WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 23 |

Однако, как не трудно понять, осуществленные уточнения понятий "материальный объект" и "материя" не превращают диалектический материализм в философскую систему, адекватно описывающую мир и содержащую в себе метафизическую часть. Дело заключается в том, что, несмотря на то, что существует бесконечное множество объектов материального мира, которые не даны человеку в ощущениях, они по-прежнему остаются физическими объектами и не превращаются в метафизические объекты.

Отсюда вытекает следующее определение метафизического объекта или объекта метафизики: метафизический объект - это сверхчувственный объект, не находящийся в отношении физического взаимодействия с органами чувств человека и, следовательно, не аффицирующий его органы чувств.

В данных определениях проведено различие между физическими (материальными) объектами в широком смысле и метафизическими объектами также в широком смысле. Так, некий макрообъект, например дерево, можно рассматривать как объект биологии, как объект химии, как объект физики в узком смысле (например, как объект молекулярной физики), как объект экологии и т.д. Среди метафизических объектов в широком смысле можно выделить сверхчувственные нефизические объекты, которые являются объектами рассмотрения отдельных наук. Например, свободу можно рассматривать как объект социальной философии, как объект этики, как объект психологии; число - как объект арифметики; отношения собственности - как объект экономики, как объект социологии, как объект политологии и т.д. Известно также, что еще в древнегреческой философии было проведено различие между феноменами, т.е. чувственными объектами и ноуменами, т.е. сверхчувственными, умопостигаемыми объектами. Известно также, что понятия "феномен" и "ноумен" широко используются в критической философии Канта. При этом Кант, как мне представляется под феноменами понимает как эмпирические объекты104, так и объекты чистого созерцания105. Несколько сложнее обстоит дело с ноуменами.

По Канту известны два вида сверхчувственных объектов: 1) "вещь в себе" как сверхчувственный объект, который аффицируют органы чувств человека и вызывает в его сознании явления, т.е. некие чувственные представления; 2) ноумены как сверхчувственные объекты, не аффицирующие органы чувств человека. Если теперь принять во внимание тот факт, что необходимым условием аффицирования является именно физическое взаимодействие объектов с органами чувств человека, то становится ясным, что под "вещью в себе" Кант понимает множество материальных макрообъектов, преодолевающих порог чувствительности человека, но рассматриваемых как существующие сами по себе, вне всякого отношения к чувственной способности человека.

Однако как мы выяснили, существует и другое множество материальных объектов, аффицирующих органы чувств человека, но не преодолевающих порог его чувствительности и не вызывающих в его сознании образ некоего явления, т.е. чувственное представление. Эти объекты, по Канту, не являются ноуменами и, на мой взгляд, находятся за рамками анализа его критической философии, потому что они, как я показал выше, являются объектами физики, а не метафизики.

В дальнейшем анализе под ноуменами я буду понимать сверхчувственные объекты, не аффицирующие органы чувств человека и не имеющие физического (телесного) взаимодействия с ним. Все ноумены являются предметом рассмотрения метафизики в широком смысле, т.е. области знания о сверхчувственных нефизических объектах. Я считаю, что отдельные ноумены и их классы рассматриваются в конкретных науках, при этом мне представляется, что каждая наука, будь то естественная, математическая или общественная, имеет свой класс ноуменов в виде элементов объема ее некоторых теоретических понятий. И здесь мы вплотную приблизились к вопросу: какими объектами занимается метафизика как раздел философии, который описывает конечное, предельно общее, безусловное и абсолютное основание мира или бытия и устанавливает его существование Прежде всего такое основание бытия должно быть конечным и абсолютным в причино-следственной цепи становления мира. Оно должно быть единым, а не множественным. Иными словами, таким основанием не может быть ни множество материальных (физических) объектов, ни множество ноуменов.

Ведь существование любых объектов из множества на любом этапе становления мира предполагает, что они есть продукт, результат филиации (эманации, экземплификации) некоторого единого, целостного источника, целостность которого обеспечивается лишь при условии, что он является бесконечным. Ибо, как известно, всякое существующее конечное имеет в качестве смежно-существующего иное, т.е. предполагает существование в мире по крайней мере двух равнозначных источников, или множества объектов, а множество объектов, как мы уже показали, не может рассматриваться в качестве последнего основания мира.

Разумеется, можно предположить, что в качестве такого начала может выступать либо некая сверхчувственная праматерия, либо некое творческое мышление (творческий дух), как это и имело место в монистических философских системах, известных ныне в истории философии. Далее я покажу, что выбор одного из этих начал в качестве последнего метафизического основания мира, из которого в конечном счете в результате процесса его становления и развития образуются объекты противоположной природы, является некорректным. При этом в тех случаях, когда философы строили философские системы и в качестве конечной субстанции считали материю как некую бесконечную целостность, материя понималась как единый, однородный, бесконечный, сверхчувственный метафизический объект. Видимо, именно существование такой материи допускали Аристотель и другие мыслители. Это обстоятельство наводит меня на мысль о необходимости различать системы метафизического и физического (естественно-научного) материализма. В последних под материей обычно понимают совокупное множество материальных (физических) объектов. Именно таким, на мой взгляд, был материализм Левкиппа-Демокрита, Лукреция Кара, французских и английских материалистов XVII и XVIII вв. и естествоиспытателей XIX в. и наконец диалектический материализм. Специфической характеристикой этого материализма является то, что в качестве материи рассматривается либо множественность атомов и пустота, либо множественность атомов как неразложимых элементов вещества, либо бесконечная множественность упорядоченных структурно физических объектов и физических сред (полей) и их свойств.

Классики марксистской философии назвали все предшествующие диалектическому материализму философские материалистические системы м е т а ф и з и ч е с к и м м а т е р и а л и з м о м, где слово "метафизический" употреблялось не в традиционном смысле - как "сверхчувственный и нефизический", а как "антидиалектический".

Напротив, если слово "метафизический" понимать в традиционном смысле, т.е. как "сверхчувственный и нефизический", чему я следую в данной работе, то перечисленные направления философского материализма нельзя назвать метафизическим материализмом. Однако важно здесь другое, а именно: системы физического (естественнонаучного) материализма не являются целостными и завершенными философскими системами и в дальнейшем не подлежат анализу. Что касается моей окончательной оценки диалектического материализма, то у меня создается впечатление, что как основоположники, так и последователи этого учения, широко трактовавшие его, вольно или невольно своими высказываниями дают повод предполагать, что здесь материя одновременно понимается и как метафизический (сверхчувственный, нефизический) объект, и как множество физических объектов, и как система, т.е. упорядоченное множество физических объектов.

Выше мы показали, что если понимать материю как множество физических объектов, то тогда диалектический материализм есть не что иное, как естественнонаучный материализм и, следовательно, незавершенная философская система. Аналогичный результат будем иметь, если под материей понимать иерархичную систему физических объектов. Ведь при таком подходе предполагается, что под действием законов диалектики (закона единства и борьбы противоположностей, закона перехода количественных изменений в качественные, закона отрицания отрицания) некоторое исходное множество упорядоченных физических объектов дифференцировало из себя во времени более сложные упорядоченные множества физических объектов, и этот процесс не имеет конца. Получается, что материя развивается по определенной программе, т.е. ей имманентно присуще некое разумное начало, что отрицается диалектическим материализмом.

Эта трудность не устраняется, если мы будем мыслить материю не как множество физических объектов, а как некий континуум физических вещей и полей, где различие между полем и физической вещью определяется лишь степенью концентрации физического вещества. Ибо и в таком случае подразумевается, что материи имманентно присущ разум, в соответствии с которым она как субстанция canse sui с а м о д и ф ф е р е н ц и р у е т с я.

При этом также очевидно, что, прежде чем самодифференцироваться, материя должна существовать в виде некоего целостного недифференцированного метафизического начала, что отрицается в диалектическом материализме и что единственно удовлетворяет принципу завершенного объяснения мира в диахроническом аспекте.

3. Деизм, теизм и пантеизм как теофилософские систематизации мира Выше мы установили, что ни одна из чисто философских систематизаций мира (дуализм, плюрализм, идеалистический и материалистический монизм) не удовлетворяет принципу целостности и завершенности объяснения мира в диахроническом аспекте. Дуализм и плюрализм не удовлетворяют еще и принципу целостности объяснения мира в синхроническом аспекте. Таким образом, ни одна из чисто философских систематизаций мира не является адекватной систематизацией мира.

Поиск адекватной систематизации мира заставляет обратиться к анализу сложившихся в истории теофилософских систематизаций мира - исторических форм деизма, теизма и пантеизма. Согласно традиционному деизму ( от лат. deus - бог), конечной субстанцией мира типа сause sui является Бог. Бог, сотворив мир и наделив его законами развития и функционирования, предоставил его действию своих собственных законов, хотя и может вмешаться в течение его событий в любое время. Традиционный деизм противостоит как теизму, в основе которого лежит представление о постоянном божественном провидении, о его постоянной связи с человеком, так и пантеизму, растворяющему Бога в природе и отрицающему сверхприродное начало мира (натуралистический пантеизм), либо вкладывающему природу в Бога (религиозно-мистический пантеизм). Он также противостоит атеизму, отрицающему существование Бога. Таким образом, традиционный деизм выступил с идеей естественной религии или с идеей религии разума, которую он выдвинул параллельно историческим религиям как откровениям.

Родоначальник деизма - лорд Чербери, развивший идею религии разума в "Трактате об истине" ("Tractatus de veritate", 1624). В рамках деизма развивали свои метафизические взгляды многие известные философы и естествоиспытатели прошлого, а именно: в Великобритании - Д. Локк, Дж. Толанд, М. Тиндаль, А. Шефстбери, Г. Болингсброк; в Германии - В.-Г. Лейбниц, Г.А. Лессинг; в Америке - Т. Джефферсон, Б. Франклин, И. Аллен; во Франции - Вольтер, Ж.-Ж. Руссо; в России - И.И. Пнин, И.Е. Ертов, А.С.

Лубкин106. Деистических взглядов придерживался Ньютон, который считал, что аналогично тому, как человек создает часы, заводит их и потом они идут самостоятельно, так и Бог создает материю, наделяет ее энергией и законами, по которым она дальше функционирует самостоятельно.

По своим взглядам деистами являются многие современные естествоиспытатели и ученые других областей знания, которые в законосообразности функционирования и в упорядоченности строения мира видят доказательство существования его создателя - Бога.

Очевидно, что без предварительного выяснения природы Бога деизм не может быть использован в качестве исходного принципа положительной теоретической метафизики. Однако даже при трактовке Бога как сверхчувственной нефизической сущности деизм недостаточен как исходная парадигма положительной теоретической метафизики. Невмешательство безличной первопричины мира в земное бытие не соответствует той большой духовной ценности, какую имеет Бог в повседневной жизни человека.

Теофилософская систематизация мира, т.е. философско-религиозное мировоззрение, исходящее из понимания абсолюта как бесконечного личностного начала, трансцендентного миру, сотворившего мир в свободном акте воли и затем им распоряжающегося (см. “Философский энциклопедический словарь”), оказывается более близким к принципам положительной теоретической метафизики. Признание трансцендентности (личности. - А.Т.) Бога отличает теизм от пантеизма, признание его продолжающейся активности - от деизма. В наиболее чистом виде теизм развивался в рамках трех генетически связанных религий - иудаизма, христианства и ислама107.

Но и в такой систематизации мира, как теистическое мировоззрение есть то, что противоречит представлениям человека о первоначале мира.

Каждый человек на основе метода интроспекции посредством прямого интуитивного усмотрения фиксирует в себе внутренний психический мир - мир мыслей, эмоций, чувств. Общаясь с другими людьми, он по аналогии с собственным внутренним миром признает сверхчуственный мир разума, рассудка, души и у других людей. И хотя человеку не вполне ясен механизм связи души и тела и, может быть, до конца не будет ясен никогда, все-таки каждый человек принимает как достоверный факт, что реальный способ существования сверхчувственного в мире - это реальное внутреннее состояние, свойство материального тела.

В этом смысле, как мне представляется, человеку не совсем понятен способ бытия Бога с позиции теизма, где Бог как личностное и сверхчувственное начало находится вне телесного мира. И хотя на основе критерия непротиворечивой мыслимости Бога, как показано выше, можно обосновать Его интерсубъективное существование как сверхчувственной сущности в границах теоретического разума, все же человеку этот способ бытия Бога психологически трудно объяснить.

Ближе и естественнее для человеческой интуиции парадигма пантеизма. Средневековые представления в отличие от иудаизма, христианства и ислама, с определяющим для них теистическим пониманием Бога как личности, абсолютно возвышающейся над природой и человеком, были пантеистическими (восходившими к философии неоплатонизма). Бог представал в них безличным мировым духом, скрытым в самой природе.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.