WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В приведенных примерах происходит разворачивание ситуаций, о которых упоминается в тексте произведения. С помощью строк из песен В. Дегтев детализирует ситуации.

В. Дегтев вводит песенный текст с помощью точного пересказа, стихи преобразуются в прозу, совпадая с ритмикой и особенностями прозаического текста писателя. Например: «Митрофан писал стихи и пел их под гитару: что из колымского, мол, белого ада, шли они в зону в морозном дыму и что он заметил окурочек с красной помадой и рванулся из строя к нему...» («Кровавая Мери») [195, с. 9].

Нужно отметить, что вместо песенных строк иногда автор использует лишь отдельные слова из этой песни, которые можно назвать ключевыми или словами-маркёрами, т.к. именно по этим словам песня узнаваема, как правило, это слова из припева:

«...А потом, уже в палате, слушал сквозь полузабытье еще одну песню, по радио, привет из юности, где пелось о белом лебеде, цветущей сирени и зеркальной глади пруда...» («Кровавая Мери») [195, с. 8] («Лесоповал», слова М.

Танича). В дальнейшем словесный ряд данной песни обыгрывается, сюжет развивается и уже песня проникает в текст произведения, упоминаемые объекты – лебедь, сирень, пруд – становятся реальными участниками событий. Если в первом отрывке эти слова являются некой метафорой мечты, то в последующих они уже совершенно реальны: «... Ты поднимался долго, медленно и упорно. И наконец поднялся...

А прежде все-таки построил дом, посадил под окнами сирень, и возвел голубятню, и вырыл на лугу, среди дуплистых лозин озеро, и развел камыши и лилии, и достал через знакомых белого лебедя, и не раз сидел на бережку перед мольбертом <...> и белый лебедь плавал прямо по выпуклой зеркальной поверхности...» («Кровавая Мери») [195, с. 15]. События в рассказе развиваются, и объекты данного словесного ряда участвуют в этом развитии, каждый обладает своей законченной историей: уже лебедя загрызла собака, сирень вырубили, дом отобрала при разводе жена.

Итак, мы рассмотрели несколько подходов к классификации межтекстовых связей и выяснили, что исследователи в качестве межтекстовых связей выделяют: цитату, аллюзию, парафраз, эпиграф, метатекстуальность (интертекст-пересказ, вариации на тему претекста, дописывание «чужого» текста, языковая игра с претекстами), гипертекстуальность, архитекстуальность, пересказ, вариацию, звуко-слоговой и морфемный типы интертекста, пастиш, логоэпистему.

Мы взяли за основу семантико-композиционную классификацию, поскольку именно она отражает в полной мере представленный в прозе писателя материал. Межтекстовые связи используются В. Дегтевым в речи персонажей (в прямой речи (диалогической и монологической); несобственно-прямой речи;

внутренней речи) и в речи рассказчика.

Для языка прозы В. Дегтева характерно употребление субъективированных межтекстовых словесных рядов, что позволяет говорить об идиостиле В.

Дегтева. Изучение вопроса о межтекстовых связях расширяет представление о материале языковой композиции, о компонентах языковой композиции.

В третьем параграфе «Библейский межтекстовый словесный ряд в прозе В. Дегтева» отдельно исследуется употребление библейского межтекстового словесного ряда.

Библейские межтекстовые словесные ряды в произведениях В. Дегтева очень обширны. Они занимают 18% от общего числа страниц исследуемых текстов (472,3 стр.). В данных произведениях происходит взаимодействие библейского словесного ряда и общеупотребительного. Это придает повествованию оттенок высокого стиля. Все библейские выражения, используемые В. Дегтевым, в зависимости от жанра можно разделить на группы: из Ветхого Завета; из Нового Завета; из молитв; из Псалтири; из канонов; из акафистов; из тропарей.

Больше всего межтекстовых связей с молитвами.

В рассказе «Четыре жизни» межтекстовый словесный ряд связан с композиционными отрезками, организованными точкой видения персонажа. Например, при описании умирающего солдата курсивом выделены тексты молитв (межтекстовый словесный ряд), сопровождающих сознание персонажа, передающий его мысли:

«... И вот он, Венька, лежит убитый.

«Святая Отроковице, Богородителънще, на мое смирение милосердно призри, умиленное мое и последнее моление сие прими...» - стал читать он по Веньке отходную...<...>» (Канон молебный при разлучении души от тела. Канон молебный от лица человека, с душою разлучающегося и не могущего говорить. Песнь 9. Это последняя песнь в каноне.) Для понимания текста важно определить название молитвы и ее назначение. Например, из приведенного выше отрывка, благодаря межтекстовому словесному ряду можно сделать вывод о том, что Венька прочитал весь канон за Веньку, хотя автор и употребляет форму «стал читать» указывающую на начало действия.

Межтекстовый словесный ряд, который сюжетно связан с образом персонажа, так как передает его мысли, в то же время развивается параллельно остальному повествованию. Об этом свидетельствует языковое отличие: межтекстовый словесный ряд, опирающийся на старославянизмы, отличается архаичностью как в плане лексики, так и в плане синтаксиса. Кроме того, межтекстовый словесный ряд выделен в тексте графически (выделен курсивом, отделен отступами от остального повествования).

Через межтекстовую связь автор в конце рассказа связывает два пласта, два словесных ряда, которые до этого развивались параллельно, реальный мир соединяется с ирреальным, и слова высокого стиля (Причистые, други, Нетленный Покров, аминь) перемещаются в основной текст.

Библейский словесный ряд может вводиться в текст с помощью невыделенной прямой речи и графического оформления – курсив: «... И в тебе помимо воли, тоже как бы само собой, звучит молитва:

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистой Твоей Матери и всех святых помилуй нас. Аминь.» («Карамболь») [196, с. 113].

Также может быть введен и с помощью прямой речи:

«... он следит за губами соперника, и, кажется, даже разбирает чужую странную речь: «Ослаби, остави, прости, Боже, прегрешения наша, вольная и невольная, яже в слове во дни в ноще, яже во уме и в помышлении: вся нам прости, яко Благ и Человеколюбец...»(«Крестный отец») [196, с. 147] (из молитв На сон грядущим).

Итак, для прозы В. Дегтева характерно употребление библейских словесных рядов: строки из молитв, отдельные слова и предложения из разных книг Священного Писания; которые сопровождают мысли, чувства, переживания героев, используются в основном в речи персонажей. Обращение В. Дегтева к Священному Писанию может быть предметом отдельного исследования.

В Заключении обобщаются результаты проведенного исследования, формулируются основные выводы.

Межтекстовые связи в составе целого текста, рассматриваемые в аспекте употребления, становятся компонентами языковой композиции, т.е.

межтекстовыми словесными рядами. Межтекстовый словесный ряд – важнейший компонент целого текста, и, одновременно, – языковой композиции.

Он обладает всеми признаками, выделенными А.И. Горшковым. Его можно отнести к высшему уровню словесных рядов (Г.Д. Ахметова). В основе организации межтекстового словесного ряда лежат лексические и грамматические языковые средства. Межтекстовый словесный ряд активно взаимодействует с другими словесными рядами, что способствует динамичности повествования. Значимость межтекстового словесного ряда для современной прозы определяется своеобразием включения его в текст (может быть компонентом любой композиционной части целого текста), функционирования в тексте и взаимодействия с другими словесными рядами в составе языковой композиции. Чаще всего межтекстовый словесный ряд взаимодействует с графическим словесным рядом. Межтекстовый словесный ряд в прозе В. Дегтева лежит в основе динамического развертывания текста.

Рассмотрев понятие «межтекстовые связи», мы выявили, что это содержащиеся в тексте выраженные с помощью определенных словесных приемов отсылки к другим текстам. А.И. Горшков межтекстовые связи делит на типы и приемы. Между типами и приемами межтекстовых связей нет четкой границы. По типам межтекстовых связей произведения делятся на две группы – «заданные» и свободные, между которыми нет непроходимой границы.

Исследователи в качестве межтекстовых связей также выделяют: цитату, аллюзию, парафраз, эпиграф, метатекстуальность (интертекст-пересказ, вариации на тему претекста, дописывание «чужого» текста, языковая игра с претекстами), гипертекстуальность, архитекстуальность, пересказ, вариацию, звукослоговой и морфемный типы интертекста, пастиш, логоэпистему.

Однако большой объем работ по проблеме межтекстовых связей не свидетельствует о разработанности вопроса. В частности, выбранный нами аспект – анализ межтекстовых связей в составе целого текста – является актуальным и важным для филологии, но не до конца исследован в стилистике текста. Межтекстовые связи следует рассматривать как компонент языковой композиции, т.е. как межтекстовый словесный ряд. Изучение межтекстовых связей в структуре текста нуждается в конкретных наблюдениях. В этом заключалась новизна нашего исследования: язык произведений В. Дегтева не исследован. Проза В. Дегтева дает исследователю необходимый материал для изучения языковой композиции.

Рассмотренные типы и приемы межтекстовых связей показали, что тексты В. Дегтева насыщены отсылками к стихам и прозе других авторов. Для прозы В. Дегтева в большей мере характерны свободные межтекстовые связи.

Анализ приемов межтекстовых связей в прозе В. Дегтева помогает более глубокому пониманию текстов, эксплицируя тем самым подтексты, коннотацию и переносные значения. Аллюзии и реминисценции, используемые писателем, обладают широким спектром межтекстовых связей.

Произведения писателя пронизаны цитатами из других текстов, аллюзиями, реминисценциями, часто открываются эпиграфами. Разнообразны источники претекстов, к которым обращается В. Дегтев: молитвы, легенды, фольклор, публицистика и другие.

Элементы «чужих» текстов и восходящие к ним образы представлены на разных уровнях художественных произведений В. Дегтева. Они выполняют различные функции (функция типизации, авторской оценки, описательная функция и другие) и обладают большим смыслообразующим потенциалом.

Вследствие использования писателем межтекстовых связей происходит расширение языкового и когнитивного пространства текста, связанного с выбором и употреблением языковых единиц, в связи с этим проза В. Дегтева содержит богатый материал для исследования межтекстовых связей и их классификации.

В работе мы предложили классификацию межтекстовых связей в прозе В.

Дегтева в семантико-композиционном аспекте. Все межтекстовые связи в произведениях В. Дегтева мы разделили на две большие группы: 1) в речи персонажей; 2) в речи рассказчика. Первая группа состоит из трех подгрупп: 1) межтекстовые связи употребляются в прямой речи персонажей, как диалогической, так и монологической; 2) межтекстовые связи используются в несобственнопрямой речи персонажей; 3) межтекстовые связи употребляются во внутренней речи персонажей.

Столь широкий диапазон различных межтекстовых отсылок свидетельствует не только о большой интеллектуальности исследуемого автора, но и о высоком его доверии к своей аудитории, а также о многослойности текстов писателя.

Филологический анализ межтекстовых связей показал, что лишь в составе целого текста, в составе языковой композиции можно говорить о феномене межтекстового словесного ряда, который является определяющим в индивидуальном стиле В. Дегтева.

Литературное творчество В. Дегтева не может быть глубоко понято, а интерпретация его произведений будет неполной без обращения к межтекстовым связям, к их роли в структуре текста.

Анализ межтекстовых связей в структуре текста дает возможность сделать вывод о нем как наиболее важном компоненте языковой композиции, что позволяет говорить об идиостиле В. Дегтева. Изучение вопроса о межтекстовых связях расширяет представление о материале языковой композиции, о компонентах языковой композиции.

Анализ межтекстовых связей в прозе В. Дегтева позволяет сделать вывод о тенденции использования тех или иных типов в современной прозе (например, библейский словесный ряд, значительно активизировавшийся в последнее время).

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора.

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК МОиН РФ:

1. Курганская А.В. Межтекстовые связи: понятие, приемы и типы (на примере прозы В. Дегтева) // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. 2007. № 1. С. 217–226. 0,8 п.л.

2. Курганская А.В. Межтекстовые связи как компонент языковой композиции (на материале прозы В. Дегтева) // Вестник Читинского государственного университета. 2010. № 3 (60). С. 57–62. 0,8 п.л.

3. Курганская А.В. Межтекстовый словесный ряд в структуре языковой композиции (на материале прозы В. Дегтева) // Гуманитарный вектор. 2010.

№ 2 (22). C. 124–132. 1,3 п.л.

Публикации в журналах, сборниках научных трудов и материалов конференций:

4. Курганская, А.В. Межтекстовые словесные ряды в произведениях Вячеслава Дегтева // Молодая наука Забайкалья. В 2 ч. Ч. II. Чита: ЗабГГПУ, 2005.

С. 59–62 0,4 п.л.

5. Курганская А.В. Межтекстовые связи в публицистике и в прозе Вячеслава Дегтева // Русский язык и средства массовой информации. Материалы научной конференции 26 апреля 2005 г. Выпуск второй. Дзержинский: Филиал «Угреша», 2005. С. 27–30. 0,2 п.л.

6. Курганская А.В. Основные приемы межтекстовых связей (на примере прозы В. Дегтева) // Молодая наука Забайкалья. В 2 ч. Ч. I. Чита: ЗабГГПУ, 2006. С. 32–38. 0,4 п.л.

7. Курганская А.В. Приемы межтекстовых связей в прозе В. Дегтева // Российский лингвистический ежегодник. Красноярск, 2006. С. 156–161. 0,5 п.л.

8. Курганская А.В. Межтекстовые связи и интертекстуальность: теория и история (на материале прозы В. Дегтева) // Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты: материалы I Международной научной конференции. Чита, 2007. С. 67–71. 0,4 п.л.

9. Курганская А.В. Приемы и типы межтекстовых связей (на примере прозы В. Дегтева) // Проблемы и перспективы филологического образования в школе и вузе: сборник научных статей Всероссийской научно-практической конференции. Орск: Издательство ОГТИ, 2007. Электронный ресурс. ISBN 58424-0325-0. 0,4 п.л.

10. Курганская А.В. Межтекстовые связи в произведениях В. Дегтева // Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования: Сборник трудов VI Международной научно-практической конференции: Т. I: Общественные и науки. Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2008. С. 158–160. 0,3 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.