WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

Заметим, что условия для этого в известной мере содержатся в определениях системы, данных с позиции абстрактно-всеобщей парадигмы. Как уже отмечалось, отказываясь от определения системы через понятие целостности, ряд исследователей обращаются к другим понятиям и категориям: «отграниченность» (А.Н. Аверьянов), «спонтанность существования» и «собственные закономерности развития» (С.А. Кузьмин), «автономность» (Е.П. Балашов, Ю.В.

Сачков и др.)48, которые имеют некоторое сходство, ибо указывают на бытие системы, не тождественное бытию других систем. В известном смысле эти определения даже дополняют друг друга.

Так, понятие отграниченности указывает на внешнюю сторону бытия системы, что позволяет утверждать: любая система существует в определенных границах, выход за которые означает ее небытие. «Спонтанность существования», с другой стороны, указывает на внутреннюю сторону бытия системы. Это признание автономности ее существования, саморазвития на базе собственных закономерностей, отличных от закономерностей развития других систем. Понятия отграниченности и спонтанности развития систем в своей совокупности оказываются близки определению системы через понятие «качество». В ряде работ указывается на тесную связь понятий «система» и «качество». Так, в монографии В.Д. и В.В. Морозовых указывается на системный характер категории качества49. Определение системы через понятие «качество» имеет ме сто у Л.А. Гриффена, Б.В. Ахлибинского, В.А.Ассеева, И.М. Шорохова50.

Понимание системы как некой качественной определенности создает необходимые условия для преодоления противоречия, возникающего в случае применения системного подхода к анализу переходных состояний. Тем самым релятивизация понятия «система» в направлении конкретно-всеобщей парадигмы должна учитывать представление о системе как объекте, обладающем собственным качеством, внешне и внутренне отграниченном от других системных качеств.

Такой подход к определению понятия «система», однако, не снимает вопроса о возможности решения проблемы релятивизации.

Напомним, что решение проблемы не может состояться посредством отказа от тезиса «все совокупности есть системы». Каков выход, если исходить из утверждения, что не существует такого объекта, который бы не был системой Вероятно, единственно возможным вариантом решения этой проблемы может стать изучение свойств самой системы (отграниченного объекта, обладающего спонтанностью существования и собственными закономерностями развития, т.е. качественной определенностью) в ее отношениях с собой и с иными системами.

Рассматривая систему в различных отношениях, очевидно, следует исходить из идеи о существовании множества систем, отграниченных друг от друга, обладающих своим внутренним бытием, качественной определенностью. Такой вывод позволяет сделать следующий шаг: каждая система отрицает любую другую и отрицается любой другой системой. Они противостоят как некие особости, ибо обладают разными системными качествами. Каждая система в данном отношении есть иное для каждой другой системы, является для нее несистемностью (не-системой) - тем, что не соответствует ее системному качеству, отрицает эту противостоящую систему, обладает своим способом существования. Отрицая друг друга, каждая система в то же время есть тождество с собой и в отношении самой себя выступает как системность - как то, что соответствует данному системному качеству.

Такой подход дает возможность заключить: любая система есть тождество с собой и свое собственное отрицание, есть одновременно система и не-система. В силу этого любая система обладает двумя свойствами, проявляющимися в разных отношениях:

системностью и несистемностью. Этот вывод корреспондирует с тезисом, высказанным В.Н. Костюком: «Нечто может не быть системой относительно данного отношения (свойства) R, но быть системой относительно другого отношения Q»51.

С одной стороны, в отношении себя самой, своих собственных элементов и подсистем, система выступает именно как система, как некое особое качество. В этом контексте ее элементы могут быть описаны как системные элементы, поскольку их качество соответствует внутренней определенности данной системы. С другой стороны, эта система, обладающая определенным качеством, ее элементы и подсистемы в отношении другого системного качества или среды52 выступают как несистемность, ибо отрицают его, являются чуждыми для него. В этом смысле несистемность указывает на иносистемное происхождение данных элементов. Одновременно элементы этой другой системы являются несистемными по отношению к первой системе, хотя в отношении к «своей» системе они обнаруживают свою системную природу.

Этот подход при использовании категорий «системность» и «несистемность», как нам представляется, наиболее продуктивен, так как позволяет описать и динамику развития общественных систем в условиях их стабильного развития, и динамику переходных состояний социума. При этом ключевыми аспектами системных исследований, вероятно, могут стать следующие: 1) изучение взаимодействий существующей системы и ее элементов; 2) рассмотрение взаимодействий системных элементов друг с другом и эволюция этих отношений на разных фазах развития системы; 3) анализ взаимодействий системных элементов с несистемными, потенциально или реально представляющими угрозу для существования данной системы.

Указанные категории позволяют интерпретировать развитие конкретной общественной системы как процесс развития данного системного качества в направлении своей целостности, тотальности, однородности. Это процесс двоякой природы: он идет за счет наработки собственных тождественно-дифференцированных элементов и посредством уничтожения или преобразования несоответствующих природе данной системы элементов. Как отмечал К.

Маркс, развитие общественной системы «состоит именно в том, чтобы подчинить себе все элементы общества или создать из него еще недостающие ей органы»53. В результате такого развития система приобретает целостный, «законченный» вид54.

Такой характер развития общественной системы указывает на процесс становления системного качества через столкновение и борьбу системных элементов, соответствующих данному систем ному качеству, с элементами несистемными. Возникшая общественная система обретает лишь некоторые системные черты. Как отмечают А.А. Кочергин и Ж.М. Татиевский, на стадии формирования системности система только устремляется к бытию, таким образом, «признаком системности оказывается отмечено нечто несистемное, но вместе с тем досистемное, а потому предсистемное»55. На этой стадии развития системы основная линия противоречия проходит между системными элементами и элементами, оставшимися от разрушенной системы и являющимися для нового строя несистемными. Поэтому система еще не является целостной.

Эта целостность формируется в борьбе с несистемными элементами. Ее появление возможно лишь путем устранения несистемных элементов. Следует заметить, что это стремление новой системы ограничить разрушительную работу несистемных сил проявляется в различных формах, что обусловливается как сущностью самой системы, так и степенью сопротивления несистемных элементов.

Так, если для стабильного функционирования советской системы было необходимо полное устранение несистемных политических сил, отсутствие не только многопартийной системы, но и многопартийности, оппозиционных компартии организаций, то общественная система, основанная на приоритете частной собственности, более гибка в решении вопроса о несистемности. При отсутствии реальной угрозы со стороны несистемных сил устойчивому развитию современной западной общественной системы сохраняются ниши для их существования до тех пределов, пока не обозначится опасность стабильности и самого существования системы.

На фазе зрелости системы на первый план выходят собственно системные противоречия. Этот процесс сопровождается активно- стью системных тождественно-дифференцированных элементов, снижением роли несистемности. По мере развития общества данная система перестает удовлетворять его потребности, что создает предпосылки для ее уничтожения. Латентное накопление несистемных элементов со временем приводит к тому, что внутри старых отношений и структур рождаются новые, обозначая появление «теневой системы». Возрастание степени отрицания старого системного качества и силы несистемных элементов в конечном счете приводит к скачку, в ходе которого старая система разрушается, а несистемные элементы получают возможность свободного развития. Вот на этом переходном состоянии с позиций конкретновсеобщей парадигмы теории систем мы и сосредоточим внимание.

Специфика переходных ситуаций и процессов в этом контексте состоит в том, что отсутствует единая общественная система.

Как отмечает В.Д. Могилевский, для подобных ситуаций характерно сосуществование двух образований: «старой» системы, которая переродилась, так как выделила из себя нечто новое и в течение этого акта взаимодействовала с ним, и нового образования, приобретшего законченную форму и, быть может, известную самостоятельность»56. Элементы двух систем не просто мирно сосуществуют, они переплетаются, отрицают и противостоят друг другу, образуя причудливую мозаику переходных процессов, обозначая конфликт двух систем, одна из которых разрушается, но еще не разрушена полностью, а другая находится в состоянии становления.

Обе эти противостоящие системы лишены целостности, хотя каждая из них стремится к своей завершенности. В самом общем виде можно сказать, что именно их борьба за свое существование и является содержанием переходных процессов. Этой борьбой обусловливается реальная альтернативность исторического процесса в подобных ситуациях. Старые детерминанты, закономерности развития перестают действовать, а новые, присущие новой системности, еще только формируются и не распространяются на все общество, все его элементы, связи и отношения. Поэтому если при исследовании стабильных состояний социума можно говорить о некоторой определенности, «заданности» развития, то в переходные периоды будущее еще не предопределено, поскольку зависит от того, какая тенденция окажется ведущей, какая система победит в этой борьбе.

Взяв за основу анализа переходных процессов борьбу систем за свое существование, переходные состояния имеет смысл охарактеризовать как межсистемные. Межсистемность в данном случае определяется как то, что частично соответствует «конкурирующим» системным качествам и не соответствует им. Такое представление о переходности позволяет уточнить выводы ряда исследователей о содержании переходных процессов в обществе. Так, по мнению И.Б. Новика, переходность характеризуется взаимодействием и конкуренцией двух противоположных тенденций - конструктивной и деструктивной57. В свете представлений о межсистемности как борьбе за свое существование и достройку двух различных общественных систем этот тезис видится недостаточным, что обусловлено, на наш взгляд, тем обстоятельством, что нельзя однозначно ответить на вопрос, какая из конкурирующих в условиях перехода тенденций является конструктивной, а какая деструктивной.

Скорее всего, речь следует вести не просто о конкуренции двух полярных тенденций, а о наличии в специфических условиях перехода противостоящих друг другу двух конструктивно-деструктивных тенденций. В той мере, в какой каждая из противостоящих систем пытается обрести свою целостность и выйти из переходного состояния, создать или воссоздать заново свою структуру, в той мере эта тенденция может быть описана как конструктивная. Однако эта конструктивность в условиях переходности имеет и обратную сторону. Реализация каждой из этих двух конструктивных тенденций в контексте межсистемной ситуации неизбежно зависит от устранения «конкурента», связана с необходимостью разрушения противостоящей системы, уничтожения, подчинения или преобразования несистемных элементов. В этом смысле обе конструктивные тенденции являются одновременно деструктивными. Такое сосуществование двух конструктивно-деструктивных тенденций и их относительное равновесие являются специфической особенностью межсистемных состояний.

Синтезирование понятия межсистемности требует рассмотрения вопроса о поле его применения и степени соответствия сущности явления переходности. Вернемся к толкованию рядом исследователей переходности как некой переходной, динамичной системы.

Выше уже отмечались его коренные недостатки, приводящие к коллапсу понятий. Вместе с тем такой подход не может быть полностью отвергнут. В известной степени и до определенных пределов он способен «схватить» некоторые стороны реальности переходных состояний. Это связано с тем, что при определенном рассмотрении можно выявить системные характеристики социального объекта, находящегося в межсистемном состоянии. В частности, обнаруживаются такие специфические системные черты, как нелинейность, динамические характеристики и др.

Рассмотрение переходности как системы имеет под собой некоторые основания. Как отмечал В.И. Табачников, переход от одного качества к другому - всегда скачок, в котором главным являются качественные изменения. Однако в процессе познания бывает необходимо рассмотреть этот переход «в его внутреннем саморазвитии, систему его внутренних противоречий, независимо от тех противоречий, которые он разрешает как скачок, тогда этот переход представляет собой самостоятельное качество, в котором происходят количественные изменения, т.е. он выступает не как скачок, а как постепенность»58 (курсив мой. - Д.К.). Эта точка зрения указывает на то, что процессы и явления, имеющие место в межсистемный период, также могут быть рассмотрены в системном измерении. Так, специфическое явление переходного периода - двоевластие можно исследовать как особую динамичную систему организации власти в переходный период, как специфическую расстановку политических сил, возникающую в межсистемных ситуациях.

Вместе с тем представление о переходности как о постепенности (переходной системе), обладающей своим «переходным качеством», не может исключать представление о переходе как о скачке. Результатом такого отрыва становится парадокс переходности, который уже рассматривался нами. Напомним, что разрешение этого парадокса заключается в синтезе и диалектическом противоречии системности и несистемности как двух свойств любой системы. Из того же подхода следует исходить при выяснении характера, системного или межсистемного, переходных процессов. С этих позиций в одном отношении переходность может быть описана как межсистемность, а в другом - как «переходная система».

При этом обе этих трактовки не могут рассматриваться изолированно в силу того, что отражают разные стороны бытия переходных процессов. Анализ переходности как системы теряет смысл вне представления о переходности как межсистемности и наоборот.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.