WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

· уточнена специфика осуществления местными органами политической полиции приема перлюстрации;

Практическая значимость исследования. При дальнейшей разработке темы материалы и выводы исследования могут быть использованы в лекционных курсах и трудах по истории политической полиции в начале XX в.; могут быть применены при разработке спецкурсов и написании учебных пособий по региональной истории.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации отражены в десяти публикациях, в том числе в монографии «Методы политического сыска России в борьбе с революционным движением в 1904–годах: На материалах Саратовской губернии», а также в выступлениях на семи конференциях в Саратове и Самаре регионального, российского и международного статуса.

Диссертация была обсуждена на кафедре истории России института истории и международных отношений Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского и рекомендована к защите.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы и 43 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность темы, хронологические и территориальные рамки, дан анализ литературы, сформулированы цели и задачи работы, определены ее методологические основы, дана характеристика источников, отмечены практическое значение и научная новизна.

Первая глава «Организационно-функциональная структура местных органов политической полиции» посвящена анализу процесса становления и принципов функционирования местных органов политической полиции в 1902–1914 гг.

В первом параграфе «Губернские жандармские управления в начале XX века:

состав и функции» рассматриваются первые по времени образования местные учреждения политической полиции – губернские жандармские управления, которые были частью государственной полиции, входили в систему Министерства внутренних дел и являлись основным структурным и воинским подразделением Отдельного корпуса жандармов.

К основным функциональным обязанностям жандармского управления относились наблюдательная деятельность, розыск и производство дознаний по государственным преступлениям. Розыск производился жандармскими управлениями на основе циркулярных списков разыскиваемых лиц, которые составлялись в Департаменте полиции и должны были облегчить принятие губернскими властями соответствующих мер по отношению к разыскиваемым60.

Жандармские управления ежемесячно отчитывались об итогах розыскной работы в Департамент полиции соответственно требованиям розыскных циркуляров. После образования районных охранных отделений в них также ежемесячно отправлялись сводки наружного наблюдения филеров жандармских управлений61.

Губернское управление контролировало уезды при помощи уездных жандармских пунктов во главе с помощниками начальника управления. В ведении одного помощника находилось несколько уездов. Канцелярия управления делилась на отделы: общего руководства, розыскной, следственный, политической благонадежности, денежный.

В компетенцию жандармских управлений входило наблюдение за местным населением и политическими настроениями в обществе. В рамках жандармского наблюдения осуществлялся надзор за неблагонадежными в политическом отношении лицами. Гласный полицейский надзор, устанавливавшийся за лицами, совершившими государственное преступление, осуществлялся совместно с общей полицией. У наблюдаемого отбирались документы, без разрешения полиции он не имел право отлучиться из данной местности, переменить квартиру62 и т.д. Также, согласно п. 1 § 29 «Положения о гласном полицейском надзоре» от 12 марта 1882 г.

вся почтовая корреспонденция поднадзорных лиц перлюстрировалась, а при необходимости изымалась, начальником жандармского управления63.

Негласный полицейский надзор, направленный на предупреждение государственного преступления, проводился тайно и с 1904 г. без участия общей полиции. С 1882 г. в практике охранительных органов России использовалось «Положение о негласном полицейском надзоре», согласно которому негласное наблюдение осуществлялось в обеих столицах силами общей полиции, а в См.: ГАСамО. Ф. 468. Оп. 1, 1908 г. Д. 1048. Л. 139-139 об.

См.: ГАСамО. Ф. 472. Оп. 1, 1903 г. Д. 214. Л. 194.

См.: Обухов. И. В. Вольское жандармское управление, его организация и общий характер деятельности // Партиец. 1924. № 4, 5. С. 90.

См.: ГАСО. Ф. 53. Оп. 9, 1882-1906 гг. Д. 24. Л. 7.

провинции совместно с жандармскими управлениями. После отмены Положения в 1904 г. задача тайного надзора за политически неблагонадежными была полностью возложена на губернские жандармские управления и охранные отделения.

Поднадзорные лица вносились в алфавитные списки губернии, которые впоследствии составляли общий список по стране. Пересечение функций негласного надзора двух органов политической полиции приводило к обострению отношений между ними.

Важным аспектом деятельности жандармских управлений была проверка политической благонадежности лиц, устраивавшихся на государственную или общественную службу, которая с 1902 г. проводилась совместно с охранными отделениями. Проверка выполнялась по общим спискам неблагонадежных лиц, а также посредством запросов с прежнего места пребывания проверяемого лица64. В 1904 г. Главное управление почт и телеграфов разрешило вывешивать на почтах частные объявления, проверку которых также производили чины жандармских управлений65. Несмотря на кажущееся распыление сил при выполнении проверки благонадежности, эта функция, наравне с гласным и негласным надзором, позволяла предотвращать политические преступления, то есть работать на опережение антиправительственного движения.

Основной функциональной обязанностью жандармских управлений было производство дознаний по политическим преступлениям, включавшее комплекс следственных действий: допросов, обысков, осмотров, выемок.

В некоторых губерниях, к которым относилась и Саратовская, с 1903 г. на начальника жандармского управления также возлагалась обязанность строевой и конной подготовки полицейской стражи, отряды которой располагались во всех уездах. К апрелю 1906 г. Саратовская полицейская стража состояла из 37 отрядов, а общая численность стражников была 1083 человека66.

Все функциональные обязанности жандармских управлений регламентировались специальными инструкциями. По мере накопления опыта, теоретическая база инструкций дополнялась циркулярами практического характера. Например, Инструкция по ведению дознания, составленная в 1904 г., трижды уточнялась Департаментом полиции в циркулярном порядке – в 1908, и 1912 гг. Из переиздания инструкций Департаментом полиции нельзя сделать вывода о неисполнительности местных органов политической полиции.

Инструкции повторно рассылались по всем губерниям, тогда как их нарушения могли присутствовать лишь в некоторых, о чем, как правило, сообщалось в приложениях.

По всей видимости, губернские жандармские управления прочно входили в систему губернских административных учреждений через постоянную связь с губернаторами. С 1904 г. в губерниях во взаимодействии с жандармскими управлениями начали функционировать особые совещания, которые руководили производством дознаний по государственным преступлениям, и председателем которых стали губернаторы. Более того, неоднократно ставился вопрос о прямом подчинении жандармских управлений губернаторам, однако всегда решался отрицательно67. Одним из факторов таких двойственных связей с губернаторами было отсутствие регламентации взаимоотношений жандармов с полицией, высшим См.: Ерошкин Н. П. Россия под надзором // Преподавание истории в школе. С. 89.

См.: ПФГАСО. Ф. 7. Оп. 1. Д. 107. Л. 11.

См.: ГАСО. Ф. 54. Оп. 2. Д. 77. Л. 27-54.

См.: ГАРФ. Ф.110. Оп. 3, 1904 г. Д. 2778. Л. 13, 26.

начальником которой в губернии был губернатор. Притом, что жандармы управлений относились к военному ведомству, губернатор мог при согласии руководителя местной политической полиции возлагать на них поручения, также они докладывали ему о производимых управлением дознаниях68.

Служебный состав жандармских управлений условно можно разделить на два компонента: кадровых военных, являвшихся государственными служащими в штате управления – это офицеры, унтер-офицеры, рядовые; и вольнонаемных агентов наружного наблюдения – филеров. Инструкция унтер-офицерам Саратовского губернского жандармского управления подробно указывала, какие качества должны присутствовать у кандидата на место служащего жандармского управления: это должны быть унтер-офицеры, с выслугой в армии не менее пяти лет, ушедшие в запас или в отставку, с представительной внешностью, хорошей грамотностью, умственным развитием и расторопностью. Не допускались к службе в охранительных учреждениях лица польской национальности и женатые на польках69. В конце 1913 г. добавился и возрастной ценз – от 24 до 33 лет70. Всех кандидатов проверяли на благонадежность. Для вступления в корпус жандармов кандидаты сдавали экзамены комиссии во главе с начальником штаба, демонстрируя знания по истории, праву, политической экономии и географии71.

Отдельный корпус жандармов постоянно, начиная с 1905 г., предлагал начальникам жандармских управлений высказаться насчет пополнения своего кадрового состава. Исходя из прошений начальника Саратовского жандармского управления, можно сделать вывод – в управлении в 1906 г. служило 94 человека, из них начальник управления, адъютант, два писаря, трое офицеров, вахмистр и унтер-офицеров (то есть 19 человек) находились в Саратове72. Остальные человек, среди которых девять помощников начальника управления, семь вахмистров и 59 унтер-офицеров, были рассредоточены в жандармских пунктах Саратовского, Аткарского, Балашовского, Камышинского, Вольского, Хвалынского, Кузнецкого, Царицынского, Петровского и Сердобского уездов73.

Можно сказать, что указанное число служащих является средним для губернских жандармских управлений Нижнего Поволжья. Вольнонаемных филеров жандармских управлений, например, к 1913 г. в Самаре было 10, в Саратове – 15, а вообще по всей России насчитывалось около тысячи человек74.

Финансирование жандармских управлений осуществлялось ведомством военного министерства и включало средства на хозяйственные нужды (до рублей)75 и заработную плату служащим. Жалованье начальника управления в 1914 г. составляло 90 рублей, если он носил звание подполковника, и 75 рублей, в случае если он был ротмистром76. Вахмистр в среднем получал 45 рублей в месяц, унтер-офицеры – 25-35 рублей77. Однако реально заработная плата была выше, поскольку, например, начальник управления получал столовые, квартирные, на См.: ГАРФ. Ф.110. Оп. 3, 1904 г. Д. 2778. Л. 4-5.

См.: ГАСО. Ф.53. Оп. 9, 1918 г. Д. 375. Л. 2-16; Д. 376. Л. 2-16.

См.: Реент Ю. А. Указ соч. С. 157.

См.: Там же. С. 157-158.

ГАРФ. Ф.110. Оп. 3, 1905 г. Д. 2848. Л. 322-323.

ГАСО. Ф. 54. Оп. 2, 1914 г. Д. 58. Л. 9.

См.: ГАСО. Ф. 53. Оп. 15, 1914 г. Д. 14. Л. 3.

ГАСО. Ф. 1281. Оп. 1. Д. 28. Л. 30-31.

Там же.

ГАСО. Ф. 53. Оп. 2, 1914 г. Д. 246. Л. 6-17.

прислугу и кучера дополнительно 140-160 рублей в месяц. Также все чины жандармских управлений получали квартирные деньги – от 8 до 12 рублей78.

Для повышения профессионализма со всеми кадровыми служащими жандармских управлений летом и зимой проводили занятия по стрельбе, фехтованию, а также политической подготовке79. Иногда инициатива обучения исходила от Министерства внутренних дел, и тогда занятия носили исключительный разовый характер. Например, в 1914 г. в Саратовском жандармском управлении все офицеры получили навыки телеграфного дела80.

Для сохранения профессиональных кадров предполагались поощрения по выслуге лет в виде медали «За усердие» и довольно ощутимого денежного пособия81.

По мере развития революционного движения и борьбы с ним политическая полиция накапливала определенный практический опыт, происходило отмирание устаревших и нерезультативных методов работы. Однако процесс унификации и модернизации методов и приемов политического розыска происходил крайне медленно. По факту действия центральных органов по руководству жандармскими управлениями носили ответный и догоняющий, а не предупреждающий характер по отношению к революционному движению в стране. Другим фактором, приведшим к замедленному и затрудненному восприятию жандармскими управлениями всякого рода новых поправок к их функциональным обязанностям, была их архаичность, традиционность и малоподвижность. Они тяжело принимали любые нововведения, склонны были к работе по старым, привычным для них приемам, что, безусловно, отражалось на результативности деятельности.

Основанные при иных внутриполитических условиях, они оказались не готовы ко все более усложняющейся политической ситуации в государстве, не были приспособлены к быстрым трансформациям. Переплетение военной структуры с гражданской, огромное количество функций губернских жандармских управлений не позволяло вести розыск в той мере, которого требовала обостряющаяся внутриполитическая обстановка в стране.

Во втором параграфе «Место и роль охранных отделений в системе местных органов политической полиции» рассматривается процесс становления охранных отделений, их структура и функциональные обязанности, кадровый состав, оценивается роль в системе местных органов политической полиции.

Охранные отделения, учрежденные в 1902 г. почти во всех крупных городах Российской империи, были включены в состав канцелярии обер-полицмейстеров и градоначальников, что должно было конспирировать их предназначение. Охранные отделения подчинялись Департаменту полиции, а с 1906 г. и начальникам районных охранных отделений. Отделение состояло из общей канцелярии, отдела внутреннего агентурного наблюдения и отдела наружного наблюдения. Создание новых органов, по всей видимости, обуславливалось недостаточным уровнем ведения политического розыска жандармскими управлениями, а также попыткой концентрации сыска в губернских центрах. К 1902 г. Департамент полиции признал, что эффективная борьба с революционным движением велась только в Московской и Петербургской губерниях, а также в царстве Польском, там, где уже существовали охранные отделения. Поэтому наиболее устойчивые революционные См.: ГАСО. Ф. 55, 1908 г. Оп. 1. Д. 299. Л. 18, 25, 33.

См.: ГАСО. Ф. 53. Оп. 2. Д. 235. Л. 1-18.

См.: ГАСО. Ф. 53. Оп. 1. Д. 1а. Л. 36.

См.: ГАСО. Ф. 55, 1912 г. Оп. 1. Д. 415. Л. 4.

организации создавались в провинции – в Саратове, Минске, на юге России, где чувствовали себя в безопасности82. Было решено создать в губернских центрах специальные учреждения политического сыска – охранные отделения.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.