WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

Одновременно изменился подход к филерской работе – прежде это были специалисты-ремесленники, теперь от филеров требовалась не только подготовка, но и сознание собственного профессионального достоинства, им прививали понимание своего дела, как государственной службы, делая из них достойных противников нараставшего революционного движения.

Постепенное решение вопросов кадрового и финансового обеспечения, идейной и профессиональной подготовки и других аспектов организации наружного наблюдения вплоть до 1914 г. сыграло свою роль и безусловно повысило См.: Жандармы России. Приложение. С. 595.

См.: ГАСО. Ф. 1281. Оп. 1. Д. 7. Л. 4.

См.: ГАСО. Ф. 51. Оп. 2, 1908 г. Д. 14. Л. 115.

См.: ГАСО. Ф. 1281. Оп. 1. Д. 33. Л. 42.

См.: ГАСО. Ф. 51. Оп. 2. Д. 15. Л. 14; ГАСО. Ф. 57. Оп. 1, 1909 г. Д. 11. Л. 290.

См.: ГАСО. Ф. 51. Оп. 2. Д. 20. Л. 78.

См.: Реент Ю. А. Указ соч. С. 209.

См.: ГАСО. Ф. 51. Оп. 2, 1908 г. Д. 14. Л. 7.

эффективность работы филеров, особенно в первые годы после революции 1905– 1907 гг.

Тем не менее, рост революционного движения обуславливал острую нехватку кадров, приводившую к необходимости брать на службу или плохо проверенных и неподготовленных сотрудников. Нередко в ряды филеров попадали откровенные проходимцы, шантажисты. На фоне нарастания проблемы неблагонадежности и кадрового голода центральное руководство политической полицией издавало циркуляры призванные контролировать деятельность агентов, лишая их инициативы. Например, запрет на ознакомление их с ходом розыска окончательно закрепил филеров в положении простых исполнителей.

В третьем параграфе «Специфика производства перлюстрации местными органами политической полиции» исследуется один из источников осведомления политического сыска – перлюстрация, уточняется специфика реализации ее местными органами политической полиции.

Перлюстрация – это тайное вскрытие частной корреспонденции, копирование его части с целью получения информации. Для Департамента полиции перлюстрация являлась одним из средств получения информации политического, социально-экономического характера. Она использовалась для выяснения настроения масс и возможности предотвращения выступлений, манифестаций, для выявления антиправительственных организаций. Согласно Уложению о наказаниях уголовных и исправительных вскрытие писем почтовыми служащими предусматривало наказание до восьми лет лишения свободы, а передача писем другому лицу каралась ссылкой на поселение135. Юридическим обоснованием перлюстрации, проводимой органами политической полиции, служило высочайшее повеление Александра III 1882 г., данное министру внутренних дел, о разрешении ему в целях высшей государственной охраны вскрывать частную корреспонденцию помимо порядка, установленного судебными уставами136. В 1895 г. император Николай II, заслушав доклад министра внутренний дел И. Н. Дурново «О перлюстрации», также разрешил ее проведение137.

Прямая подотчетность императору, высококвалифицированные кадры в официальных перлюстративных пунктах, ежегодные обзоры по перлюстрации свидетельствуют о том, что перлюстрация являлась важным средством получения объективной информации как по стихийным антиправительственным выступлениям, так и по организационным делам революционных партий, наравне с внешним и внутренним наблюдением.

В мае 1903 г. вышло постановление министра внутренних дел В. К. Плеве, согласно которому начальникам вновь образованных охранных отделений начали выдавать от почтового ведомства так называемые «открытые листы» на проведение перлюстрации, после чего она активно начинает использоваться на местном уровне, как средство получения новой или уточнения уже имеющейся информации руководителями местных учреждений политического сыска138. До 1881 г. в империи было создано семь перлюстрационных пунктов: в Санкт-Петербурге, Москве, Варшаве, Вильно, Одессе, Киеве и Харькове. Поволжское районное охранное отделение получило «открытый лист» лишь в 1909 г. Общее руководство перлюстрацией с 1886 г. выполнял старший цензор С.-Петербургской цензуры См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1912. С. 701.

См.: Измозик В. С. «Черные кабинеты» в России. С. 346.

См.: Жандармы России. Приложение. С. 582.

См.: ГАРФ. Ф. 102. Оп. 267. Д. 36. Л. 1.

иностранных газет и журналов, который формально именовался помощником начальника Главного управления почт и телеграфов и одновременно напрямую подчинялся министру внутренних дел139. В городах, где не было открыто официальных пунктов, разрешалось вскрытие писем лишь местного назначения, а не транзитных140. Исследуемые письма подразделялись на два вида: «по подозрению» и «по наблюдению». Первые могли быть подвергнуты вскрытию на основании некоторых сомнений, вызванных у цензора, например, подчерком адресата или в результате агентурных данных, когда адресат уже находился под подозрением. Вторые перлюстрировались по списку, присылавшемуся Департаментом полиции141.

Выявление неблагонадежного письма и его вскрытие было первым этапом перлюстрации. Далее при ознакомлении с текстом начиналась самая трудоемкая работа по разработке данных, требовавшая от перлюстратора особого профессионализма. Устанавливались личности автора и получателя, а также «каждое лицо, упомянутое в письме, иногда только уменьшительным именем, одной буквой или описательным выражением. Были тома устанавливаемых адресов, толстые тетради догадок по имени, целая система регистров перезаписи и обозначением куда, кому, кто упомянут в письме»142. По воспоминаниям бывшего цензора С. Майского, «вскрытие писем производилось паром. Для этого имелась своеобразная металлическая посуда, из которой через небольшое отверстие вверху бил горячей струей пар. Перлюстратор, держа в левой руке над отверстием сосуда так, что струя пара расплавляла клей, правой рукой с помощью длинной и толстой булавки (как для дамских шляп) отгибал тот из четырех клапанов письма, который представлял наименьшее затруднение для отклейки»143.

Со временем перлюстрация становится типичным способом сбора информации и входит в стандартный комплект приемов политической полиции. Главным требованием к проведению перлюстрации была ее полная конспиративность.

Однако, в связи с широким и не всегда профессиональным применением перлюстрации на местах, она все чаще становилась достоянием гласности, что, безусловно, вредило ее эффективности, подтверждением чему стало обращение почтовых служащих в розыскные учреждения с предложением своих услуг в деле вскрытия писем. Увеличение жалоб граждан на явные следы вскрытия писем заставило министра внутренних дел в 1912 г. разъяснить чинам местных органов сыска, что «в видах успешного розыска представляется иногда необходимым устанавливать наблюдение за перепискою подозреваемых в антигосударственных деяниях лиц, но это не значит, что допустимо огульное вскрытие писем, а тем более любопытства ради»144.

Низкая конспирация была не единственной сложностью проведения перлюстрации. Революционеры все чаще пользовались шифрованным текстом, который со временем модернизировался, активно применяли «тайные» симпатические чернила и т.д., что усложняло задачу перлюстраторов. Со стороны директора Департамента полиции в 1909 г. и министра внутренних дел в 1912 г.

предпринимались попытки разъяснить руководителям политического сыска на См.: Измозик В. С. А. Д. Фомин и М. Г. Мардарьев: к истории «Черных кабинетов» в России. С. 59–65.

См.: Перегудова З. И. Политический сыск в России, 1880–1917. С. 278.

См.: Реент Ю. А. Указ соч. С. 161.

Ирецкий В. Я. Указ. соч. С. 13.

Майский С. Указ. соч. С. 195.

ГАРФ. Ф. 102. Оп. 267. Д. 40. Л. 71.

местах необходимость строгой конспирации и осторожности при производстве перлюстрации. Некоторое ужесточение конспирации было осуществлено, но в целом такая активность и массовость использования вскрытия частной корреспонденции для получения информации не могла оставаться незамеченной со стороны общественности, и в связи с этим роль перлюстрации со временем снижалась.

В заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

Политический сыск в России с 1902 по 1914 г. пережил очередной, крайне успешный, этап в своем развитии. Высокая эффективность работы, прежде всего, была достигнута путем оценки и реализации опыта, полученного в борьбе с революцией 1905–1907 гг. На фоне процесса реорганизации структуры местных органов политической полиции в этот период происходит уточнение функциональных обязанностей, предпринимается попытка четкого разграничения компетенций как территориально, так и функционально. Одновременная деятельность районных охранных отделений, охранных отделений и губернских жандармских управлений усложнила иерархическую структуру органов политической полиции провинции. При этом контроль и координация политического розыска в масштабе района была передана районному охранному отделению, которое было напрямую подотчетно Департаменту полиции. Таким образом, политическая полиция покрывает империю сетью местных учреждений, стремясь к тотальному контролю за политической обстановкой в стране.

Совокупность приемов получения информации – внутренней агентуры, внешнего наблюдения и перлюстрации, позволили ей осуществлять такой контроль.

Немаловажную роль при этом играл личностный фактор – зачастую эффективность работы как отдельных органов политической полиции, так и всего сыска целиком зависела от того, кто руководил им.

Несмотря на неизменность принципов, положенных в основу приемов получения информации органами политической полиции, наблюдается улучшение формы их применения. Так, увеличивались штаты, ужесточался отбор кадров, довольно серьезное внимание обращалось на улучшение условий деятельности сотрудников. Однако проводимые меры носили по отношению к революционному движению догоняющий характер. Только через год после начала первой русской революции политический сыск начал заботится о приобретении информаторов в крестьянской среде. В 1914 г., когда с началом Первой мировой войны активизируется революционная пропаганда в армии, в циркуляре Департамента полиции делается ошибочный вывод о временном приостановлении революционного движения145. Именно в отставании реакции политического сыска на революционное движение видится основная причина его кризиса после 1914 г.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Гончарова Е. А. Губернское жандармское управление: функциональные обязанности и кадровый состав. 1905-1917 гг. // Вестник Саратовского государственного аграрного университета. 2006. № 5. Вып. 3. С. 15-17.

2. Гончарова Е. А. Система перлюстрации в России в конце XIX–начале XX в. // Вопросы истории. № 1. 2008. С. 96-102.

См.: ГАСО. Ф. 55. Оп. 1, 1914 г. Д. 415. бЛ. 271.

Монография:

3. Гончарова Е. А. Методы политического сыска России в борьбе с революционным движением в 1904–1914 годах: На материалах Саратовской губернии. Саратов, 2006. 96 с.

Статьи в прочих изданиях:

4. Гончарова Е. А. Организация филерской службы в России, 1904– 1907 гг. // Современные подходы к управлению социально-экономическими и политическими процессами. Саратов, 2004. С. 188-190.

5. Гончарова Е. А. Функциональные обязанности и кадровый состав губернских жандармских управлений // Реформирование государственной службы как стабилизирующий фактор становления гражданского общества в России.

Саратов, 2005. С. 195-196.

6. Гончарова Е. А. Перлюстрация как источник осведомления политической полиции в провинции (на материалах Саратовской губернии) // Оптимизация механизмов государственного и муниципального управления в условиях глобализации. Саратов, 2006. С. 228-231.

7. Гончарова Е. А. Изменение функций губернских жандармских управлений в России в начале XX века (на материалах Саратовской губернии) // Одиннадцатые всероссийские платоновские чтения. Самара, 2005. С. 124-127.

8. Гончарова Е. А. Реорганизация Поволжского районного охранного отделения // Двенадцатые всероссийские платоновские чтения. Самара, 2006.

С. 121-123.

9. Гончарова Е. А. Взаимоотношения губернских жандармских управлений с местной администрацией в лице губернаторов // Пути и механизмы обеспечения конкурентоспособности российских регионов. Саратов, 2007. С.

249-251.

10.Гончарова Е. А. Губернское жандармское управление в начале XX века:

функции и состав (на материалах Саратовской губернии) // Освободительное движение. Саратов, 2008. Вып. 22. С. 93-104.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.