WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

Те же пособия на детей – это что: поощрение за рождение нужного обществу человека или социальное вспомоществование, естественное в ситуации, которая не может быть разрешена иначе в условиях всеобщего распространения труда, вознаграждаемого с помощью заработной платы Как интерпретировать стремительно растущее число незарегистрированных браков и особенно внебрачных рождений Смысл свободных сожительств может быть разным. В них может проявляться как «падение нравов» и легкомысленное отношение к супружеским отношениям, так и, напротив, более ответственное отношение к ним, нежелание юридически оформлять не проверенную опытом совместной жизни связь. В обоих случаях они заменяют некоторое количество юридически оформленных союзов, ИЭПП- www.iet.ru одним из следствий чего может быть отмечаемое статистикой снижение брачности, ибо оно оценивается по данным о зарегистрированных браках. Но и незарегистрированные браки вносят немалый вклад в рождаемость.

Как должна относиться ко всем этим новым явлениям система социального обеспечения Не означают ли они новых шагов от семейной к социальной солидарности и в этом смысле – новых вызовов этой системе, на которые она рано или поздно должна будет ответить Во многих странах существуют разного рода семейные льготы (налоговые и прочие) для супружеских пар, некоторые социальные права работающих распространяются на их супругов (например, медицинское страхование). Это рассматривается как поддержка государством института семьи, демонстрация уважения семейных ценностей. Но существуют страны, в которых узаконены или полуузаконены однополые браки, и некоторые семейные льготы распространяются и на них. Каков объективный смысл всех этих подвижек До каких пределов может идти толерантность общества Если в демократических государствах признаются и поддерживаются однополые браки, почему в них же закон запрещает, скажем, полигамный брак, разрешаемый шариатом Ясные ответы, пригодные для политического использования, есть только на одном краю политического спектра, там, где приветствуется любой мыслимый возврат назад и, если надо, то с помощью самых жестких запретительных мер. На противоположной же стороне, при общей готовности принять перемены, убедительной аргументации в их поддержку сейчас нет.

ИЭПП- www.iet.ru 4. Рост жизненного потенциала поколений как социальная цель 4.1. Жизненный потенциал поколений и его рост: мировые тенденции Жизненный потенциал поколения – это совокупное число прожитых им (реализованный потенциал) или ожидаемых (ожидаемый потенциал) человеко-лет.

Теоретически сокращение прироста населения или даже появление отрицательного прироста может в некоторой мере компенсироваться одновременным ростом жизненного потенциала поколений. Так как население состоит из многих сосуществующих во времени поколений, сумма их жизненных потенциалов (а не число людей) образует истинный демографический потенциал населения. Как уже упоминалось, число людей может становиться меньшим, а число прожитых ими лет, а значит, и возможности деятельности – большими.

Конечно, сокращение населения не способствует росту его демографического потенциала. Но именно ограниченность демографического потенциала требует особого внимания к проблеме сохранения имеющихся людских ресурсов, к увеличению как ожидаемого, так и реализованного жизненного потенциала поколений. Однако, может быть, еще более важно, что такое внимание имеет и другие основания, не «ресурсные», не инструментальные, а экзистенциальные, связанные с фундаментальными внутренними целями развития общества.

Долгая жизнь и длительное сохранение здоровья для большинства населения – исторически новое явление. Только во второй половине ХХ в. нескольким десяткам промышленно развитых стран удалось достичь ожидаемой продолжительности жизни, превышающей 70–80 лет, и за счет этого резко расширить жизненный потенциал каждого поколения, сделав его в то же время более устойчивым, слабо зависящим от всякого рода внешних возмущений. Благодаря этому удалось приблизиться к одной из главных форм социального равенства – равенству шансов на жизнь. Несмотря на то, что социальные различия в этих шансах существуют везде, средние значения продолжительности жизни так сблизились с максимально возможным, что это само уже свидетельствует об относительной второстепенности оставшихся различий.

Важно и то, что, достигнув более долгой жизни, люди одновременно увеличили и продолжительность здоровой жизни. Между достижением этих двух целей есть известное противоречие, так как общее удлинение жизни часто достигается за счет того, что медицина продлевает жизнь уже больного человека. Поэтому, по мере роста ожидаемой продолжительности жизни доля лет, прожитых в здоровом состоянии, по отношению к общей сумме прожитых лет может даже уменьшаться. Тем не менее абсолютное среднее число лет здоровой жизни увеличивается. По имеющимся оценкам, ожидаемая продолжительность здоровой жизни в Японии, в 2000 г. занимавшей по этому показателю первое место в мире, составляла 73,8 года, на Кипре, замыкавшем первые три десятка стран в мировом списке, ранжированном по этому показателю, – 66,3 года13.

Рост жизненного потенциала поколений во всем мире, особенно в промышленно развитых странах, при одновременном увеличении продолжительности здоровой жизни – одно из важнейших и бесспорных социальных достижений ХХ в. и в то же время – ключевой фактор, определяющий одну из главных социальных задач наступившего столетия: обеспечить право на как можно более долгую здоровую жизнь для как можно большего числа людей.

WHO. The world health report, 2001.

ИЭПП- www.iet.ru 4.2. Долговременные тенденции смертности и демографические потери России Мировые изменения смертности и продолжительности жизни образуют фон, на котором Россия выглядит крайне неблагоприятно. По ряду причин, к числу которых относится и недостаточная осведомленность населения (отчасти вследствие дезинформации советского периода), и объективная сложность и противоречивость наблюдаемых процессов, и невысокая компетентность наблюдателей, и тенденциозная заинтересованность некоторых политических сил, общественное мнение убеждено, что нынешняя высокая смертность в России – относительно новое явление. Согласно широко распространенному даже и в научной литературе, не говоря уже о журналистской публицистике, клише, 90-е гг. в России стали периодом небывалого в мирное время повышения смертности. Оно часто рассматривается именно как «плата за реформы», как их недопустимо высокая «человеческая цена» и т.п.

В действительности, как показывает анализ, реального повышения смертности в первой половине 90-х гг. либо практически вовсе не было, либо оно было очень небольшим. Имели место лишь подвижки компенсаторного характера: начавшиеся в середине 80-х гг. временные изменения «календаря» смертности породили впоследствии эффект стремительного ухудшения показателей для условных, «поперечных» поколений.

Для реальных же поколений эти изменения были, в основном, даже положительными, они не сократили, а удлинили время фактической жизни, в среднем прожитой каждым умершим. Хотя, к сожалению, положительная составляющая изменений сохранялась недолго14. Но, в любом случае, для постоянного муссирования темы «страшной цены реформ», а тем более «геноцида» россиян в 90-е гг. нет никаких оснований.

Гораздо серьезнее то, что когда колебательные подвижки показателей смертности подошли к концу, обнажился прежний «советский» неблагоприятный фон. Постоянное подчеркивание подъема смертности в период реформ как бы выводит этот неблагоприятный фон за скобки, и создается иллюзия, что стоит прекратить реформы или найти какой-то иной способ выхода из кризиса, как положение со смертностью наладится.

Истинное положение намного сложнее, что отчасти подтверждается самыми последними тенденциями, в частности, недолговечностью снижения смертности после 1994 г. Оно явно не обладало своими внутренними движущими силами, это был просто возврат к тому, что уже было, может быть, даже к его ухудшенному изданию. Ибо негативные тенденции смертности в России не могли исчезнуть в одночасье. Здесь, как и во всем СССР, они набирали силу на протяжении десятилетий. К тому же надо отметить, что и в СССР, по крайней мере, среди семи его европейских республик, Россия выделялась своими худшими показателями смертности: она была на последнем месте по смертности мужчин и на предпоследнем (уступив последнее место Молдавии) – по смертности женщин.

В послевоенные годы, в результате снижения смертности и роста ожидаемой продолжительности жизни, – в значительной мере благодаря внедрению антибиотиков – жизненный потенциал российских поколений значительно вырос, и по этим характеристикам Россия довольно близко подошла к передовым странам того времени. В 1965 г. разрыв в ожидаемой продолжительности жизни между Россией и Францией сократился до 3 лет у мужчин и 1 года у женщин, между Россией и США – соответственно до 2,5 и 0,3 года. Но период успехов быстро закончился, и вот уже более трех десятилетий Россия не участвует в общем движении к более долгой жизни. Начиная с 60-х A. Avdeev, A. Blum, S. Zakharov et E.Andreev. Raction d’une population htrogne а une perturbation.

Un modle d’interprtation des volutions de mortalit en Russie. Population, 1997. No. 1. Р. 7–44; С. Захаров.

Когортный анализ смертности населения России (Долгосрочные и краткосрочные эффекты неравенства поколений перед лицом смерти). Вопросы прогнозирования. 1999, 2. С. 114–131; Вишневский А.Г. Подъем смертности в 90-е годы: факт или артефакт Население и общество. Май 2000, № 45.

ИЭПП- www.iet.ru гг., тенденции изменения ожидаемой продолжительности жизни в России и на Западе вновь разошлись. В России начался затяжной эпидемиологический кризис, который блокировал дальнейшее снижение смертности и даже привел к ее некоторому повышению у мужчин. Весь период, начиная, примерно, с середины 60-х гг., стал для России временем стагнации, особенно заметной на фоне успехов стран Западной Европы, Северной Америки или Японии (рис. 24).

Мужчины Россия США Франция Швеция Япония Женщины Россия США 50 Франция Швеция Япония Рисунок 24. Ожидаемая продолжительность жизни мужчин и женщин в ХХ в. в некоторых странах Все сравнения с Западом указывают на затяжной кризис отечественной системы охраны здоровья. В 70-е гг. в России ожидаемая продолжительность жизни снижалась, особенно у мужчин, в 1979–1980 гг. она достигла минимума: 61,5 года у мужчин и 73 года у женщин. В 80-е гг. появились признаки улучшения ситуации. Наметилась тенденция медленного роста ожидаемой продолжительности жизни, которая получила заметное усиление и подкрепление в 1985–1987 гг., в частности, в результате антиалкогольной кампании. Однако уже в 1988 г. началось новое падение продолжительности жизни, которое длилось 7 лет, достигнув особой глубины в 1993–1994 гг. В 1995 г. наметился Продолжительность жизни, лет Продолжительность жизни, лет ИЭПП- www.iet.ru новый поворот, на этот раз – в лучшую сторону. К началу 1998 г. ожидаемая продолжительность жизни мужчин заметно выросла, но затем начался ее новый спад (табл. 24).

Таблица 24. Ожидаемая продолжительность жизни населения России в некоторые годы Годы Оба пола Мужчины Женщины 1958-1959 67,9 63,0 71,1964-1965 69,6 64,6 73,1979-1980 67,5 61,5 73,1983-1984 67,9 62,0 73,1987 70,2 65,0 74,1994 64,0 57,6 71,1998 67,0 61,3 72,2001 65,3 59,0 72,Перед нами – все то же топтание на месте с тенденцией к ухудшению.

Затянувшаяся стагнация в деле охраны здоровья и жизни россиян и связанное с этим нараставшее отставание от мировых достижений означают огромные потери жизненного потенциала поколений. Потери затрагивают все основные составляющие жизненного потенциала: совокупные годы трудовой жизни, совокупное время жизни в «дорабочем» и «послерабочем» возрастах.

Эти потери можно приблизительно оценить, сравнивая фактическое число смертей с гипотетическим, каким оно могло бы быть, если бы смертность в России на протяжении последней трети ХХ в. эволюционировала примерно так же, как в западных странах.

Разницу между гипотетическим и фактическим числом смертей можно интерпретировать как «избыточную» смертность. Если предположить, что с 1966 по 2000 гг. возрастные коэффициенты смертности в России менялись бы такими же темпами как, в среднем, в странах ЕС, США и Японии в период с 1961 по 1996 гг., а остальные составляющие демографической динамики (рождаемость и миграция) оставались бы такими же, какими они были в действительности, то общее число умерших за 1966–2000 гг. было бы меньше фактического на 14,2 млн человек. Эта все время с ускорением нараставшая величина превосходит возможную оценку людских потерь России (примерно половина потерь СССР) во Второй мировой войне.

Табл. 25 дает представление о структуре обусловленных высокой смертностью демографических потерь России по полу и возрасту. Максимальные потери страна несет из-за смертности мужчин в возрасте 15–64 лет: у них избыточны более половины смертей.

У женщин в возрастах до 65 лет и у мужчин 0–14 лет можно считать избыточными примерно треть смертей.

Таблица 25. Фактическое и гипотетическое число умерших в России за 1966–2000 гг.

Фактическое Расчетное Избыточная смертность число умерших, число умерших, в тыс. человек в % к тыс. тыс. фактическому числу умерших Оба пола Всего 55313 41157 14157 25,0-14 2206 1482 724 32,15-64 21597 11834 9763 45,65+ 31510 27841 3669 11,Мужчины Всего 27622 18326 9296 33, ИЭПП- www.iet.ru 0-14 1307 854 453 34,15-64 15076 7253 7823 51,65+ 11239 10219 1020 9,Женщины Всего 27691 22831 4860 17,0-14 900 628 272 30,15-64 6520 4581 1940 29,65+ 20271 17622 2649 13,4.3. Незавершенный эпидемиологический переход Успехи в боpьбе со смеpтью в ХХ в. во всех промышленно развитых стpанах, в том числе и в России, были следствием развернувшегося в них эпидемиологического перехода: служившие главными причинами смерти болезни острого действия, имевшие по преимуществу экзогенную природу и поражавшие людей всех возрастов, особенно же детей, замещаются хроническими болезнями преимущественно эндогенной этиологии, прежде всего болезнями сердечно-сосудистой системы, либо онкологическими заболеваниями, обусловленными, в основном, влиянием канцерогенных факторов накапливающегося действия («квазиэндогенные» факторы). Эти болезни и выступают в новых условиях в качестве ведущих причин смерти.

Если говорить о конкретных причинах смерти, то разграничение экзогенного и эндогенного вкладов в каждом отдельном случае нередко оказывается достаточно сложным. Однако в целом всегда прослеживается общая закономерность:

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.