WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Деятельность помощников начальников Саратовского и Самарского губернских жандармских управлений нашла отражение в фондах 54 «Помощник начальника Саратовского губернского жандармского управления в Саратовском и Аткарском уезде», 55 «Помощник начальника Саратовского губернского жандармского управления в Вольском, Хвалынском и Кузнецком уезде», 56 «Помощник начальника Самарского губернского жандармского управления в Новоузенском уезде», 1089 «Помощник начальника Самарского губернского жандармского управления в Николаевском уезде» ГАСО и 472 «Помощник начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах» ГАСамО. В этих фондах собраны материалы о политической обстановке в уездах, приказы по управлению и оперативные распоряжения, а также сведения о нижних чинах жандармских пунктов в уездах. Некоторые материалы удалось обнаружить в филиалах ГАСО: в фонде 63 ВФГАСО «Помощник начальника Саратовского губернского жандармского управления в Вольском, Хвалынском и Кузнецком уезде» и фонде 7 ПФГАСО «Николаевская уездная почтовотелеграфная контора. Документы общего делопроизводства», а также в фондах краеведческих музеев в Вольске и Балакове Саратовской области.

Сведения о создании и функционировании охранного отделения содержатся в в фонде 57 ГАСО «Саратовское охранное отделение». Фонд состоит по большей части из переписки по вопросам надзора и розыска, запросов о политической благонадежности разных лиц, сводок данных наружного наблюдения за лицами, принадлежащими к революционным организациям, а также из фотодокументов, находящихся, к сожалению, в ограниченном доступе. Фонды 469 «Самарское районное охранное отделение» ГАСамО и 51 «Поволжское районное охранное отделение» ГАСО являются прямыми продолжателями один другого, так как учрежденное в 1906 г. Поволжское районное охранное отделение было расположено в Самаре, а в 1909 г. перенесено в Саратов. Фонд 469 содержит обзорные материалы по политическим организациям Самары, больше розыскного свойства, в фонде 51 содержатся более обширные сведения о политической ситуации в Поволжском регионе, а также финансовые и кадровые отчеты, послужные списки филеров и сотрудников.

Значимый пласт источников содержится в фонде 1281 ГАСО «Документальные материалы по ликвидации дел Саратовского губернского жандармского управления при Саратовском губернском общественном комитете», представляющем коллекцию документов об организации работы по привлечению к ответственности личного состава бывших жандармских органов Саратовской губернии; и фонда Р507 «Саратовский губернский революционный трибунал», в котором содержится переписка с прокурорами Саратовской судебной палаты, окружных судов и тюрьмами по розыску и аресту лиц, непосредственно работавших или сотрудничавших с органами политического сыска и обвинявшихся в политических преступлениях. В фонде 199 «Саратовская областная комиссия по сбору и изучению материалов по истории партии большевиков» в ГАНИСО содержится некоторый материал об агентах и провокаторах политического сыска Саратова.

Фонд 81 «Губернское управление рабоче-крестьянской милиции административного отдела Саратовского губернского исполкома 1917–1930 гг.» из отдела спецфондов Информационного центра УВД Саратовской области содержит ряд ходатайств о восстановлении в правах гражданства СССР бывших полицейских служащих как по Саратову, так и по уездам.

Источники личного происхождения представлены мемуарами. Их можно разделить на два блока, границей между которыми выступает личное отношение к роли политического сыска в России начала XX в. Наиболее ценный материал можно почерпнуть из воспоминаний бывших руководителей Департамента полиции и его органов48: директора Департамента А. Т. Васильева; начальника Санкт-Петербургского охранного отделения, генерал-лейтенанта А. В. Герасимова;

начальника Московского отделения, генерал-майора П. П. Заварзина; командира Отдельного корпуса жандармов, генерала В. Ф. Джунковского; начальника дворцовой агентуры, полковника А. Спиридовича; командира Отдельного корпуса жандармов, генерала П. Г. Курлова. Особый интерес представляют воспоминания руководителя Саратовского охранного отделения А. П. Мартынова49. Несмотря на определенную субъективность в освещении многих явлений борьбы политической полиции с революционным движением, мемуары позволяют получить более полное представление о руководителях политического сыска, а также о работе возглавляемых ими органов политической полиции.

Вторая группа представлена воспоминаниями некоторых бывших сотрудников охранки, перешедших на сторону большевиков. Богатый материал можно почерпнуть на страницах организованного В. Л. Бурцевым50 журнала «Былое»51, где печатались воспоминания бывших агентов, филеров, перлюстраторов; в мемуарах автора журнала52, в воспоминаниях видных большевиков, в том числе – Н. К. Крупской53. Общей чертой воспоминаний является их крайняя субъективность, что требует критического к ним отношения.

Делопроизводственные материалы частично опубликованы. Это преимущественно издания инструкций и циркуляров Департамента полиции и МВД, регулирующих различные стороны деятельности политического сыска. В 2006 г. вышел в свет сборник документов, посвященный методам оперативной деятельности политической полиции54. Форма целенаправленного тематического собрания документов различного характера – нормативного, обзорноаналитического, оперативно-розыскного, позволяет, в частности, исследовать проблему использования политической полицией агентуры, во всей полноте.

Отдельные сборники документов стали издаваться в последние несколько лет различными учебными заведениями юридической направленности55.

См.: Васильев А. Т. Охрана: Русская секретная полиция // «Охранка»: Воспоминания руководителей охранных отделений. М., 2004. Т. 2; Герасимов В. А. На лезвии с террористами // Там же; Заварзин П. П.

Работа тайной полиции // Там же. Т. 1; Заварзин П. П. Жандармы и революционеры // Там же. Т. 2;

Джунковский В. Ф. Воспоминания. М., 1997. Т. 2; Спиридович А. Записки жандарма. М., 1991; Курлов П. Г.

Гибель императорской России. М., 1992; Новицкий В. Д. Из воспоминаний жандарма. Л., 1929; и др.

Мартынов А. П. Моя служба в отдельном корпусе жандармов // «Охранка»: Воспоминания руководителей охранных отделений. М., 2004. Т. 1.

Бурцев В. Л. – народоволец, социалист-революционер, известный своей деятельностью по разоблачению агентов охранки. После революции 1917 г. столь же последовательный враг Советской власти.

См.: Департамент полиции в 1892–1908 гг.: Из воспоминаний чиновника // Былое. 1917. № 5-6 (27-28);

Школа филеров // Былое. 1917. № 3 (25) сент.; Николай II и самодержавие, 1903 г. // Былое. 1918. № 2 (30);

Майский С. «Черный кабинет» // Былое. 1918. № 13; Психология предательства (из воспоминаний «сотрудника») // Былое. 1924. № 27-28.

См.: Бурцев В. Л. Борьба за свободную Россию: Мои воспоминания, 1882–1922. Берлин, 1923.

См.: Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. М., 1984. Т. 1.

См.: Агентурная работа политической полиции Российской империи, 1880–1917: Сб. документов / Сост.

Е. И. Щербакова. М.; СПб., 2006.

См.: Полиция России: Документы и материалы, 1718–1917 гг. Саратов, 2002.

Среди публикаций можно выделить комментированные собрания документов:

сборник «Большевики: документы по истории большевизма»56, подготовленный к печати в 1918 г., в котором, помимо секретных документов политической полиции, также есть статьи об агентах; дана подборка документов, посвященных заграничной агентуре, с анализом и комментариями С. Г. Сватикова57, В. К. Агафонова58. В 1917 г. М. А. Цявловский, член Московской организации РСДРП, опубликовал отчет начальника Московского охранного отделения о деятельности учреждения, а также представил список лиц, являвшихся секретными сотрудниками в 80-е гг. XIX в.В целом комплексный анализ разных групп источников и исторических исследований позволяет проследить процесс развития организации политической полиции на местном уровне, уточнить некоторые уже сформулированные в литературе положения, а также за счет неопубликованных архивных материалов обозначить и решить не возникающие до сих пор вопросы.

Хронологические рамки исследования. Работа охватывает период с 1902 по 1914 г. Начальная граница хронологических рамок связана с учреждением новых органов – охранных отделений, призванных заниматься исключительно политическим розыском. Конечные рамки обусловлены двумя факторами. Вопервых, началом Первой мировой войны, привнесшей свои коррективы в характер деятельности политической полиции России, которой пришлось бороться не только с антиправительственным движением, но и военным шпионажем. Кроме того, претерпела изменения и структура политической полиции на местах. В 1913 г.

были ликвидированы охранные отделения, а в 1914 г. – районные охранные отделения, руководящие центры политического розыска в регионах. Таким образом, вся борьба с революционным движением вновь была сосредоточена в руках губернских жандармских управлений.

Необходимость анализа приемов работы политического сыска в динамике заставила не ограничиваться поставленными рамками в ряде вопросов. Например, внедрение агентуры в войска накануне войны, прекратилось к 1915 г., на что нельзя было не обратить внимания.

Географические рамки исследования соответствуют территориям современных Саратовской и Самарской областей и определены несколькими факторами. Во-первых, подразделения политической полиции в Саратовской и Самарской губерниях имели географически и структурно обусловленные связи, что позволяет выделить эти губернии в самостоятельный регион исследования. Также необходимо подчеркнуть, что центр координации руководства политическим розыском в масштабах Поволжского региона – районное охранное отделение, первоначально был создан в Самаре, а в 1909 г. был передислоцирован в Саратов.

Во-вторых, в деятельности местных революционных организаций двух соседних губерний было немало общего, что приводило порой к попыткам координации совместных действий.

См.: Большевики: Документы по истории большевизма с 1903 по 1916 г. бывшего Московского охранного отделения. М., 1990.

См.: Заграничная агентура Департамента полиции (записки С. Сватикова и документы заграничной агентуры).

См.: Агафонов В. К. Заграничная охранка. Пг., 1918.

См.: Цявловский М. А. Секретные сотрудники Московской охранки 1880-х годов // Голос минувшего. 1917.

№ 7-8.

Анализ борьбы политической полиции с революционным движением в масштабах региона позволит выявить соотношение субъективно-объективных факторов и их роль в этой борьбе.

Методологическая база исследования основана на системном подходе к рассмотрению исторических процессов, при котором объекты действия этих процессов изучаются в совокупности и с учетом взаимовлияния их друг на друга. В данном случае местные органы политического сыска являются одной из составляющих структур, участвовавших в глобальных исторических процессах, происходивших в России в начале XX в. – борьбе царского правительства за сохранение власти и революционной оппозиции за уничтожение существующего государственного строя. Усовершенствование функциональных обязанностей, структуры и приемов деятельности политической полиции происходило под влиянием развития революционного движения, которое, в свою очередь, отвечало на новые условия борьбы модернизацией собственных методов.

Следование микроисторическому подходу позволило рассмотреть объект исследования изнутри, учитывая специфику региона, выявить внутренние закономерности развития политического сыска, а также взаимосвязи местных органов политической полиции с административными, судебными и полицейскими структурами на местах. Совокупность единичных факторов в развитии исторических явлений, в частности, политического сыска в провинции, позволяет рассмотреть объект исследования во всем многообразии и максимально приближенно к объективности. Целостная и реалистичная картина исторического процесса складывается из множества взаимосвязанных явлений микроисторического характера.

В исследовании использован историко-сравнительный метод изучения, что позволило выявить и сопоставить как общие принципы деятельности политической полиции, так и региональную специфику органов политического сыска на местах, рассмотреть их деятельность в общей системе политического розыска Российской империи. Проблемно-хронологический метод определил структуру исследования, в которой тематические локальные комплексы информации выстроены системно и хронологически. Исследование построено на принципе историзма, который предполагает единство и непрерывность исторического процесса, а также изучение конкретного явления согласно исторической обусловленности, то есть в исторически сложившихся условиях существования объекта исследования.

Источниковый анализ проводился согласно принципам объективности и критического подхода. Субъективность и ангажированность источников, особенно нарративного характера, подразумевает использование многоуровневой проверки информации.

Научная новизна диссертационного исследования:

· рассмотрен процесс развития системы политического сыска на местах на материалах Саратовской и Самарской губерний, в структуре государственных институтов российской провинции начала XX в.;

· выявлена практика подотчетности местных учреждений политической полиции по отношению к центральным органам в динамике, что позволило уточнить структурные связи между различными уровнями органов политического розыска в Российской империи;

· дан анализ функциональных обязанностей местных органов политической полиции, позволивший выявить сферу компетенции губернских жандармских управлений и охранных отделений и установить определенные наложения некоторых обязанностей;

· непосредственно документальными данными установлена функциональная связь между местными органами политической полиции и аппаратом губернской администрации, прокурорской службой и полицией;

· сравнительный анализ документов областных архивов позволил проанализировать специфику условий создания и функционирования органов политического сыска в Саратовском и Самарском регионах (в первую очередь районного охранного отделения); а так же уточнить роль руководителей местных органов политической полиции в процессе создания и функционирования учреждений политического сыска;

· установлен количественный состав служащих различных категорий саратовских и самарских учреждений политической полиции;

· дан всесторонний анализ кадрового состава местных органов политической полиции по ряду параметров: сословная принадлежность, возраст, моральный облик, образование; выявлены прямые обязанности каждой категории служащих и предъявляемые к ним требования; рассмотрен вопрос о материальном обеспечении и системе поощрения;

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.