний объектов, описанных в этих законах, в случае если эти объекты выполняют соответствующие этим законам условия. В статистических закономерностях каждое событие, выполняющее эти закономерности, является следствием действия динамических законов. Однако предсказания событий на основе статистических закономерностей не носят строго однозначного характера. Необходимость, проявляющаяся в статистических законах возникает в результате сложного взаимодействия случайных факторов.

Если попытаться ответить на вопрос: какова природа случайности, то с позиций теокосмизма случайность можно определить как проявление свободной воли Бога, но и человека тоже, ибо в мире только они обладают свободой выбора. Сами по себе законы мира суть факторы его устойчивости, они нейтральны по отношению к судьбе человека. Они могут как обеспечивать безопасность человека, так и угрожать его жизни в зависимости от случайно складывающихся условий их реализации.

Конечно, человек как существо, обладающее разумом, рассудком и свободой воли имеет возможность заранее предугадать угрожающую его жизни ситуацию и избежать ее, не имея возможности изменить законы природы. Однако поскольку человек обладает относительными, а не абсолютным разумом и рассудком, он не всегда может адекватно оценить обстановку и, сам того не осознавая, реализуя свою свободную волю может попасть в условия, угрожающие его жизни. Допустим, человек попал в условия, когда реализация динамического закона, угрожающего его жизни, неотвратима, например, человек, сам того не подозревая, выпил сильно действующий яд. Однако беда может быть отведена ситуацией, о которой обычно говорят "чудом спасся". Так, например, в последний момент человек может передумать пить напиток, содержащий яд, или споткнуться и пролить его. С позиций теокосмизма эти случайности можно объяснить либо свободной волей Бога, либо свободной волей человека. Но главное заключается в том, здесь просматривается естественный механизм божественного промысла, помогающего человеку. Промысел Бога может либо изменить ситуацию, когда угрожающий жизни закон не будет действовать, хотя и сохранит силу закона природы (например, человек проливает ядовитое содержимое стакана из-за своего неловкого движения); либо "осенить" человека внезапной мыслью, отменяющей намерение выпить ядовитую жидкость. И здесь все также совершается с сохранением действия законов природы. Люди, избежавшие угрозы их жизни и узнавшие об этом, могут сказать о себе, что "их хранит Бог". Ситуация осложняется, когда человек попадает по своей воле в условия неотвратимого действия законов природы, угрожающих его жизни и, несмотря на мольбы о помощи, обращенные к Богу, все же погибает в результате действия этих законов. Чем оправдывается здесь божественная воля (В теологии эта проблема получила название теодицеи, которое было введено в обиход Лейбницем в трактате "Теодицея", 1710). Бог как существо вездесущее не мог не слышать мольбы человека о помощи. Он мог послать помощь, поскольку, по определению, Бог существо всемогущее. Бог есть абсолютное добро и не может наказать человека за грехи его. Чем же можно оправдать гибель человека Теокосмизм объясняет это тем, что Бог как существо вездесущее, обладающее абсолютным разумом, в момент обращения к нему человека за спасением провидит всю земную жизнь этого человека, грядущие страдания и грядущие грехи, за которые в неземной жизни последуют еще большие страдания. Спасение приходит к человеку в виде физической смерти, т.е. переводе его жизни, выражаясь языком метафизики, из мира чувственного, физического в мир сверхчувственный, неземной.

Потрясающей силы подтверждение сказанному можно найти в исповеди матери поэта декабриста К.Ф. Рылеева. После казни своего сына мать Рылеева рассказала о своем вещем сне, ее рассказ затем был опубликован в периодике того времени. Когда Рылееву было шесть лет, он сильно заболел. Мать, сидя у постели мальчика, молила Бога о его выздоровлении и незаметно задремала. Во сне к ней явился Господь и провел ее по пяти комнатам судьбы ее сына. В последней она увидела повешенного сына.

Господь просил не молить Его о спасении ребенка, обратив внимание матери на те испытания, которые ждут их в будущем. Однако она продолжала умолять Господа о спасении сына от болезни... И, как известно, испила всю горькую чашу своей судьбы до конца.

В обычных ситуациях человек действует по своей воле и ответ на вопрос: жить или не жить зависит от волеизъявления самого человека. Когда же человек, основываясь на свободной воле, попадает в экстраординарную ситуацию, наподобие описанной, его судьба полностью определяется волей Бога. Он попадает под суд Бога в условиях земной жизни, однако не существует никаких фатума, рока, предопределенности, которые толкали бы человека идти по кем-то извне начертанному пути. Человек сам волен распоряжаться своей жизнью до встречи с Богом в экстраординарной ситуации. В экстраординарной ситуации Бог изменяет линию жизни человека либо путем спасения его через физическую смерть, либо оказывает ему физическое спасение и снова вручает судьбу в собственные руки человека.

Между прочим, в своей обычной жизни человек сознательно может подвергать свою жизнь риску и опасности. Садясь, например, в автомобиль, человек тем самым оказывается в условиях действия определенных статистических закономерностей, свидетельствующих о возможности стать жертвой автомобильно-дорожного происшествия. И все-таки каждый человек, как бы ни относился он к Богу, надеется на Бога, на Его милосердное участие в земной жизни с точки зрения человеческих представлений о благе. Однако, как говорят, "человек предполагает, а Бог располагает", и, видимо, осознание всей глубины этой простой мысли есть один из показателей зрелости человека как мыслителя. И пусть читателя не смущает минорная тональность этой мудрости. Живя полнокровной, яркой, оптимистичной и содержательной жизнью, получая при неудачах утешение в сочувствии близких и друзей, каждый человек должен помнить, что рано или поздно он ощутит неотвратимость смерти и тогда утешить его сможет лишь осознание бесконечности милости Божьей к каждому человеку и, следовательно, к нему.

Пониманию этой простой житейской мудрости человеку может помочь положительная теоретическая метафизика, обосновывающая веру в вечное существование сверхчувственных нефизических сущностей и на этой основе развить адекватную систему рациональной веры, именуемую теокосмизмом.

ГЛАВА IV МЕТАФИЗИКА, ФИЛОСОФИЯ, ТЕОЛОГИЯ, ИХ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ Все потенциально сущее происходит от актуально сущего.

Что существует потенциально эманирует к тому, что существует актуально.

Прокл 1. О соотношении науки, метафизики философии и философии.

Метафизика как наука и философия метафизики Итак, доказав, что положительная теоретическая метафизика в границах теоретического разума может рассматриваться как наука об интерсубъективном существовании сверхчувственных нефизических сущностей и о возможных априорных способах их познания, отвлечемся от вопроса об их происхождении, становлении и развитии, а рассмотрим их как данные, как это имеет место в математике, физике, химии, формальной логике и т.д. Так, например, в формальной логике мы отвлекаемся от вопроса происхождения, становления и развития форм мышления, в арифметике - от вопроса происхождения чисел, в физике - от вопроса происхождения и развития физических объектов, если это не объясняется законами самих этих наук. При этом вопрос о происхождении в этих науках, если обсуждать его, учитывая законы развития, отличные от законов их функционирования, например, законы диалектики, переходит в категорию философских вопросов.

Аналогичным образом обстоит дело и с положительной метафизикой в границах теоретического разума. Поставив вопросы о том, каким образом возникают нефизические сверхчувственные сущности (ноумены), как они соотносятся друг с другом в процессе становления и развития мира, т.е.

если мы займемся обсуждением природы этих сущностей, то, очевидно, мы перейдем в область познания, которую следует назвать философией метафизики. Также очевидно, что метафизику можно рассматривать как предметную науку и тогда она лежит за пределами философии, хотя по аналогии с логикой и является философской наукой, а можно рассматривать философские вопросы метафизики, и тогда эти вопросы - часть философии как специфической области познания.

В широком спектре аналогий и различий между предметными науками и их философскими проблемами, а также обзоре различных чисто философских (монистических, дуалистических и плюралистических) и теофилософских (теизм, пантеизм, теокосмизм) систематизаций мира можно установить, с моей точки зрения, принципиальную разницу между наукой и философией. В конкретных науках мы рассматриваем изучаемые ими объекты как сформировавшиеся, как данные - в синхроническом аспекте и, следовательно, вне становления и развития. В философии мы рассматриваем отдельные предметные области и весь мир в целом в процессе становления и развития по некоторым всеобщим для всех предметных областей и всего мира в целом "законам" становления мира. Например, по законам диалектики (идеалистической или материалистической) или по законам последовательной эманации состояний мира из его предшествующих состояний, которые специфически проявляются на различных стадиях становления и развития как всего мира в целом, так и его отдельных областей.

Таким образом, в философии мы рассматриваем отдельные предметные области и весь мир в целом преимущественно в диахроническом аспекте, т.е. в аспекте их происхождения, становления и развития из единого первоначала. Без этого аспекта не может быть завершенного и предельно общего систематизированного знания о мире, не может быть философии.

Напротив, главная функция науки - описать законы функционирования данного, в отвлечении от того как оно возникло. Возникновение, становление и развитие обсуждаются лишь в той мере, в какой это могут объяснить законы функционирования данных объектов, рассматриваемые в синхроническом аспекте. Однако на основе функционирования неживых материальных объектов, законы которого формулируются в физике и химии, нельзя, например, удовлетворительно объяснить возникновение органических материальных объектов. И, как показывает практика научного исследования, без предпосылок, выходящих за границы концептуальных средств, используемых в конкретных науках, т.е. без использования философских понятий типа субстанция cause sui, особых философских законов диалектики либо законов эманации целого нельзя создать завершенное мировоззрение. Иначе говоря, в относительно завершенном познании нельзя ограничиться только частными науками, включая и метафизику, не прибегая к философии, в том числе и к философии метафизики. Но прибегая к услугам философии, мы вводим в структуру теоретического знания гипотезы о становлении и развитии мира, которые, несомненно, имеют меньшую степень вероятности, чем гипотезы отдельных наук. Проиллюстрировать это можно на примере метафизического понятия "Бог".

Как показано выше, в рамках положительной теоретической метафизики можно получить аподиктическое знание о существовании Бога как сверхчувственной всемогущей сущности, но это научное знание (в статусе интерсубъективности) есть знание в структуре познавательных способностей человека. Очевидно, что когда мы ставим вопрос о существовании Бога до возникновения человека и физического мира вообще, как это имеет место в завершенной систематизации мира (теокосмизме), мы говорим о существовании Бога вне наших познавательных способностей и, следовательно, находимся в границах чистой веры.

Аналогичным образом обстоит дело с гипотезой возникновения, становления и развития физического мира в теокосмической концепции. Очевидно, что здесь речь может идти лишь о степени фундированности веры, т.е. является ли она рациональной либо иррациональной. И поскольку я показал, что имеется доказательство существования Бога в структуре наших познавательных способностей, есть все основания утверждать, что теокосмизм представляет глубоко фундированную рациональную веру в существование Бога. Естественно, здесь должно соблюдаться условие непротиворечивости, определенности, последовательности изложения теокосмической концепции возникновения, становления и развития физического мира.

Итак, гипотезы становления и развития мира, используемые в философии, достаточны лишь для обоснования максимально вероятной веры, а не аподиктического знания. Таким образом, теокосмизм мы можем рассматривать лишь как знание в статусе хорошо фундированной рациональной веры.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.